Опубликовано: 1700

Зачем странам Ближнего Востока казахстанская бронетехника

Зачем странам Ближнего Востока казахстанская бронетехника

О том, как на военном заводе в Астане боевую технику собирают по индивидуальному заказу спецназа

Чтобы получить допуск и побывать на современном военном предприятии, где с 2015 года производят уже целую линейку бронированных машин последнего поколения, необходимо войти в доверие целому ряду чиновников из силовых ведомств и заручиться личной поддержкой первых лиц родного министерства обороны.

Пройдя успешно все эти “семь кругов ада”, наконец-то захожу в святая святых – сборочный цех – и столбенею от увиденного… Первое, что здесь сразу бросается в глаза, – стерильная чистота кругом. Запах свежей краски щекочет ноздри. Все крупные и мелкие детали, агрегаты, бронированные заготовки и колесные пары лежат строго на своих местах. Персонал в униформе, на голове у каждого защитные каски. И никакой суеты. Только ослепительные искры от сварки и шипение раскаленного металла.

И никакого кислородного голодания

Экскурсию специально для журналистов “КАРАВАНА” по цехам проводит лично генеральный директор "Kazakhstan Paramount Engineering" Ербол САЛИМОВ.

– Сейчас мы собираем с нуля бронетранспортер “Барыс” 8х8. Это новинка, в которой очень должно быть заинтересовано наше министерство обороны. Сегодня по штату парк существующей бронетехники этого класса в наших Сухопутных войсках имеет изношенность порядка 70 процентов. Она может иметь еще моторесурс, но не отвечать сегодняшним требованиям по тактико-техническим параметрам – вооружению, скорости, маневренности.

А наш “Барыс” может развивать скорость до 110 км/ч. У него очень мощный двигатель. Мы эту бронемашину в ходе испытаний поднимали на ледник Туюксу в Заилийском Алатау. Там высота 3 600 метров.

Никакого кислородного голодания машина не испытывает и работает как зверь.

– Когда “Барыс” поступит на вооружение?

– Думаю, первая опытная партия может быть поставлена уже в следующем году. Установим новый суперсовременный модуль, который вобрал в себя самые последние требования к вооружению данного типа. Чем крепче мир, тем важнее оборона

– Что этот модуль дает?

– Высокую ситуационную осведомленность. То есть благодаря тому, что на нем установлены тепловизор, лазерный дальномер, оптические устройства, вы будете иметь возможность обнаружить противника раньше, чем он вас. Помимо этого модуль обладает высокой скорострельностью.

Подвижность самой башни – точка реакции от 0 до 150 градусов менее чем 0,2 секунды. Вы поворачиваете джойстиком пушку, сразу берете цель и уничтожаете ее.

Модуль оснащен баллистическим вычислителем, метеостанцией, которая замеряет скорость ветра, температуру. Все эти данные, в том числе с тепловизора, лазерного дальномера, поступают в компьютер, который рассчитывает баллистику. То есть вам нужно просто два крестика свести и нажать на гашетку, остальным занимается компьютер. Это особенно важный момент, когда цель находится на удалении двух километров и далее. Cтрелок может захватывать до 10 целей одновременно и вести обстрел шести из них. Но самый важный момент в этих башнях – то, что в случае попадания в нее снаряда и подрыва боекомплекта экипаж остается живым, потому что он отгорожен от боекомплекта и башни листом брони.

Высокая оценка

Ербол Салимов только что вернулся из ЮАР, где прошла традиционная выставка аэрокосмической и оборонной промышленности. Впечатлений – море. Но гендиректор, продолжая экскурсию по своему режимному предприятию, сдержан.

– AAD – единственная и самая крупная на Африканском континенте выставка сухопутной, морской и авиационно-космической техники. Выставка уже давно приобрела репутацию главной межафриканской витрины аэрокосмических и оборонных систем, оборудования военного и двойного назначения. Мы горды тем, что основатель и исполнительный председатель “Paramount Group” Айвор ИЧИКОВИЦ на брифинге отметил деятельность "Kazakhstan Paramount Engineering" и высказался за дальнейшее инвестирование мощностей. Говорил об успехах нашего производства и постепенном переходе в глобального поставщика наземной техники, развивающего новые технологии.

Большие надежды

За разговором, обойдя по периметру сборочный цех и цех покраски, подходим к площадке готовой продукции.

– Вот эту боевую технику мы не просто производим сами от нулевого цикла, но еще и вносим изменения по просьбе заказчика, – с гордостью продолжает Ербол Салимов. – Для этого у нас создано мощное конструкторское бюро. А вот это еще одна наша разработка совместно с компанией "Plasan".

Назвали бронемашину “Алан”. В ее производстве применяется композитная броня – кевлар, арамиды, что повышает живучесть машины. “Алан” должен удовлетворить потребность наших Вооруженных сил в транспортных бронемашинах массой 6–8 тонн.

Такие машины испытаны спецназом в боевых условиях, и они уже подтвердили свою надежность. Владимир, подчеркиваю, это не “отверточная сборка”, их, как и “Арланы”, тоже полностью собираем здесь “c листа” по технологической, конструкторской документации компании "Plasan". Мы возлагаем очень большие надежды на эту технику, потому что есть большая потребность в ней во всех силовых ведомствах. Спецслужбы у нас уже приобрели несколько таких машин, они были изготовлены нашими специалистами с учетом индивидуальных просьб заказчика. Где-то лебедку усилили, где-то с вооружением разобрались и существенно дополнили. В ожидании гособоронзаказа: как казахстанское оружие может завоевать мир

Рынок сбыта постоянно меняется

– Я показал и подробно рассказал вам о том, как мы здесь строим бронированные автомобили класса MRAP (англ. mine resistant ambush protected – “защищенный от подрыва и атак из засад, миностойкий, засадозащищенный”). Машины отечественного производства уже второй год активно эксплуатируются в казахстанских силовых структурах и в целом показывают весьма неплохие результаты. По крайней мере специалисты министерства обороны отзываются о них очень позитивно. Cейчас мы ведем активную работу в Центральной Азии. Неплохие контакты установили с Узбекистаном, пытаемся выйти на Туркменистан.

– Ташкент заинтересован в “Аланах” и “Арланах” казахстанской сборки?!

– Да, и мы уже готовим “Алан” на испытания в Узбекистан. Другая наша машина “Арлан” там уже их прошла и показала очень высокие результаты.

– В дальнее зарубежье тоже собираетесь поставлять свою продукцию?

– Ближний Восток – для нас крайне перспективный рынок. Однако необходимо учитывать, что там идет жесткая конкуренция. Чтобы заключить сделку, необходимо работать с клиентом 2–3 года: испытания, комплектация под заказчика и так далее. Пока нашему молодому предприятию не хватает своей истории. Когда мы говорим о поставках той или иной техники на Ближний Восток, то Саудовская Аравия и Кувейт, Оман, Катар, Иордания – все они основной вопрос так ставят: “А сколько машин вы собрали для своей армии?”.

– Я тоже хочу спросить вас об этом. Сколько “Арланов” уже закуплено нашими силовиками? И новый гособоронзаказ уже сформирован? Все в норме?!

– В этом году заказчиками являются министерство обороны и спецслужбы. Они в основном покупают бронеавтомобили “Арлан” и “Алан”. Что касается гособоронзаказа, то он у нас формируется практически всеми силовыми ведомствами. К сожалению, контракты заключаются очень поздно, ввиду того, что необходимо согласование как правительства, так и заинтересованных органов. Формироваться он начинает обычно в сентябре, но подписывается где-то в феврале – марте. У нас есть оператор “Казахстан инжиниринг”. Пока мы подписываем договоры, уже выходим на май. До этого момента у нас нет достаточных средств, чтобы финансировать работы заранее: мы – предприятие молодое. И получается, что к производству мы приступаем с запозданием. Сейчас выходим с предложением, чтобы контракты были рассчитаны на 3–5 лет. С точки зрения отечественного производственника это было бы очень “правильно, выгодно и своевременно”.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи