Опубликовано: 1300

“Я воевал за Родину”

“Я воевал за Родину” Фото - С войны Малик ГАБДУЛЛИН вернулся Героем Советского Союза

Среди казахстанцев-фронтовиков немало тех, кто стал после войны писателем. Бауыржан Момышулы, Дихан Абилев, Абдижамал Нурпеисов, Морис Симашко, Дмитрий Снегин, Малик Габдуллин, Джубан Молдагалиев, Жумагали Саин и многие другие. Сегодня, увы, не всех их знают и читают. И это горько, ибо среди них много тех, кто не только стал хорошим прозаиком и поэтом, но и достойно воевал. Тех, кто вслед за Касымом Кайсеновым мог бы сказать о себе: “Я

воевал за Родину”.

Почему мне сегодня хочется сказать об этом? Наверное, потому, что все чаще сталкиваюсь с людьми, которые не знают истории, не знакомы с творчеством своих земляков.

А незнание порождает среду, в которой вольготно двигаться тем, кто громко именует себя патриотом и является мастером на трескучие речи, далекие от реальности.

Не так давно мне рассказали, как один из таких “патриотов” заявил, что писатель Касым Кайсенов – убийца и на его руках кровь. Да, сам Халық Қаһарманы сказал о том, что ему пришлось пролить много крови. Но ведь он имел в виду совсем иное. То, что нужно беречь мир и не допускать новых войн.

Вырванные же из контекста слова используются по-другому и служат жупелом для тех, кто охаивает наше прошлое, кто кричит о том, что “война была не наша”.

…В доме моих родителей три стены одной комнаты были заняты книгами. Комнату так и называли “книжкиной”. И в ней было собрано немало литературы на казахском языке. Среди них почетное место занимали произведения Адия Шарипова и Касыма Кайсенова. Отец – сам фронтовик – особо ценил обоих за то, что во время войны они возглавляли партизанские отряды. Один в Беларуси, другой в Украине. И с детства этими именами мы привыкли гордиться и уважать. Пуленепробиваемый Кайсенов

Приехав в тогда еще Алма-Ату, я столкнулась с тем, что многие мои казахскоязычные коллеги не только не читали писателей-фронтовиков, но и не знают об их подвигах, о том, как они воевали. В лучшем случае на устах у них был Бауыржан Момышулы, а о других и понятия не имели. Можно, конечно, сетовать на издержки образования, но ведь взрослые люди...

В том числе и то, что не Мустафу Шокая надо прославлять, а тех, кто доблестно сражался и вернулся домой с победой, благодаря которым уже восьмое десятилетие у нас мир.

Это нужно нам самим, потомкам, чтобы последующие поколения знали, какой ценой им досталось солнце над головами. Пафосно? Согласна. Но иной раз и пафос необходим.

Мой старший друг, ушедший от нас три года назад, Герольд Бельгер, неизменно с пиететом отзывался о Малике Габдуллине – ректоре педагогического института, в котором учился Гереке. Он отмечал его образованность, воспитанность, скромность. Многие студенты даже не подозревали о боевом прошлом своего наставника. Настоящий человек, наверное, так и должен вести себя, но знать его заслуги мы обязаны.

Не так давно меня подвозил домой интеллигентного вида парень. Проехав несколько метров, он переспросил адрес и поинтересовался, кто такой Торайгыров. Бауыржан МОМЫШУЛЫ. Непризнанная слава и душевные раны

Слово за слово и завязалась беседа. Оказалось, что ему 28 лет, знает четыре языка, учился за границей. Таксует в свободное от основной работы время. И то, что написано выше, – результат нашей беседы. Интересно, что он слышал об Адие Шарипове, но ничего не знал о Касыме Кайсенове, и, когда я ему рассказала известный эпизод об освобождении партизанским отрядом Кайсенова военнопленных, парень воскликнул: “Так об этом же надо рассказывать чаще и везде, чтобы мое поколение знало о подвигах наших дедов и отцов…”.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть