Опубликовано: 4700

Взлеты и падения армейской авиации: крушение боевого вертолета связано со старой техникой?

Взлеты и падения армейской авиации: крушение боевого вертолета связано со старой техникой? Фото - Тахир САСЫКОВ

Боевой вертолет министерства обороны Казахстана (бортовой номер 28) потерпел крушение 27 марта примерно в 8 километрах от аула Букарбай батыра Жалагашского района Кызылординской области.

Упав с высоты 2 400 метров, “вертушка” полностью разрушилась и сгорела дотла. Три члена экипажа в/ч 30 153 во главе с опытным летчиком майором авиации Романом КОСТЫГОВЫМ и 10 других военнослужащих, следующих на этом борту к месту проведения учений “Алтын жебе-2019” (“Золотая стрела-2019)”, погибли.

Лидер нации Нурсултан НАЗАРБАЕВ и Президент Казахстана Касым-Жомарт ТОКАЕВ выразили соболезнования родным и близким погибших в связи с гибелью военнослужащих. Редакция газеты “КАРАВАН” и весь личный состав Вооруженных сил глубоко и искренне скорбят.

Министерство обороны совместно с МВД продолжает расследование причин и обстоятельств авиапроисшествия. Район падения Ми-8 (участок оросительного канала Ширкейли) оцеплен полицейскими. “Черный ящик” (бортовой самописец) найден той же ночью на месте крушения. Президент Токаев поручил создать комиссию по расследованию причин трагедии. Она уже приступила к расшифровке всех учетных записей.

За несколько секунд до трагедии

Потерпевший крушение Ми-8, как сообщили в МО РК, следовал в составе звена из 4 боевых вертолетов из Актау в Шымкент. Перелет проходил “в рамках комплексных учений спецподразделений “Алтын жебе” в темное время суток и в сложных метеорологических условиях”.

Несмотря на то что вертолет полностью сгорел, авиационные специалисты смогут с помощью “черного ящика” воссоздать всю реальную картину происшедшего на его борту. Причем восстановить весь полет в мельчайших подробностях.

– Я лично знал командира экипажа майора Романа Костыгова и двух других погибших с ним летчиков. И могу со всей ответственностью сказать, что никакого пресловутого человеческого фактора в этой страшной трагедии не было и быть не могло, – эмоционально рассуждает в телефонном разговоре с корреспондентом “КАРАВАНА” майор авиации запаса Николай КИМ. – Я сам недавно уволился из этой воинской части в Актау и точно знаю, что говорю.

Летчики – опытные во всех отношениях. Особенно Роман Костыгов. Светлый парень. Трудяга. Профессионал.

Крайний раз мы встречались семьями 8 Марта у меня дома. Веселый такой был. Планы строил, рассказывал много о том, что делается на Актауской авиабазе хорошего, как служится ребятам. Никогда не говорил о чем-то плохом, не конфликтовал ни с кем, не пил, не курил. На позитиве все время жил. Очень жаль. Жена Ольга и сын Богдан гордились им. Светились прямо счастьем своим семейным, несмотря на какие-то бытовые трудности или проблемы со здоровьем. Завидовали им в военном городке по-доброму. Сынишка его во 2-м классе сейчас. Даже не знаю, как теперь пережить это вселенское горе. Скорбим.

– Николай, каковы, на ваш взгляд, версии этого летного происшествия? Что могло приключиться в воздухе с боевым Ми-8, тем более на такой большой высоте? Не высоковольтную линию же они зацепили винтом или вершину холма. Хроника громких падений

– 2 400 метров… Высота приличная. Как правило, полет проходит в облаках. Рельеф местности в таком случае роли не играет. И дождь, кстати, тоже. Сложные метеоусловия – не причина аварии. Я думаю, отказала гидросистема. То есть вертолет в таком случае теряет управление и сваливается в штопор. Подобные случаи уже бывали в истории Сил воздушной обороны Казахстана. Падали вертолеты из-за этой проблемы.

– От старости падали? Знаете, какого года выпуска этот борт?

– Вертолеты такого типа 80-х годов выпуска. Лет сорок им уже от роду. Конечно, техника старая. В этом-то и вся проблема! Вечного ведь ничего не бывает в этой жизни. На Актюбинском авиазаводе пройдут положенный регламент эти вертолеты, подкрасят их там, подшаманят немного – и снова в строй, Родину защищать. Корень зла на поверхности. Потому опытные летчики уходят на гражданку, не продлевают контракты, устраиваются на работу в гражданские авиакомпании, где к ним, надо полагать, совершенно другое отношение со стороны начальства.

– А где новые “вертушки” и самолеты последнего поколения?

– Приходят-то они приходят, конечно, но в Актау я такого перевооружения не наблюдал за время своей службы. Хотя западное направление – важное для безопасности государства во всех отношениях. Это Каспий!

– Знаю, что вы, как военный пенсионер, несколько дней назад обращались на личный блог министра обороны и рассказывали ему о существующих проблемах в той воинской части, где и произошло ЧП.

– Было дело. Обращался к министру обороны генерал-майору ЕРМЕКБАЕВУ, просил помощи за своих боевых товарищей, которые опасаются открыто заявлять о каких-то проблемах. Нервозная там была обстановка с приходом на должность командира части полковника ЖУМАШЕВА.

Не может он, видимо, командовать и управлять личным составом, чтобы не допустить гибели подчиненных и потери дорогостоящей техники.

Кстати сказать, этот полковник был переведен в Актау из Талдыкоргана. Там в 2016 году потерпел крушение Су-27, вылетев на боевое задание с сухими баками. Помните? Вы много об этом писали в “КАРАВАНЕ”. Истребитель рухнул после остановки обоих двигателей “из-за полной выработки топлива”, как заключила межведомственная комиссия. Пилот Су-27 – майор авиации Адильбек ИСКАКОВ, которого я тоже очень хорошо знаю, до конца боролся за живучесть самолета и, к счастью, катапультировался. Выжил, выкарабкался, но против него возбудили уголовное дело и, даже осудили на 4 года. Правда, условно осудили, но сути проблемы это не меняет. Самолет потеряли в итоге и квалифицированного летчика, но не разобрались до конца, почему это случилось и кто сливал с самолетов топливо.

Замяли дело, а командира части полковника Жумашева, который головой должен за всё отвечать, видимо, попытались в Актау “спрятать”. До лучших времен.

По словам майора авиации запаса Николая Кима, всех фигурантов того громкого уголовного дела перевели в другие воинские части или позволили уволиться из армии по-тихому, без скандала. Авиационный техник, готовивший Су-27 к вылету, тоже был переведен. И не куда-нибудь, а в Актау. Уголовное дело закрыто. А тут новое ЧП, и снова там, где командир части – полковник авиации Жанибек Жумашев. Кто на военной базе сливает с боевых самолетов керосин и отправляет Су-27 на задание с сухими баками?

По следам летных происшествий

27 марта сего года, за несколько часов до происшествия, мне удалось-таки связаться с полковником Жумашевым по телефону. На вопрос о том, как именно решаются проблемы на вверенной ему авиабазе, обозначенные в обращении майора запаса Николая Кима в блог министра обороны, Жумашев высказал искреннее удивление: мол, о каких проблемах идет речь? Ничего плохого в части никогда не было. А то, что наговаривают на него подчиненные, утверждая о том, что Главная инспекция МО двойку поставила по итогам проверки, так это просто слова.

И что питание у летчиков организовано из общевойскового пайка, а не как положено – летного, тоже вранье. И распорядок дня в части не нарушался никогда, и перевозка личного состава осуществлялась зимой не в кузове холодного КамАЗа…

– Проверяли часть, которой я командую, неоднократно, – заявил полковник Жумашев. – Все в норме. Никаких проблем комиссия не выявила. Так что зря беспокоитесь.

Министр обороны генерал-майор Нурлан Ермекбаев выразил соболезнования семьям погибших при крушении вертолета военнослужащих и пообещал принять все меры для недопущения впредь подобных чрезвычайных ситуаций.

“По поручению Верховного главнокомандующего Вооруженных сил будут приняты все меры по недопущению подобных случаев в будущем”, – цитирует пресс-служба минобороны Н. Ермекбаева.

– Во всех частях Вооруженных сил проведены митинги, где личный состав почтил память погибших боевых товарищей минутой молчания. Министерством будут приняты меры по оказанию моральной и материальной помощи семьям погибших, – отметил министр обороны.

Список погибших военнослужащих:

майор Роман Костыгов, 1985 года рождения, майор Тимур Кудайбердиев, 1985 г. р., майор Данияр Конырбай, 1985 г. р., майор Сабыр Токбаев, 1977 г. р., капитан Сырым Масалим, 1989 г. р.; лейтенант Аслан Айтбаев, 1994 г. р.; сержант 3-го класса Кайрат Нурсапанов, 1973 г. р.; старший сержант Мурат Шарипов, 1979 г. р.; младший сержант Асхат Абдулманат, 1982 г. р., ефрейторы – Айдын Абдильдинов, 1978 г. р., Куаныш Саркытбаев, 1986 г. р., Омирхан Каукаев, 1990 г. р. и Мирас Жуматаев, 1991 г. р.

Касым-Жомарт Токаев распорядился оказать помощь семьям погибших. Расследование по статье “Нарушение правил полета” ведет Главная военная прокуратура, дело находится на контроле генпрокурора.

ДЛЯ СПРАВКИ

Ми-8 – многофункциональный вертолет. Его разработка началась в ОКБ имени М. Л. Миля (ныне ОАО “Московский вертолетный завод имени М. Л. Миля”, входящий в холдинг “Вертолеты России”) в мае 1960 года. Ми-8 создавался как глубокая модернизация Ми-4 с газотурбинным двигателем и разрабатывался одновременно в двух вариантах: пассажирском Ми-8П и транспортном Ми-8Т. Серийное производство Ми-8 началось в 1965 году на ОАО “Казанский вертолетный завод” и ОАО “Улан-Удэнский вертолетный завод”. Ми-8 может использоваться при решении самых различных задач: для огневой поддержки, подавления огневых точек, доставки десанта, перевозки боеприпасов, оружия, грузов, продуктов, медикаментов, эвакуации раненых и погибших. Ми-8 является наиболее распространенным в мире транспортным вертолетом.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

chitatel 29 марта

Комментарий удален