Опубликовано: 79700

Взлет – посадка. В деле о крушении истребителя Су-27 появились интригующие подробности

Взлет – посадка. В деле о крушении истребителя Су-27 появились интригующие подробности

Ситуация вокруг осужденных к длительным срокам лишения свободы летчиков, майоров авиации Адила ИСКАКОВА и Радика АШИМОВА, и причина самой катастрофы Су-27, вылетевшего на боевое задание практически с сухими топливными баками, еще не исследованы до конца.

На военной базе продолжаются тотальные проверки всех наземных служб. Начато новое досудебное расследование в отношении конкретных лиц. Военные прокуроры допрашивают новых фигурантов, пятерых из которых вызывали на допрос в Астану.

Редакционный запрос, направленный через пресс-службу оборонного ведомства на имя нынешнего главнокомандующего Силами воздушной обороны генерал-майора авиации Нурлана КАРБЕНОВА вернулся обратно, но пока, к сожалению, без какого-либо конкретного ответа. Нам просто вежливо посоветовали адресовать вопросы на имя министра обороны генерал-полковника Сакена ЖАСУЗАКОВА лично. Или на худой конец его замам.Кто на военной базе сливает с боевых самолетов керосин и отправляет Су-27 на задание с сухими баками?

“На честном слове и на одном крыле…”

Пока в минобороны решают, кому из нынешних генералов держать ответ по итогам работы очередной проверочной комиссии, “КАРАВАНУ” стали известны новые подробности вокруг таинственного ЧП, связанного с крушением боевого истребителя. Напомню, авиакатастрофа произошла 21 декабря 2016 года под Талдыкорганом. Причиной аварии по заключению государственной комиссии стало “самовыключение обоих двигателей самолета из-за полной выработки топлива в полете”. В 17.41 майор Искаков доложил руководителю полетов подполковнику Макипову о резком уменьшении оборотов правого двигателя до 72 процентов, а еще через 30 секунд об отвороте от населенных пунктов и полном отказе систем управления самолетом. Когда борьба за живучесть истребителя стала бессмысленной, пилот экстренно покинул самолет – катапультировался по приказу руководителя полетов.По факту крушения боевого самолета Су-27 под Талдыкорганом вынесен приговор

В прошлых выпусках “КАРАВАНА”, проследив путь военного летчика от инструктажа и приема самолета до момента потери управления над Су-27 и катапультирования, мы рассказывали о том, что стоящий на боевом дежурстве истребитель-перехватчик поднялся в небо практически с сухими топливными баками. Старший авиационный техник Е. Т. Амангельдиев говорил со страниц газеты, что конкретно он делал в тот злополучный день – 21 декабря 2016 года.

Но, оказывается, были и другие свидетели, отвечающие за заправку самолета керосином, которых военный судья Талдыкорганского гарнизона Е. Б. Абдуллин почему-то не вызвал на заседание и не допросил под присягой.

Согласно записям в журнале подготовки самолета Су-27, последнее скачивание топлива производилось 29 ноября 2016 года, которое проводил авиационный техник в/ч 21751 С. Кайырбек. Его контролировал начальник ТЭЧ авиационного звена В. Грехов.

В заборной карте № 1157 зафиксировано, что Кайырбек “осуществил слив керосина в количестве 4 160 литров”, которые (как он утверждает) сдал на склад ГСМ в/ч 21751. Перед вылетом боевого истребителя Су-27 на задание опробование работы двигателей проводилось 9 декабря 2016 года, но тогда никакой дозаправки самолета топливом не было. И только 21 декабря в баки самолета было долито всего-то 863 литра керосина.

Вывод неутешительный, но картина ясна

Рабочая группа инженерно-техни-ческой подкомиссии заключила, что “на момент осмотра и проверки самолета Су-27 перед вылетом бак № 3 был пустой, а топливомер показывал остаток в количестве 2 322 килограммов. При этом разница между расходометром и топливомером составляла более 3 200 килограммов. А это по требованию руководства по летной эксплуатации Су-27 недопустимо! Разница в показаниях не может превышать 350 килограммов. Самолету нельзя было давать разрешение на взлет без соответствующей заправки, но он все-таки поднялся в небо и на 6-й минуте рухнул на землю.

Ранее на той же авиационной базе во время учебно-тренировочного полета 23 сентября 2014 года потерпел крушение такой же истребитель Су-27. Военный самолет упал в районе населенного пункта Коксу, в 100 километрах от Талдыкоргана. Фрагменты боевой машины разбросало в радиусе более 500 метров от места падения. На его борту находились высококлассные летчики – подполковники Ерлан НАУАНОВ и Денис ГОРБУНОВ.

Разбившийся истребитель прошел капитальный ремонт в 2009 году в Республике Беларусь и имел в запасе еще 3 года эксплуатации. У Ерлана остались четверо несовершеннолетних детей. У Дениса – двое сыновей. По итогам расследования тогда было установлено, что причиной аварии явился (цитирую) “переход самолета в неконтролируемое снижение, сопровождавшееся его вращением влево с большими значениями угловой скорости, вертикальными и боковыми перегрузками, сопутствием неинформированного нарушения работоспособности командно-пилотажного прибора по каналу крена и отсутствие ориентиров”.

Специалисту сложно понять, что же тогда случилось в небе под Талдыкорганом, а нам, простым смертным, и подавно не разобраться в причинах авиакатастрофы.

– Экипаж предпринял действия по исправлению пространственного положения соответствующим перемещением ручки управления самолетом влево. В результате данных действий самолет начал совершать вращательные движения влево и терять высоту, – прокомментировали в Генеральном штабе ВС РК.

– Экипаж не имел возможности своевременно оценить степень угрозы и продолжил бороться за живучесть самолета, пытаясь вывести его из режима вращения и снижения. Кроме того, по материалам расшифровки параметров полета установлено, что экипаж испытывал на себе воздействие семикратных перегрузок. Возникновение вертикальных и боковых перегрузок обусловлено изменением траектории движения самолета, скоротечностью изменений углов атаки. А при перегрузке в 7 единиц при собственном весе летчика в 80 килограммов он испытывает давление в 560 килограммов…

Крушение военного самолета Су-27 стало следствием сбоя в системе безопасности полетов казахстанской авиации, заявил тогда журналистам в кулуарах сената парламента экс-министр обороны Казахстана генерал армии Мухтар АЛТЫНБАЕВ:

– Я считаю, что на высоком уровне надо принять серьезные меры по предотвращению авиационных происшествий и предпосылок к ним. В авиации есть закон: если случилась катастрофа или авария, то надо разобраться в причинах, устранить их, определить меры по предотвращению… Как специалист, летчик в бывшем, я хочу сказать, что так работать дальше нельзя, надо разобраться и остановить…
Выходит, что не разобрались компетентные органы в 2014 году до самого конца, как не разобрались и в 2016-м, когда упал еще один такой же дорогостоящий боевой самолет. Благо на этот раз пилоты Адил Искаков и Радик Ашимов успели катапультироваться. Но сейчас они все равно выбиты из строя – сидят за решеткой вместе с уголовниками. Изолированы от общества, как опасные рецидивисты? Процесс сваливания в штопор всей военной авиации и ее полет по “непредсказуемой траектории” продолжается?!Истребители военной авиации: проблемами ВВС Казахстана занялся Совет безопасности страны

Редакция “КАРАВАНА” надеется, что министр обороны генерал-полковник Жасузаков С. А. найдет-таки время в своем плотном рабочем графике и ответит на поставленные вопросы относительно состояния СВО и деятельности наземных служб в/ч 21751, в частности, которые по каким-то еще не известным общественности причинам недозаправили Су-27, позволив майору Искакову вылететь на перехват воздушной цели практически с сухими баками.Сакен ЖАСУЗАКОВ: Угроза миру исходит от международных террористических организаций

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть