Опубликовано: 2400

Ветеран требует восстановить министерство по чрезвычайным ситуациям

Ветеран требует восстановить министерство по чрезвычайным ситуациям Фото - Темурлан ТУРДАЛИН

За восстановление министерства по ЧС выступает стоявший у истоков создания системы гражданской обороны и служб спасения полковник в отставке Амантай Молгаждаров.

Председатель совета ветеранов подразделений органов ЧС Алматы рассказывает, что сейчас военнослужащие спасательных полков вместо повышения уровня спецподготовки занимаются патрулированием населенных пунктов.

– Амантай Айткенович, как вы считаете, лучше или хуже стала ситуация после реорганизации министерства по ЧС в комитет по ЧС при МВД летом 2014 года?

– Конечно хуже. Взять хотя бы такой пример. У нас существуют, вернее, существовали войска – полки гражданской обороны. В 1993 году мы эти полки отнесли к силам аварийно-спасательной службы. До передачи в Национальную гвардию они занимались только своим делом – совершенствовали навыки ведения поисково-спасательных работ. Сейчас они занимаются охраной общественного порядка и патрулированием городов. В территориальных департаментах по ЧС и спасательных служб произошло сокращение штатов, и сейчас они занимаются несвойственными им делами. У МВД все же свои задачи – охрана общественного порядка, борьба с преступностью, а спасатели – на второстепенных ролях.

Я в этой системе с 1981 года и стоял у истоков создания самостоятельной аварийно-спасательной службы Казахстана, самой системы и отдельного исполнительного органа – Госкомитета по ЧС. Кроме того, в декабре 1995 года постановлением кабинета министров на нас были возложены задачи и по гражданской обороне.

Я убежден и еще раз говорю, что стало хуже. Должен быть единый кулак. Значимость комитета по ЧС в составе МВД намного ниже, чем если бы это был центральный самостоятельный исполнительный орган.

К примеру, сейчас батальон связи переместили в Астану. В 1973 году мы создали полк гражданской обороны и не зря дислоцировали его в нынешнем Узынагаше, недалеко от Алматы – в сейсмоопасной зоне. Если не дай бог будет землетрясение, не будет ни проводной, ни мобильной связи. Мобильный узел связи станет единственным источником, а его забрали в Астану, и сейчас он работает в интересах МВД.

– В связи с изменениями не пострадала ли оперативность частей гражданской обороны?

– Конечно пострадала. Сейчас командир полка ГО должен звонить региональному командующему. Тот – главнокомандующему Нацгвардии, последний в свою очередь – министру внутренних дел. Только потом указание возвращается вниз. Приведу пример: мой бывший сослуживец стал председателем КСК. Как-то одну квартиру затопило сверху из квартиры бывшего тогда министром обороны Сата Токпакбаева. Знакомый просит, чтобы я помог оповестить его о ЧП. Я ответил: “Как ты думаешь, кто ночью министру сможет позвонить?”. Правда, потом через узел связи минобороны я вышел на адъютанта министра, и тот все-таки потревожил его. Вопрос решили. Тут такая же проблема: ночью кто разбудит министра внутренних дел, главком, что ли?

– Может, есть отработанная система, при которой офицеры – оперативные дежурные – ночью могут сами принять решение на выезд?

– Нет! Вы что! Решение они не могут принимать.

– А раньше как было?

– Командир полка и начальник департамента подчинялись министру. Напрямую звонили ему, даже ночью. В расформированном МЧС вице-министр Петров тоже имел право принимать решение.

– Есть большая проблема: как алматинцы смогут выехать из мегаполиса в случае ЧС, если и в рабочие дни на дорогах заторы? Что делать?

– По поводу заторов вы правы, это тоже одна из больших проблем. Вредитель какой-то на всех выездах из города разместил рынки, которые мешают проезду.

А вообще есть несколько способов защиты населения. Один из них – рассредоточение и эвакуация. В Алматы все расчеты сделаны. В первую очередь вывозятся дети дошкольных учреждений и школ с родителями, студенты, пожилые люди. Есть авто- и железнодорожный транспорт. У нас в свое время были оборудованы временные перегрузочные районы, отрабатывались вопросы взаимодействия – от кого, сколько транспорта и продуктов прибывает. Когда я работал в службе спасения Алматы, мы этим занимались. Поэтому я знал, в каких секторах, участках надо проводить спасательные работы.

– Вы являлись начальником штаба ГО всей страны. Должность – генеральская. А почему вы не получили это звание?

– Даже позже, будучи в Госкомитете по ЧС начальником департамента ГО и воинских частей, я был на генеральской должности. Трое из тех, кто был после меня в этом кресле, стали генералами. Меня два раза представляли к этому званию. Офисные клерки, через которых должны были пройти мои документы, запросили новую машину. Их начальники даже и не знали об этом. Но я отказался. Я никогда звания не покупал, я их заслуживал.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров