Опубликовано: 6800

Убийства, случайные беременности, драки, поборы, низкая успеваемость – приметы современной школы

Убийства, случайные беременности, драки, поборы, низкая успеваемость – приметы современной школы Фото - Тахир САСЫКОВ

Кандидат психологических наук, педагог и доктор делового администрирования Жанна Яворская прокомментировала “КАРАВАНУ” болячки отечественной системы образования.

Порезали, избили, изнасиловали, ограбили… Не взрослые – дети! Всё чаще в криминальные сводки попадают подростки. Откуда эта агрессия? Что и кто ее провоцирует?

Жанна Халеловна вздыхает:

– Страшная тенденция. Дети в 6–7 лет должны идти в школу. Кто-то, безусловно, готов: умеет читать и писать, – потому что у него нормальная семья. А у кого-то нет. Основная деятельность у детей в этом возрасте – игровая. Мы их выдергиваем из этой среды, усаживаем за парты, начинаем воспитывать. Иногда даже покрикивать. Некоторые “педагоги” даже оскорблять. И после этого хотим, чтобы у них была мотивация учиться? Они же ползут из класса в класс!

– Но есть же отличники, которые медали получают?

– Потому что родители их правильно мотивируют.

– А “неправильные родители” не говорят, как их отпрыскам жить дальше и работать?

– Школа тоже виновата. Образование в начальных классах уже искажено, а в старших классах просто система натаскивания, чтобы сдать ЕНТ. Всё! Конечно, сказывается и внешняя среда: семья, улица. Я видела статистику: 70 процентов браков у нас распадаются. Это тоже сказывается на формировании личности ребенка. И вот тут на первый план выходит принцип выживания.

– Сильный всегда прав?

– Родители вкалывают, пытаются выжить – это большая часть населения Казахстана. Не упоминаю баловней судьбы, у которых папа-мама удачно устроились в жизни: или успешные предприниматели, или чиновники. А ребенок из "неуспешной" семьи всё это видит и по-своему понимает – вот эти границы, которые пролегли в обществе.

Дети – это антенны. Они ловят все эти сигналы. И понимают их на свой лад. У них свое чутье. И у кого-то возникают вполне определенные реакции.

– Жанна Халеловна, выходит, что агрессия – это выход?

– Совершенно верно! “Неудачникам” нужно добиться успеха любой ценой. Даже по трупам пройти, чтобы доказать свою значимость. Они так не думают, но так поступают. В их понимании – это залог будущего успеха. Они же каждый день видят картинки успешной жизни других.

– Конкуренция?

– Она и формирует сознание нынешнего школьника. Этой тенденции уже лет двадцать. И она набирает обороты. Недавно видела рейтинг уровня качества жизни: Казахстан на 69-м месте из 72. А все хотят иметь всё сразу и сейчас – смартфоны, машины, особняки, путешествия по миру, другие признаки успеха… Эту разницу в возможностях одних и способностях других дети воспринимают радикальнее, чем мы думаем. И чем они старше – тем сильнее реакция. Почему нельзя игнорировать детские страхи

– Можете назвать типичные ошибки педагогов и родителей в этом плане?

– В советские времена была установка на честность. Сейчас – на большие заработки, свой дом, свою машину, возможность путешествовать по миру. У большей части родителей, которые как белка в колесе – дом – работа – дом – работа – другие интересы. Если успевают помочь ребенку сделать домашнее задание – уже хорошо. У некоторых уже ни сил, ни желания, ни знаний. Это не типичная ошибка. Это тенденция. Ошибки учителей? Они тоже “белки”.

– Дом – школа – дом – школа?

– Бегом! И всегда на нервах. И нет у них сил мотивировать подопечных при большой загруженности и малой зарплате. Я 16 лет отработала в школе. Раньше педагоги ориентировались на самого слабого ученика в классе. Особенно в точных дисциплинах. Поэтому старались разжевать буквально всё, до запятой. Сейчас ориентир сменился на самого сильного ученика. Если он всё понял – остальные уже не важны.

– Поэтому именно сейчас так распространен институт репетиторства?

– Это же возможность для дополнительного заработка! Воспитательная функция педагога постепенно уходит в прошлое. Да, еще одна проблема – чинопочитание в школах. Если в классе есть сын или дочь влиятельных родителей – это четко видно по оценкам. И это диктует формулу поведения для других школьников.

– Из разных сословий, если не бояться определений?

– Именно это, если не использовать грубые ругательства, и формирует сознание человека и стереотипы его поведения. К сожалению, сегодня в педагогические вузы идут те, у кого мало шансов поступить на более престижные и денежные специальности. А это очень нервная работа. Плюс, нет, скорее минус: меняются программы и требования. Учебники, которые ломают учителя и учеников, всю систему образования – это сплошной стресс. И как здесь педагогу найти индивидуальный подход к ученику?

– В России пошла дискуссия: может, надо отменить домашние задания? Кто-то считает, что это лишние нагрузки и стресс. Кто-то – что это метод научить человека самоорганизации. У нас в Казахстане это может пройти?

– Я против! Домашнее задание – не стресс. Это способ закрепить полученные знания… Мы должны интегрироваться в мировую систему, обязаны соответствовать мировым требованиям. Только не надо грузить ребенка огромными объемами. Один учитель может задать чуть ли не тетрадь. Думает, что другие коллеги дадут меньше. А они тоже навалили вагон задач и параграфов. Вот тогда для школьника такая домашка – стресс.

Психика подростка ломается, нервы сдают. Появляется отвращение к учебе – к школе вообще и к педагогам в частности. Ребенок начинает физически и морально выгорать. Какой тут спорт, какой досуг?

Родители пытаются помочь, но они сами вымотались на работе. Отсюда накаленные отношения в семье. Вопрос с домашними заданиями надо решать на педсоветах школ. В советские времена были группы продленного дня. Дети совместно выполняли домашние задания, возвращались домой – и отдыхали!

Если и отменять домашку, закреплению пройденного материала нужно уделять больше времени, проводить контрольные срезы, чтобы убедиться, что большинство всё усвоило и можно двигаться дальше. Тогда будет толк. Советская школа, кстати, давала понимание, как использовать полученные знания. Был толчок к самообразованию. Сейчас это ушло.

Образовательная линейка "школа – вуз" развалилась. Поэтому из плохо обученных школьников вырастают студенты-незнайки. А из них – плохие руководители.

– Но, видимо, достаточно самостоятельные?

– Вот тут мы подошли к феномену. При нынешнем уровне информатизации они должны быть суперсамостоятельными. А на самом деле инфантильные. В прошлом году я принимала участие в лидерском выезде. Мы хотели посмотреть, как студенты проявят себя в забеге в горах и степи. Не поверите! Многие принесли от родителей записки с просьбой освободить их от забега.

Представляете, второкурсники сами не решились отказаться. По моим наблюдениям, самостоятельные решения принимает только один из трех. Кризис самоидентификации…

Еще пример. Рубежный контроль. Мои второкурсники пишут работу по корпоративному менеджменту. И вдруг один спрашивает: “Жанна Халеловна, а в чем смысл управления? Ну приду я в эту нефтегазовую отрасль и что там буду делать?”. Начала объяснять, что менеджмент – это управление людьми, процессами, факторами, которые воздействуют на бизнес, социальную и экономическую жизнь. И потом, можно изучить специфику отрасли, было бы желание. А этот юноше мне в ответ: “Знаете, я понял, что это не мое”…

Еще один второкурсник – ему 22 года. В этом возрасте он должен оканчивать вуз. Спрашиваю: “Почему вы здесь?”. Отвечает: мол, у меня вся семья и родня в нефтегазовом секторе. Родственники убедили его пойти по стопам отца. Он пошел. Но спустя два года забрал документы. Перешел из одного вуза в другой с потерей курсов. Потому что тоже понял: не его профиль.

Родители решают за детей: “Я плачу – а ты учись, где я сказал”. Ну какая тут самостоятельность?

Искажение сознания начинается в школе, закрепляется в вузе, и на выходе мы получаем то, что имеем сегодня.

– Это всё от неумения сделать правильный выбор?

– Из-за несогласия и неприятия мира в таком виде, в котором он существует сейчас. Посмотрите: и школьники, и студенты давно ушли в виртуал. Что их там привлекает? Можно переиграть какой-то уровень, получить дополнительные бонусы и жизни. Там нет фатальности, там многое можно изменить. Но в реальной жизни ничего этого нет. Вот эта дикая смесь настоящего и выдуманного накладывается на невыученные уроки, на неадекватную оценку окружающего мира. А двойку в журнале уже никак не исправить, не переиграть. Поколение… Молодежь сейчас интересует, как “пожрать и оттянуться”

Меня еще тревожит, что очень много сильных русскоговорящих казахов, юношей и девушек, покидают родину. Утечка мозгов. Лучших мозгов!

Недавно я прочитала в новостях: одна школьница выиграла кучу грантов – два гонконгских, девять американских. Все гордились и радовались. Я же испытывала глубокое сожаление: боже мой, у девочки медаль за окончание физико-математической школы, светлая голова! Она ведь уедет и, скорее всего, никогда не вернется

Пусть немного пафосно звучит, но люди начинают стесняться слова “патриотизм”. В школе про это давно забыли. Ну и дома тоже.

Не могу не привести известную цитату российского журналиста Владимира Соловьева: “Стало модно пренебрежительно отзываться о своей родине. Для меня такие люди – генетическая мутация. Историческая память, уважение к памяти предков – для них пустые слова. Манкурты. Свою ущербность они замещают агрессией – у них все виноваты, конечно, кроме них самих”.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров