Опубликовано: 15600

У аргынов был общий предок, или Кто кому родственник

У аргынов был общий предок, или Кто кому родственник

Генетика – одно из направлений науки, которое для широкой общественности по-прежнему terra incognita. Как известно, это словосочетание переводится с латыни как “неизвестная земля”. Между тем исследования в генетике помогут человечеству избежать пандемий, победить многие болезни.

На вопросы, что такое генетика и чем она занимается, сегодня отвечает заведующий лабораторией генетики человека Национального центра биотехнологии Максат ЖАБАГИН.

Максату 32 года, он кандидат биологических наук. Генетикой он занялся вплотную после поступления на биологический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. Является выпускником специализированной школы-интерната для одаренных детей “Дарын”. С 2012 года работает в Центре наук о жизни – National Laboratory Astana Назарбаев Университет, а с 2018 года приглашен создать новую лабораторию в Национальном центре биотехнологий.

В 2019 году стал первым казахстанским ученым, удостоенным медали Российской академии наук в области общей биологии. Занимается исследованием генофондов малоизученных тюркских народов Евразии.

На кого похожи дети

– Максат, что такое в самом общем виде генетика и для чего она нужна?

– Дети похожи на своих родителей, а если внимательно присмотреться, то они имеют черты и от дедушек и бабушек. По каким законам это происходит? На этот вопрос отвечает генетика, наука о наследственности и изменчивости. Изучая закономерности генетики, можно разобраться в том, как реализуются наследственные признаки. Это уже ключ к тому, как можно изменить или ослабить вредные черты, которые были унаследованы от предков.

– Почему вы занялись исследованием генетического фонда именно казахов?

– Мне интересно, какие черты казахи унаследовали от каких предков и с какими народами мы имеем схожие черты – генетически родственные. Интересно также, за какие наследственные признаки отвечают какие гены, как они реализуются.

– Что именно отличает казахов от других народов?

– В плане генетики существенно ничем не отличаемся. Отдельные черты чуть менее или более выражены. Отличия заключаются в процессе формирования генофонда. Этот процесс можно реконструировать, например, через Y-хромосому. Мои исследования в большей степени посвящены изучению ее истории, как одного из пазлов этногенеза.

Пазлы этногенеза

– Насколько актуальны ваши исследования?

Максат ЖАБАГИН

Максат ЖАБАГИН

– Y-хромосома наследуется так же, как и принадлежность индивида к роду. Казахи представляют собой одну из крупнейших родоплеменных систем евразийской степи. Генеалогические сведения шежіре, сохраняемые и передаваемые из поколения в поколение, возводят происхождение членов рода к единому родоначальнику. Является ли этот родоначальник биологическим основателем рода? Если да, то когда он реально жил? Шежіре родов полны легенд, как их верифицировать? На эти и другие вопросы, изучая генетику Y-хромосомы, можно дать достоверные ответы, пролить свет на исторические загадки.

– Можно ли говорить о том, что традиция казахов знать свой род до 7-го колена правильна?

– Наши предки были кочевниками, они прекрасно разбирались в селекции животных. Полагаю, традиция “жеті ата” берет начало из того опыта. Ведь вступление в брак близких родственников может привести к накоплению в потомстве вредных черт для здоровья. Традиция казахов позволяет балансировать генетический груз.

– Московский этнограф, лидер движения “Новые скифы” Павел Зарифуллин считает, что казахи и русские имеют общих предков – скифов. Насколько это утверждение верно?

– Несмотря на то, что, по данным археологии, скифская культура представляется единообразной, палеогенетические исследования свидетельствуют о том, что скифы генетически неоднородны. Тем не менее разные генетические группы скифов имеют одну схожую черту в генофонде – присутствие большого алтайского генетического вклада. Это – результат миграций народов с востока на запад. Наиболее генетически близкой группой для казахов является группа восточных скифов.

Генетический потрет рода

– В своих исследованиях вы описываете генетические портреты казахских родов. Что играло главную роль в их формировании?

– Эффект основателя. Для многих казахских родов характерно соответствие устной генеалогии и генетической. Большая часть членов рода действительно восходит к единому биологическому основателю, поэтому у всех у них имеется общий родственный вариант Y-хромосомы.

– Принято считать, что найманы большей частью происходят от монгольских родов, а аргыны представляют собой смесь различных племен. Так ли это? Мне это очень интересно. К примеру, один наш родственник – аргын, каракесек, а старший его сын больше похож на араба.

– Для аргынов характерен эффект основателя. Это никак не соответствует версии их происхождения от различных племен. Ближайшим общим предком аргынов является золотордынский эмир Караходжа. Об этом свидетельствует возраст Y-хромосомы аргынов. Кстати, если смотреть глубже, то предковая Y-хромосома аргынов была принесена в Центральную Азию с территории Северного Ирана не позже раннего железного века. Поэтому, наверное, неудивительно, что вы замечаете черты Ближнего Востока у аргынов. Вот найманы, наоборот, имеют по крайней мере 3 неродственных между собой основателя, и только один связан с вариантами Y-хромосомы, характерными средневековым монгольским народам. Загадка происхождения аргынов

– Как вы относитесь к громким заявлениям, что казахи имеют отношение к некоторым народам Европы? Правда, эти заявления ничем не подкреплены.

– Начнем с того, что генетически человеческая популяция восходит к небольшой группе людей, проживавших в Восточной Африке, которые позже несколькими волнами расселились по всей Земле, проходя несколько этапов последующих смешений между собой. Поэтому все народы имеют отношение друг к другу, вот только степень родства разная. Когда делаются громкие заявления, зачастую выпадает информация о степени родства – имеют отношения более 5 тысяч лет тому назад или имеют отношения в пределах последней 1 тысячи лет. Поэтому некоторые заявления могут быть подкреплены генетическими данными, но масштабы отношения и, соответственно, интерпретация могут разниться. Нужно с осторожностью относиться к результатам, особенно когда их пытаются из биологической плоскости перевести в политическую.

Генофонд

– Максат, вы сегодня являетесь заведующим лабораторией генетики Национального центра биотехнологии. Чем конкретно занимается ваша лаборатория?

– Лаборатория новая, ее открыли в 2018 году. Она еще материально-технически полностью не укомплектована, научный коллектив небольшой. Но мы ставим перед собой достаточно амбициозные задачи. Научные направления исследований: изучение генетического разнообразия и генетической истории формирования населения Центральной Азии; геногеографические исследования генофонда; исследования адаптивности генофонда и генно-культурной коэволюции; исследования в области палеогенетики; исследования в области геномной и эволюционной медицины; исследования в области криминалистической генетики; формирование популяционно-генетического биобанка народонаселения Центральной Азии. В этом году мы выиграли свой первый грант, посвященный изучению генетического родства между казахами, монголами и калмыками с помощью Y-хромосомы.

– В прошлом году вы стали первым казахстанским ученым, которого наградили медалью Российской академии наук в области общей биологии. Эта награда за какие-то конкретные исследования?

– Медаль – за цикл работ “Изучение генофондов малоизученных тюркоязычных народов Евразии: от Крыма до Центральной Азии”. Это – коллективная работа Московской школы геногеографии, в ней я и Анастасия Агджоян, будучи аспирантами профессора Олега Балановского, в рамках наших диссертаций изучали популяционную генетику малоизученных тюркоязычных народов Евразии и опубликовали в качестве основных авторов результаты этих исследований. Изучение процесса формирования генофонда тюркоязычных народов Евразии позволяет глубже и лучше понимать их этногенез.

– До недавнего времени вы возглавляли совет молодых ученых в Казахстане. Что удалось сделать?

– За год моего председательства мы успели внести целый пакет предложений по изменению нормативно-правовых актов, регулирующих научную деятельность в Казахстане. Все они формировались из собственного анализа и зарубежного опыта молодых ученых. Некоторые предложения постепенно уже внедряются. Это касается требований к защите PhD и конкурсной документации грантового финансирования. Огромная работа была проведена по внесению предложений изменений в Закон о науке. Сейчас эта работа продолжается в рамках рабочей группы в мажилисе.

– Имеет ли генетика как наука перспективы развития в нашей стране?

– Безусловно. Сегодня мы обсуждали в основном популяционную генетику человека, но есть генетика микроорганизмов, растений и животных. Каждое направление имеет прикладной характер, от персонализированной медицины до генетической селекции и биотехнологии. Для этого необходимо увеличивать финансирование в науку и образование, повышать статус ученого в обществе, привлекать молодежь и повышать интеллектуальный потенциал страны.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи