Опубликовано: 38900

Судьба офицера: когда десантное братство и армейская взаимовыручка не на пользу стране, а во вред.

Судьба офицера: когда десантное братство и армейская взаимовыручка не на пользу стране, а во вред.

До этого трагического случая майор Керим ДЮСЕМБЕКОВ был лучшим комбатом в Десантно-штурмовых войсках и лучшим командиром разведгруппы на Международных учениях ШОС.

Командующий ДШВ за успехи по службе вручал ему почетные грамоты, ценные подарки, вымпелы. По приказу министра обороны этого офицера назначали на вышестоящие должности, доверяя ему решение самых сложных задач. Уважаемый в войсках батяня-комбат готовился было уже поступать в военную академию и даже дырку на своем безупречном мундире колоть для очередного ордена. Но тут случилось непредвиденное – старый друг по АВОКУ (ныне ВИСВ) вдруг позвонил под вечер и попросил о неотложной помощи.

По себе знаю, что у офицеров-десантников еще с курсантских погон воспитывается такая редкая для нынешнего времени черта характера, как армейская взаимовыручка – помощь сослуживцам, попавшим в беду. Правило “Сам погибай, а товарища выручай” у десантного братства в крови.

– Мой брат невиновен. Он не совершал самоуправства, как утверждает военный прокурор, и не причинял никому зла, – говорит вполголоса пришедшая в редакцию “КАРАВАНА” Саулеш ДЮСЕМБЕКОВА. – Он и на вас не стал выходить, так как до мозга костей дисциплинирован и понимает, что военнослужащим без разрешения руководства минобороны общаться с прессой не положено. Керим всем и всегда помогал, но сейчас сам на волоске от чего-то страшного. Он замкнулся, похудел, осунулся. Иногда он по ночам кричит во сне. В атаку бежит на врага или от отчаяния рыдает навзрыд – не знаю.

– Мужчины не плачут, мужчины огорчаются.
– Керим тоже всегда так любил приговаривать, но сейчас совсем другое дело. Нервы обнажены. Обидно ему до слез, что так чудовищно произошло с его боевыми товарищами – командирами рот, которые встали на его защиту, Нурсултаном Балтабаевым и Бекжаном Мухтаром. И, конечно же, с ним самим. Служили они верой и правдой своему Отечеству, служили, служили, и – бац, всё коту под хвост.

Мужской разговор – короткий

По словам Саулеш Дюсембековой, сыр-бор разгорелся, когда один из офицеров Десантно-штурмовых войск Арсен Т. одолжил деньги своему сослуживцу Азамату К. Сумма была по нынешним военным меркам не очень большая, но должник и ее почему-то не хотел возвращать. Всё тянул резину и всячески избегал встречи с кредитором.

– Когда у друга моего братишки, видимо, сдали нервы и он решил этот долг все же истребовать с должника, поехав к нему в город после службы, Керим по стечению обстоятельств оказался рядом. По привычке не смог оставить товарища одного. В этом и была, видимо, его главная ошибка. Не всегда десантное братство выручает. Бывает, что и топит тоже.

– Арсен сам его попросил поехать с ним на встречу с должником?

– Да, он позвонил Кериму на сотку и попросил его об этом лично. Сказал: “Выручай, брат. Я еду на одну важную встречу. Ты просто постой рядом со мной, и – всё”. Потом, конечно, Арсен отрицал, что мой брат участвовал в том разговоре, но было уже слишком поздно.

– Драка была между военнослужащими? Кого-то убили или покалечили?

– Нет, слава богу. Все живы и здоровы остались. Потасовка между мужчинами, скорее всего, была, а не драка. Десантники умеют челюсти ломать супостатам, и вы прекрасно об этом знаете, но здесь, к счастью, обошлось без травм. Кстати, первым начал размахивать кулаками (как позже установит военный суд Алматинского гарнизона) именно должник по имени Азамат К. Мой братишка Керим вообще там всех пытался разнять и не допустить кровопролития во что бы то ни стало. Но его все равно тоже сделали крайним во всей этой некрасивой истории и по суду наказали огромным штрафом и ограничением свободы. И как следствие – увольнением из рядов Вооруженных сил. А это для лучшего комбата ДШВ – как нож в сердце. Он же прирожденный воин! Кроме того, у него трое малолетних деток на руках. Жена молодая. И родители, которым помогать надо, а не сидеть у них шее.

Слоны и мухи

Гражданские юристы, к которым сестра офицера Саулеш Дюсембекова обратилась за консультацией, в один голос заявили, что сотрудники Военно-следственного управления, возможно, “перепутали муху со слоном, обвиняя лучшего комбата ВС РК в каких-то страшных земных грехах, которых наяву не было и в помине”.

– Показания потерпевшего о том, что его якобы “офицеры десантно-штурмовой бригады побили возле дома”, полностью опровергаются материалами уголовного дела, – продолжает Саулеш Дюсембекова. – Независимая экспертиза показала, что, кроме “раны в ротовой полости, вызванной обточенным под коронку зубом и отсутствием коронки, горизонтального разреза проекции 5-го зуба, что, собственно, говорит о том, что он находится на активном лечении у стоматолога, более ничего не обнаружено”. Медэксперт указал: “при медицинском освидетельствовании какие-либо объективные признаки травмы (ссадины, кровоподтеки, раны, кровоизлияния) не описаны. Отсутствие у потерпевшего объективного подтверждения побоев исключает возможность оценки тяжести вреда здоровью”.

При таких событиях речь может идти не о серьезном воинском преступлении, а максимум – о проступке. Полагаю, что многочисленные нарушения, допущенные в ходе следствия, должны быть доведены до сведения генерального прокурора Гизата НУРДАУЛЕТОВА и министра обороны Нурлана ЕРМЕКБАЕВА. Сам Дюсембеков до них достучаться не может по ряду объективных причин. Слишком высока для него вершина. Керим, хоть и считался одним из лучших комбатов в нашей армии, но все же он обыкновенный смертный. Агашек влиятельных нет за его спиной. Всегда сам всего добивался в этой жизни. Ему, как профессионалу, служить надо и Родину защищать, а не по инстанциям различным бегать, доказывая, что он не верблюд и не настолько безнадежен, чтобы от него надо было непременно избавиться.
Потерпевшие, кстати, в той потасовке офицеры были уволены из армии. Один – по истечении срока контракта, другой – по отрицательным мотивам. По ночным клубам должник, видимо, шастал да по казино, потому и деньги приходилось занимать у офицеров в долг часто. А отдавать было нечем.

– Саулеш, такие рядовые случаи раньше на судах офицерской чести обычно разбирались.
– В том-то и дело, что раньше наших командиров учили и воспитывали, используя силу и влияние офицерского собрания, а сейчас их буквально уничтожают, необдуманно вышвыривая из армии. Торопятся.
– Суды офицерской чести, я помню, действительно имели мощное воспитательное значение, предотвращали многие недостойные и даже аморальные проступки.
– Воздействие через суд офицерской чести на сослуживца, совершившего какой-то проступок или неудовлетворительно выполняющего свои служебные обязанности, было гораздо сильнее, чем прокурорское возмездие.

Я, как педагог со стажем, полагаю, что в наше время суды офицерской чести нужны даже больше, чем ранее, когда было стыдно лишь подумать о чем-то не очень хорошем. Такие суды смогут, даже не предполагая взысканий и тем более увольнения из армии, сохранять офицерский корпус и удерживать от плохого. Цель – пропесочить оступившегося человека как следует и вернуть его в строй. Глаза в глаза посмотреть, высказать по-мужски всё в лицо честно и прямо. Уже одного этого будет достаточно, чтобы провинившийся понял свою ошибку и обязательно исправился.

– За битого двух небитых дают.
– Я тоже так считаю. Военные суды, так же как и гражданские, входят в одну подсистему судов – в подсистему общей юрисдикции. Подобно всем правоохранительным органам, военные суды призваны участвовать в охране личности, а не в ее тотальном подавлении. Ну какой, скажите, толк в том, что повздоривших офицеров на почве бытовых каких-то разборок выгоняют из армии и лишают воинских званий, добытых кровью и потом? Кто выигрывает по большому счету? Да никто. Одни про- игрыши кругом и беда. Страдают ведь офицерские семьи прежде всего. Возникает еще один важный вопрос: “Насколько эффективны сейчас наши военные суды?”. И насколько оправдано содержание такого огромного количества военных судей по всему Казахстану. Вот где надо разбираться по-настоящему, и чем быстрее, тем лучше.
Медаль от генерала Шаманова.

Глядя на фото майора Дюсембекова, я вспомнил, как 10 лет тому назад на учениях КСОР его, как отличившегося от Казахстана офицера, награждали медалью от имени командующего ВДВ РФ генерала Шаманова. Керим тогда был командиром парашютно-десантной роты в батальоне спецназа. Потом он прошел курсы выживания, снайперского мастерства, горной подготовки, проведения диверсионных действий, медицинской подготовки и даже курс телохранителя.

В 2017 году на учения ШОС в роли начальника штаба батальона майор Дюсембеков докладывал командирское решение на проведение специальных войсковых действий генералам. Казахстан тогда стал первой страной, чей командирский доклад был утвержден с первого раза! И подчиненные его всегда были на высоте. К примеру, указом главы государства за выдающиеся заслуги в боевой подготовке правительственными медалями были награждены командир 1-й разведывательно-штурмовой роты старший лейтенант Нурсултан Балтабаев и командир роты огневой поддержки Бекжан Мухтар.

А теперь на обочину их?! Как отработанный и никому не нужный шлак? “КАРАВАН” будет следить за развитием ситуации и держать вас в курсе.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Куаныш 21 сентября

Разбрасываться лучшими офицерами нельзя. Необходимо подать на апелляцию. Успехов. Удачи.