Опубликовано: 1700

Сколько стоит жизнь солдата: на оборонные нужды в бюджете отведена отдельная строка

Сколько стоит жизнь солдата: на оборонные нужды в бюджете отведена отдельная строка

В прошлом году на эти цели было потрачено 517 миллиардов тенге.  В этом году расходы министерства обороны достигли 1 процента ВВП страны. К 2020 году эту сумму планируется довести до 677 миллиардов. На что их потратит министерство обороны? Какую технику и вооружение планируется закупать? И зачем Казахстану устаревшие советские БТРы?

В одном из интервью заместитель министра обороны Бауржан ТОРТАЕВ справедливо заметил, цитирую: “…техника, оставшаяся нам в наследство от СССР, поизносилась, и требуется покупка новой современной техники. Зачастую модернизация старой техники обходится дороже, чем покупка новой”.

– В парламенте обсуждается закон о республиканском бюджете на 2020–2022 годы, – комментирует Бауржан Тортаев. – На следующий год запланировано 348 миллиардов тенге на гособоронзаказ. Но министерство получит эту сумму не в виде денег, а только в виде продукции и товаров.

По словам заместителя министра обороны, наши генералы недавно “проанализировали расходы стран, соседствующих с Казахстаном, и таких экономически мощных государств, как Китай и США, сравнили проценты к ВВП”. Получается, что у нас только в этом году затраты на оборону достигли 1 процента ВВП, в том же Азербайджане это 2,3 процента, в Таджикистане – больше 2 процентов, в Иране – 2,5 процента, в Туркменистане – 1,6 процента, в США – 3,1 процента.

– Объемы, которые направлены на содержание и развитие армии, если смотреть на мировые тенденции, минимальны. Средства выделяются в двух направлениях – на содержание армии и на государственный оборонный заказ, – продолжает Бауржан Тортаев. – Это покупка и модернизация техники, но таковым занимается министерство инвестиционного развития. А мы – расходами на текущее содержание армии. То есть тратами, связанными с повседневной деятельностью войсковых частей, содержанием зданий и сооружений, питанием личного состава, строительством, развитием АСУ. Сейчас мы централизовали практически все закупки. Главное управление госзакупок – организатор проведения всех конкурсов. Мы разделили тех людей, для которых закупают, и тех людей, которые закупают. Основная часть закупок проводится через электронный портал министерства финансов. Мы видим эффект: допустим, у нас в этом году на всю армию было пять коррупционных нарушений – это значительное снижение по сравнению с прошлым годом. При этом ни одно из этих правонарушений не связано с финансовой сферой.

Наши заводы в основном занимаются ремонтом. Есть и сборка, к примеру, “Семей инжиниринг” производит и делает капитальный ремонт бронетанковой техники. “Семмашзавод” ремонтом занимается. В Петропавловске есть завод им. Кирова, он выпускает средства связи, в Уральске “Зенит” – стрелковое оружие, также там есть верфь, где собираются небольшие суда, в Кокшетау – КамАЗы. На месте не стоим. В гособоронзаказе участвуют более 100 казахстанских подрядчиков. Среди них только представителей легкой промышленности более 30 компаний. У министерства обороны есть специальное подразделение – центр военных представительств, он отслеживает качество работ по сборке заказанного, модернизируемого или ремонтируемого нами вооружения на заводах-изготовителях.

По словам Бауржана Тортаева, в связи с “ограниченными возможностями отечественного оборонно-промышленного комплекса” определенные виды вооружения все же закупаются у других стран и стран-партнеров Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ).

Четыре БТР-80 затонули из-за сильной волны Депутат парламента, Халық Қаhарманы, генерал-лейтенант Бахытжан ЕРТАЕВ высказал свое мнение по поводу перевооружения казахстанской армии.

– Да, за последние два года в войска поступило несколько десятков бронированных машин последнего поколения “Арлан”, пять ракетно-артиллерийских кораблей отечественного производства, – рассказывает генерал-лейтенант Ертаев. – Я всегда говорил, что нам надо тратить деньги на собственное современное производство. Поддерживать отечественные предприятия ОПК. Вот сейчас я нахожусь в Актау на базе морской пехоты, и офицеры говорят мне, что несколько БТР‑82А стоят у них на вооружении.

– В Афганистане вам приходилось на мешках с песком сидеть или сверху на броне, чтобы выжить. Говорили, что БТР-80 могла спокойно прошить очередь из крупнокалиберного пулемета или даже выстрел из снайперской винтовки.

– Да, бывало, что и на мешках с песком приходилось сидеть. И железные листы подкладывать под задницу. Слабовата была броня у тех БТР.
К тому же десант не может быстро эвакуироваться из машины при стрельбе по ним, а также при подрыве на мине или при пожаре. Поэтому, по словам Бахытжана Ертаева, солдаты и их командиры при передвижении бронетранспортеров по афганским ущельям предпочитали всегда сидеть на броне. Кому охота газами от выстрелов травиться? Да и обзор у сидящих наверху солдат был лучше. В случае чего они могли спешиться и укрыться за камнями. Если БТР наезжал на фугас, экипаж погибал вместе с машиной. Потому БТР и называли “железным гробом”.

– Это раньше считалось, что боевая плавающая машина – это круто, – делятся впечатлением ветераны казахстанской армии. – Кстати сказать, помните учения “Центр-2015” в Актау, когда на Каспии затонули 4 БТР-80 из-за сильного порыва ветра и поднявшейся высокой волны? Итог был трагичный: четверо солдат утонули вместе с теми БТРами, а их командиры сели в тюрьму. Тот случай, как всегда, списали на человеческий фактор и упекли за решетку вместе с командующим РгК “Запад” несколько младших командиров. Они, по мнению суда, что-то там недоглядели или не научили. Но то, что техника семейства БТР-80 морально и физически устарела, – факт.

Действительно, в наше время характер военных конфликтов и войн изменился в корне. Если войскам надо будет перебраться через водную преграду, для этого есть понтонные мосты и другие инженерные возможности. Бронированной машине сегодня необязательно плавать. Сейчас на первый план выходит именно сохранность жизни личного состава, поэтому роботизация и цифровизация идут семимильными шагами. Беспилотники и дроны надо уметь производить самим, новейшие боевые модули с автоматическим прицеливанием, а не БТРы 70-х годов закупать у соседей по старинке. Президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ тоже ведь говорит, что “всё полезное и новое надо использовать, а всё старое решительно отодвинуть в сторонку”.

Я хотел бы спросить военных ученых: сколько сегодня стоит жизнь солдата? И стоит ли государству экономить, закупая БТРы прошлого века? Ведь ни один грамотный солдат или офицер не сядет по своей воле в “железный гроб”. Будем выживать?

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Baha 8 ноября

армию нужно укреплять, идти в ногу со временем!!!

Новости партнеров