Опубликовано: 790

Школьников-аутистов не пустили за парты в Петропавловске

Школьников-аутистов не пустили за парты в Петропавловске

Учебный год начался со скандала. Особенные дети, которые в прошлом году учились в коррекционной школе, не сели за парты. Их перевели на надомное обучение.

Но родители считают, что их просто выжили из школы. Точку в этом деле сегодня может поставить только прокуратура.

Татьяна КОВАЛЕВА, руководитель общественного объединения родителей детей-аутистов “Мой ребенок”, сама воспитывает особенного мальчика и знает, как непросто защищать права детей-инвалидов. Ее сыну Артему сейчас 8 лет. Ребенок родился здоровеньким и крепким, ничто не предвещало беды.

Примерно к двум годам всё стало стремительно меняться, и у сына стали появляться несвойственные большинству детей симптомы.

Самые страшные предположения подтвердились – мальчику поставили диагноз аутизм и дали инвалидность. Тогда жизнь семьи Ковалевых враз перевернулась.

Таня с мужем стали жить только ради того, чтобы побороть диагноз и вернуть сына в общество. Семья Ковалевых на жизнь зарабатывает с трудом, себе родители отказывают во всем, но для ребенка смогли сделать практически невозможное. Вопреки всем прогнозам врачей, семья нашла иностранных специалистов и добилась редкого прогресса. В прошлом году Артем пошел в первый класс коррекционной школы. Здесь он не просто учился, он смог общаться со сверстниками. А это настоящая победа для аутиста.

Больше того, мама мальчика говорит, что он даже нашел друга, им стал одноклассник Валера. Артем не мог тогда разговаривать, но они с Валерой прекрасно понимали друг друга и были друзьями не разлей вода.

Загадочная справка ВКК

1 сентября Артем должен был пойти в свой 2 “Б” класс. Семья готовилась к школе. А Артем ликовал, что вот-вот наденет школьный костюм и снова встретит друга Валеру. Но жизнь распорядилась иначе.

– Мы с ребенком готовились к школе, сдали анализы. 26 августа приходим в школу с медсправкой и тут узнаем, что мы, оказывается, на надомном обучении. Оказывается, в личном деле моего ребенка уже лежит справка ВКК с заключением о том, что ему положено надомное обучение.

Но на той комиссии ВКК мы не были, о существовании этой справки, датированной еще апрелем, я и понятия не имела. Документ этот не получала и в школу его не относила. На основании чего было сделано это заключение, как оно появилось в личном деле моего ребенка в школе? – недоумевает Татьяна Ковалева.

Аналогичную историю рассказывает и Ольга КУПЧИНСКАЯ, мама Максима, который тоже не смог пойти во второй класс этой же коррекционной школы. Маленькие заложники больших людей: родители детей-аутистов рассказали, как они выживают и борются за свое будущее

– Откуда появилась такая справка ВКК, мы не знаем. Нас перевели во второй класс, сказали: “Вы идете в школу”. А теперь просто шок.

Школа как спасение

Что значит школьный класс для аутиста и почему в нем спасение, наверное, понять могут только те, кто столкнулся с этой бедой. Школа для аутиста – это не уроки, где учат писать и читать. Родители особенных детей говорят, что как раз грамоте научить их детей совсем не сложно. Большинство опережают сверстников в познаниях и отличаются выдающимися способностями.

Беда в том, что, будучи даже гениями, эти дети не могут, не умеют общаться с окружающими. Научить их этому – главная задача. И удается это не всегда.

– Общение, социализация, для них это очень важно. Дома они этого не получат. Дома они закрыты в четырех стенах и общаются только с нами, понимаем их только мы, – вытирая слезы, говорит Ольга Купчинская.

В коррекционной школе нам подтвердили, что дети переведены на надомное обучение на основании медицинских заключений.

Галина ЕРШОВА, замдиректора по учебной работе коррекционной школы № 2 Петропавловска, так и сказала:

– Нам передали в школу эти документы…Мы распределяем нагрузку и комплектование классов осуществляем на основании заключения ВКК и ПМПК.

Кто и как передал, завуч не уточнила, а родителям аутистов посоветовала решать вопрос с медиками.

– Мы обучаем по той форме, которую нам определяют. На основании заключения ведется прием и направление в школу. Мы не принимаем самостоятельно этих решений, мы работаем согласно документам.

Без прокурора не разобраться

В Центре психического здоровья нам сообщили, что заключение ВКК делается только на основании осмотра пациентов. Справки выдаются лично самим пациентам, если они в силу состояния здоровья способны воспринимать такую информацию, либо их опекунам. В случае с пациентами-детьми это родители. Без осмотра процедура проходит только в порядке исключения, когда родители сами об этом просят и при этом пациент хорошо известен врачам, а для отсутствия ребенка на комиссии есть объективные причины.

Сегодня родители детей написали заявление прокурору СКО Багбану ТАЙМБЕТОВУ, в котором требуют разобраться, как были выданы справки, которые решили судьбу детей, как они попали в школу. Заявители хотят, чтобы прокуроры ответили на эти вопросы.

Проверки родители просят провести сразу по двум направлениям – в коррекционной школе № 2, где дети не сели за парты, и в Центре психического здоровья СКО. Фамилии врачей, которые фигурируют в оскандалившихся справках ВКК, известны.

“КАРАВАН” следит за развитием событий.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи