Опубликовано: 4800

Риск – дело благородное, если он тщательно просчитан

Риск – дело благородное, если он тщательно просчитан

2020 год был богат на экономические потрясения и шоки – чего стоит хотя бы отрицательная цена на нефть, зафиксированная в мае. Но казахстанский “Самрук-Қазына” смог с достоинством пережить этот сложный год. Помогла ему в этом правильно выстроенная система управления рисками.

На брифинге в Нур-Султане управляющий директор по правовому сопровождению и рискам АО “ФНБ “Самрук-Қазына” Андрей КРАВЧЕНКО рассказал о том, к чему готовится фонд в году наступающем.

Эффект от вакцинации будет виден минимум через полгода

Как отметил в своем выступлении Андрей Кравченко, в 2020 году система управления рисками “Самрук-Қазына” работала без сбоев и показала свою эффективность. Несмотря на то что год выдался непростым, фонду удалось справиться с вызовами, в том числе поддержать устойчивость бизнеса во время распространения COVID-19 с последующим экстремальным снижением цен на нефть и валютными колебаниями.

По итогу года “Самрук-Қазына” ожидает получить в 1,5 раза больше чистой прибыли, чем было предусмотрено плановыми показателями, а именно – более 400 миллиардов тенге чистого дохода.

При этом в 2020 году фондом поставлен рекорд по выплатам дивидендов единственному акционеру – правительству РК – в размере 120 миллиардов тенге, что в 10 раз больше показателя 2017 года.

– Мы с уверенностью смотрим в будущее, хотя понимаем, что внешние факторы останутся актуальными рисками для нас и в следующем году. Кроме того, более трети крупнейших глобальных инвесторов считают геополитические риски самыми большими рисками для общей финансовой стабильности. В связи с этим фонд уже составил карту рисков на следующий год, – рассказал Андрей Кравченко.

Как подчеркнул спикер, хотя в некоторых странах и началась вакцинация от коронавируса, в планировании стратегии развития на следующий год “Самрук-Қазына” исходит из прогнозов экспертов о продлении пандемии на первую половину 2021 года с последующим ослаблением жестких карантинных мер. Последний фактор, как отмечает Андрей Кравченко, безусловно, положительно повлияет на уровень рецессии мировой экономики и портфельных компаний фонда вслед за этим. В первую очередь ослабление влияния пандемии положительно скажется на компаниях, обслуживающих пассажиров. В портфеле “Самрук-Қазына” это авиакомпании “Эйр Астана” и “Казах Эйр”, а также национальный перевозчик “Қазақстан темір жолы”.

– Эти сценарии учтены в планах развития фонда на 2021–2025 годы. То, что ситуация с коронавирусом будет драйвером на рынке еще как минимум полгода, кроме нас считают половина пенсионных и инвестиционных фондов в мире, – говорит Андрей Кравченко.

На нефть лучше не надеяться

Другим значимым фактором глобального риска, на который в “Самрук-Қазына” обращают пристальное внимание, остается цена на черное золото.

– Сейчас и в следующем году продолжит оставаться ценовой риск, большую долю которого составляет цена на нефть. Несмотря на положительную динамику рыночных цен начиная со второй половины текущего года, а также прогнозы на следующий год, учитывая сохраняющуюся волатильность цены нефти, “Самрук-Қазына” и “КазМунайГаз” оставляют альтернативный сценарий планов развития, предполагающий пониженное значение цены на нефть, – рассказал управляющий директор.

Через управление рисками – к доходам

В этом году, несмотря на сложные экономические условия, фонд провел успешную работу по управлению рисками. К примеру, с ноября 2019 года валютный долг ҚТЖ в “твердой валюте” был снижен почти на миллиард долларов за счет рефинансирования в тенге и рублях. Также за счет рефинансирования в тенге полностью нивелирован валютный риск Экибастузской ГРЭС-2.

Как подчеркнул Андрей Кравченко, в наступающем году они эту работу планируют продолжить и в других портфельных компаниях фонда.

Говоря о других успешных кейсах управления рисками, Андрей Кравченко отметил увеличение объема контейнерных перево­зок из Китая в Европу и обратно через Казахстан. За этот год он вырос на 68 процентов. Вырученные деньги уже направлены на расширение пропускной способности лимитирующих участков дороги, чтобы еще больше увеличить возможности для транзита через Казахстан.

При этом, как подчеркивает спикер, самый важный риск, который удалось грамотно нивелировать, – это угроза массового заражения сотрудников.

– Не скажу, что нам было легко, но уже ясно, что меры, принятые для защиты жизни и здоровья работников во время пандемии, были достаточно эффективными. Среди них – функционирование штабов оперативного реагирования под управлением первых руководителей, удаленная работа, меры санитарной обработки и многое-многое другое. Мы с уверенностью будем применять их и в следующем году, учитывая, что жизнь и здоровье работников – всегда для нас главный приоритет, – говорит он.

Особенное внимание руководство уделяет сохранению стабильности в производственных коллективах, где трудятся в общей сложности более 276 тысяч человек. Фонду удалось не допустить серьезного снижения основных производственных показателей и сокращений производственного персонала, обеспечить непрерывное производство и выплату заработных плат.

Чем рискуем?

В завершение брифинга Андрей Кравченко ответил на вопросы журналистов. В частности, наша газета попросила прокомментировать ситуацию, которая сложилась на китайско-казахстанских переходах “Хоргос” и “Достык”. Как известно, в середине октября Китай перестал принимать казахстанские грузы, и это спровоцировало уйму проблем: нарушаются сроки доставок, простаивают поезда, бизнесмены теряют деньги.

Андрей Кравченко отметил, что руководство АО “Қазақстан темір жолы” предполагало такой сценарий еще в марте, когда в рамках пандемии стали страны закрывать свои границы.

– В октябре и ноябре ситуация реализовалась. Страдаем от нее не только мы, но и производители России и Беларуси. Поэтому мы сейчас действуем сообща. Администрации наших железных дорог разговаривают с администрацией железных дорог КНР. Удалось достичь определенных успехов, и сейчас уже ситуация гораздо лучше, – говорит Андрей Кравченко.

Финансовые издания волновали возможные риски программы приватизации – она была презентована еще до пандемии. Сейчас на мировом рынке совсем иная картина. Удастся ли в ее рамках осуществить задуманное?

– Мы считаем, что должны получить максимальную цену за приватизируемые объекты. Соответственно, чтобы обеспечить осуществление этого условия, нам очень важно в такой сложный период не торопиться. Если начать продажу сейчас, возможны очень низкий спрос и, соответственно, цена. Поэтому совместно с правительством было принято решение перенести сроки приватизации компаний на 2021-й и последующие годы, – рассказал Андрей Кравченко.

Коллеги также спрашивали управляющего директора по правовому сопровождению и рискам о взаимодействии фонда с отечественными производителями – не получится ли так, что бизнесмены, с которыми заключены долгосрочные контракты, обанкротятся и спровоцируют трудности для самого фонда?

Как уверен Андрей Кравченко, наоборот, поддержка отечественных производителей – это один из способов нивелирования глобальных и региональных рисков.

– На мой взгляд, поддержка отечественных производителей – это программа, направленная на обеспечение устойчивости казахстанского бизнеса и наших портфельных компаний, – объясняет он. – У нас многое сделано для совершенствования закупок – введена обязательная предоплата в размере 30 процентов от суммы контракта, есть обязательность использования казсодержания при проектировании и строительстве. Есть ряд интересных моментов в “экономике простых вещей”, где в упрощенном ускоренном порядке для отечественных производителей закуп производится способом сбора ценовых предложений.

Всё это вкупе увеличило долю отечественных производителей в закупках компаний фонда до 86 процентов, а это 2,6 триллиона тенге живых денег. Сейчас свою продукцию компаниям “Самрук-Қазына” продают 13 тысяч казахстанских фирм.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи