Опубликовано: 680

Преступника исправит только труд!

Преступника исправит только труд! Фото - Тахир САСЫКОВ

Чтобы зародились подозрения о том, что дела в казахстанских зонах и тюрьмах обстоят не лучшим образом, вовсе не обязательно служить в этой системе или же, не дай бог, столкнуться с ней самим. Достаточно всего лишь одним глазком пробежаться по строчкам новостей.

Предлагаю вашему вниманию всего пару фактов.

18 марта, Интерфакс-Казахстан, Алматинская область. Цитируем: “17 марта в учреждении максимальной безопасности в ходе возникшей конфликтной ситуации, переросшей в драку, один осужденный нанес колото-резаные раны другому осужденному, от которых последний скончался”. Это, позвольте спросить, каким же образом в руках убийцы оказалось “колюще-режущее” орудие преступления? И почему контролеры учреждения максимальной безопасности (!) не смогли вовремя его обнаружить?

5 апреля то же агентство сообщило, что в Актау хирурги областной больницы спасли жизнь заключенному, который проглотил… скальпель! Тут у меня возникает три вопроса. Откуда заключенный взял этот специфический предмет? Неужели его нельзя было обнаружить во время плановых и неплановых проверок камер или во время личного досмотра осужденных? И, главное, что именно толкнуло человека на этот поступок? Можно предположить, что проглотил он скальпель вовсе не от хорошей жизни.

Что же происходит в казахстанской пенитенциарной системе?

Возможно, ответы на эти вопросы знает омбудсмен Аскар ШАКИРОВ. Недавно он направил генеральному прокурору РК обращение, поводом для которого стал анализ данных правозащитного мониторинга, проведенного в 2018 году в формате национального превентивного механизма.

“Учреждения уголовно-исполнительной системы Казахстана в силу различных обстоятельств демонстрируют уязвимость перед радикализацией находящегося там контингента, – говорится в сообщении пресс-службы аппарата уполномоченного по правам человека в республике. – В частности, это может происходить из-за отсутствия трудозанятости, эффективной воспитательной программы, должной ресоциализации. В этих условиях надзор и контроль над деятельностью данных учреждений в свете соблюдения законности приобретают исключительную актуальность”.

Абсолютно согласен с тем, что на первое место правозащитники выдвинули именно трудозанятость. Что сегодня происходит в колониях? Жизнь там подчинена строгому расписанию – подъем, завтрак, обед, ужин, отбой… "Вы не женщины, вы - скот" : бывшая заключенная рассказала об ужасах исправительной зоны Коксун

А чем заключенные занимаются в перерывах между приемом пищи и сном? Правильно, ничем.

Правда, кое-где и кое-кого из сидельцев администрация пытается привлечь к труду. Но это бывает лишь в тех колониях, где имеется необходимая база и начальство которых умудрилось заключить договоры на производство какой-нибудь продукции. Но, к сожалению, таких учреждений в пенитенциарной системе явно недостаточно.

Большинство же убийц, гопников, насильников и прочих сидят себе, кормятся за счет налогов, которые исправно платят законопослушные граждане. Ни забот, ни хлопот.

И если раньше контингент в учреждениях можно было условно поделить прямо-таки по роману Стендаля “Красное и черное” – на “красных”, которые активно сотрудничают с администрацией, и “черных” – представителей “блатного” мира, то теперь вторых стало заметно меньше. Зато возникла третья группа – представители различных радикальных религиозных направлений. И назвать безоблачными отношения между этими тремя условными категориями заключенных язык не поворачивается. Отсюда и разнообразные конфликты и ЧП.

Чтобы прекратить всё это безобразие, предлагаю занять осужденных общественно полезным трудом. Например, использовать их на тяжелых работах: пусть идут дороги строят или в шахтах трудятся.

Также при исправительных учреждениях можно открыть СТО, столярные, слесарные или какие-нибудь еще цеха. Правда, тут имеется одно “но”: для внедрения подобных преобразований в жизнь необходимо изменить имеющееся законодательство. Предвижу возражения, но, подумайте, уважаемые оппоненты, кого получает наше общество на выходе из колонии? Ведь, отсидев срок, большинство бывших заключенных вряд ли превращаются в законопослушных граждан? В то же время многие из экс-зека становятся в колониях убежденными бездельниками или, того хуже, забивают свои головы опасной белибердой. Выходя на свободу, они вновь совершают преступления и возвращаются обратно в колонии. Такой вот круговорот криминала в природе получается.

Отсутствие работы оборачивается еще и тем, что заключенные не имеют возможности возмещать потерпевшим моральный и материальный ущерб. Суды постановляют, а преступники не исполняют эти решения.

По моему мнению, превратить зека в достойного члена общества может только труд.

Алматы

В Казахстан снова пришли паводки. Как можно с ними бороться?

  • 1. С Божьей помощью

    217
  • 2. Полагаясь только на себя

    213
  • 3. Никак

    32
  • 4. Не жить, где они проходят

    146
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 608

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть