Опубликовано: 1400

Постковидный синдром страшнее самой болезни: доктор ответил на самые важные вопросы

Постковидный синдром страшнее самой болезни: доктор ответил на самые важные вопросы

Коронавирус проходит, а вот последствия перенесенного заболевания еще долго могут портить человеку жизнь.

О постковидном синдроме рассказывает Рафаиль КИПШАКБАЕВ, к.м.н., МВА, доцент кафедры эпидемиологии, биостатистики и доказательной медицины КМУ ВШОЗ, член Формулярной комиссии МЗ РК. Доктор также на своей странице в Instagram @drrafhuan бесплатно отвечает на вопросы граждан и консультирует по вопросам коронавирусной инфекции и медицины в целом. По словам Рафаиля Кипшакбаева, это его личный вклад в борьбу с пандемией.

Касается не всех, но многих

– Постковидный синдром касается всех переболевших?

– Нет, конечно. Смотрите, сейчас уже накоплен тот объем знаний, который позволяет говорить о наличии таких осложнений после перенесенной ковид-инфекции, которые получили официальное название – постковидный синдром. Но это не про всех, кто-то переносит болезнь легко и без последствий. Например, у кого-то может сохраняться отсутствие обоняния и вкуса на разное время: от недели до нескольких месяцев. Бывает, что появляется извращенный вкус – определенные продукты кажутся неприятными. Так как вирус нейротропный, он поражает все органы и ткани, поэтому речь идет о полиорганном поражении. Прежде всего, страдают дыхательная, сердечно-сосудистая системы, печень, но необязательно у всех переболевших, это достаточно индивидуальный процесс.

– Для многих постковидный синдром стал более тяжелым испытанием, чем сама болезнь.

– Конечно, болезнь длится максимум пару недель, а здесь это надолго, и самое главное, непонятно, когда закончится. Если например, у человека пропал вкус, он в шоке. Неделя, вторая, третья, а это состояние не проходит. И никто не ответит, когда пройдет.

– Вы упомянули среди “пострадавших” от ковида – печень, сердце, легкие, потому что все эти органы питаются кровью?

– Здесь немного по-другому. Возьмем, допустим, печень. С одной стороны, сам вирус поражает гепатоциты – клетки печени, с другой – когда человек лечится от ковида, он принимает кучу препаратов, которые все метаболизируются, то есть расщепляются в печени. Соответственно, это первый орган, который принимает на себя удар от медикаментов, поступающих в организм. Например, парацетамол, казалось бы, безобидный препарат, однако дозировка, превышающая 4 грамма в сутки, уже обладает токсическим действием на печень. Что касается сердца, в связи с тем, что у нас есть эффект тромбообразования, сгущение крови, идет нагрузка на сердечную деятельность – и на сам орган, на сосуды. Также высокая температура, дыхательная недостаточность, пневмония – всё влияет на его работу. Если печени приходится перерабатывать, то сердцу – воевать с густой кровью.

– А относительно легких, получается, каждый самостоятельно должен их восстанавливать после пневмонии?

– По идее, должна быть система реабилитации, но в стране она несильно развита. У нас хорошо поставлена хирургическая помощь, средний уровень, я бы сказал, у терапевтической помощи, а что касается реабилитации и профилактики, скажем так, нам есть куда развиваться. Я слышал, что мои коллеги из столицы ездили в санаторий, где были комплексные меры по восстановлению, но это были врачи, которые работали в горячей зоне с пациентами. А чтобы именно для широких слоев населения были открыты какие-то реабилитационные мероприятия, может, они есть, но я не слышал.

Рафаиль КИПШАКБАЕВ

Рафаиль КИПШАКБАЕВ

Для восстановления легких я бы рекомендовал заняться дыхательной гимнастикой по Стрельниковой. Она очень эффективная и вместе с тем простая, можно ее делать дома. Также нормализовать свое питание. Совершать длительные пешие прогулки от часа-полутора и более. Не надо бежать, достаточно прогулки, которая уже будет способствовать реабилитации. Возможно, это несколько примитивные меры, но это то, что человек может делать без больших затрат, и то, что всегда под рукой. Например, женщина после 50 вряд ли сядет на велосипед, а выйти прогуляться всегда сможет.

– Правда ли, что в условиях города легкие не восстановить из-за загрязненного воздуха?

– Да, если мы говорим об Алматы, желательно гулять в верхней части города, и чем выше, тем лучше. Скажем так, пешие прогулки полезны для восстановления функции легких с учетом того, что вы не видите воздух вокруг себя. Если вы видите воздух, которым дышите, это проблема.

Самолечение – это неправильно

– Все наслышаны про то, что вирус сгущает кровь и ведет к тромбообразованию. А если человек переболел легко, нужно ли ему разжижать кровь?

– Всё это у нас описано в протоколе диагностики и лечения ковида, который можно найти и прочитать тем, кто заинтересуется, – есть казахстанский, есть российский и т. д. Как правило, они все гармонизированы, так или иначе, повторяют рекомендации. Я бы почитал казахстанский, он подробно расписан, когда и что надо начинать. Но это не ваша проблема искать, думать, это всё должно быть назначено врачом. А самолечение – это неправильно. Почему? Потому что терапия, о которой мы с вами говорим – антикоагулянты, антиагреганты, очень действенна. Но есть нюансы. Для того чтобы подобрать препарат, его дозировку нужно учитывать анализ под названием коагулограмма. Ее расшифровать и, соответственно, сделать назначение можно только при врачебной подготовке – здесь не получится, как мы привыкли, наскоком сказать – о’кей, Google, вперед.

Почему это важно? Вирусная пневмония и весь этот каскад, который нарастает, он связан именно с тромбообразованием, сначала в мелких сосудах, потом в крупных. И, собственно, развивается вирусная пневмония при ковиде только за счет этого тромбообразования. Препараты по разжижению крови надо начинать принимать не после ковида, а с первых дней лечения. Я специально не называю ни препаратов, ни дозировок. Вспомните, как люди сразу бегут, начинают скупать их и самостоятельно принимать. Все эти назначения делаются врачом.

– Люди жалуются после перенесенного ковида на пространственную дезориентацию, на сложности возвращения в коллектив, не покидающее чувство тревоги, панические атаки и, конечно, выматывающую бессонницу.

– Всё это, действительно, есть. Связано с тем, что вирус также действует на центральную и периферическую нервную систему, а также на психологическое состоя­ние человека. Человек начинает бояться, у него появляются панические атаки. Кто-то принимается мыть руки чаще, чем нужно, кто-то сторонится людей, чтобы не испытать повторного заражения. Это всё – последствия вируса, и они вполне объяснимы тем, что у инфекции нейротропный характер, и, соответственно, страдает нервно-психическая деятельность. Киллер, который стреляет в голову: переживших коронавирус людей "атакуют" тромбы

С одной стороны, бессонница может быть связана с действием вируса на центральную нервную систему, с другой – перенесенный стресс, болезнь также может дать толчок к этому. Применение такого вещества, как мелатонин, поможет, опять, та же прогулка, но перед сном, не использовать смартфон хотя бы часа за два до укладывания, потому что бликующий экран как раз возбуждает головной мозг и не способствует засыпанию. Но все явления постковидного синдрома достаточно длительные. Здесь нельзя говорить о средних сроках – у кого-то они длятся месяц, у кого-то – меньше или больше. Какие здесь рекомендации? Стараться наполнять свою жизнь позитивными эмоциями, а здесь уже всё зависит от человека. Это как если кто-то задумал бросить курить, то только его сила воли будет основополагающей. Так и здесь: если человек хочет бороться с депрессией или паническими атаками, то, кроме него самого, никакие препараты за него это не сделают.

Вирусу невыгоден мертвый хозяин

– Как вам кажется, пора ли уже создавать какие-то общества, группы поддержки для людей, переживших-переболевших ковидом?

– Я думаю, вполне пора. В этом есть необходимость, этих людей достаточно много. Допустим, все те психологи, психотерапевты, которые хотели бы расширить свою практику, мне кажется, в качестве социального проекта или волонтерства могли бы вести такие группы.

– На ваш взгляд, самое тяжелое осложнение при постковидном синдроме – это ...?

– Мне кажется, это фиброз легких. Процессы фиброза, как правило, необратимы. Если от той же бессонницы со временем можно избавиться, то действенного метода лечения фиброза во всем мире пока еще не придумали. Что такое фиброз? Это процесс замены ткани легких соединительной тканью. То есть вместо нежной легочной ткани у вас появляются рубцы. Фиброз можно приостановить дыхательной гимнастикой, прогулками, есть препараты, которые назначаются по показаниям, но так, чтобы полностью процесс был обратим – редкие случаи. И это очень большая проблема постковида. Фиброз несет дыхательную недостаточность вплоть до серьезной стадии, когда человеку будет трудно дышать, соответственно, сокращается качество жизни и сама жизнь.

– Изменились ли постковидные осложнения в связи с появлением новых штаммов коронавируса?

– Вирусы постоянно меняются, появляются новые мутации, но вот что интересно. Они не могут существовать вне тела человека, поэтому им важно с точки зрения эволюции быстрее его заразить, но не убивать. Вирусу невыгоден мертвый хозяин. Поэтому все последующие мутации направлены на то, что заражаешься быстрее, но болеешь легче. Вряд ли вам сейчас кто-то скажет точный прогноз по коронавирусу. То, что я говорю, это моделирование на основании опыта и прогноза, но надеемся, что будет именно так. Соответственно, есть шансы, что постковидные синдромы будут более сглаженные и менее тяжелые.

– Подскажите, через какое время можно ставить вакцину после перенесенного коронавируса?

– Надо сделать количественный анализ на иммуноглобулины. А в среднем – через 6–8 месяцев, когда снижаются антитела после болезни.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи