Опубликовано: 450

Помогут ли отпечатки пальцев найти январских погромщиков

Помогут ли отпечатки пальцев найти январских погромщиков Фото - "Пальчики", оставленные преступником, – самое эффективное доказательство. Фото из личного архива Владимира БАЛКО

Над чем работает криминальная косметология? На эти и другие вопросы газете “КАРАВАН” ответил ветеран экспертно-криминалистического отдела УВД Семея, автор многочисленных научных работ и книг по криминалистике Владимир БАЛКО.

О пальчиках и носочках

– Отпечатки пальцев, как безошибочный способ идентификации, используется стражами порядка уже больше 100 лет. Может ли в этой науке сегодня быть что-то новое?

– Очень многое. Например, классификация в дактилоскопии основывается на том, что на подушечках пальцев рук существуют разные типы папиллярных узоров – дуговой, петлевой и завитковый. Это фиксируется в протоколе осмотра места происшествия. И это помогает быстрее находить отображения в следотеках, сличать их с “пальчиками” задержанного с помощью системы мультибиометрической идентификации АДИС Папилон. Но такие же неповторимые папиллярные узоры есть еще и на пальцах ног. Случается такое, скажем, при убийстве, когда преступник не оставляет следов рук, но прошелся босыми ногами по полу. Эти отпечатки тоже могут стать доказательством. Но проблема в том, что на ногах совсем другая основа классификации папиллярных узоров босой ноги, и у нас никто серьезно не занимался этим вопросом. К сожалению, до сих пор ни в одном учебнике криминалистики данную информацию не найти. Мне удалось разработать первую в СНГ классификацию отпечатков пальцев ног. И подобных неизученных, неразработанных вопросов еще немало. Криминалистам есть над чем работать.

– А в Казахстане уже есть следотека отображений пальцев ног?

– Конечно, нет. В будущем будет. В этом вопросе у нас пока встречаются смешные случаи. Но всё впереди, это уже наши перспективы. Дактилоскопия еще полностью не отработала своих возможностей. Ее КПД в организационном плане пока еще далек от стопроцентного. Сейчас мы можем ее использовать только в 40–60 процентах случаев. Во-первых, немало случаев, когда преступники работают в перчатках. Во-вторых, у нас есть не все отпечатки. Если преступник оставил свои следы, но его отпечатков в базе данных нет, тут ситуация, конечно, проблематичная, остаются только диагностические исследования и ДНК-вещества следа. Еще у нас распространены ситуации, когда обнаружен труп, но его отпечатков нет в базе данных. Как его идентифицировать? Начинается уже другая следственная работа, более длительная. А при наличии отпечатков можно было бы быстрее найти преступника.

– О всеобщей биометрии, в том числе и взятии отпечатков пальцев, говорят уже давно. Вы считаете это правильно – всех заранее записать в потенциальные преступники?

– Всё должно быть в пределах необходимости и практичности. Возьмите те же США. После масштабного теракта осенью 2001 года для въезда в эту страну нужно трижды сдать отпечатки пальцев. Если захотите поехать, сначала вы сдадите их в Казахстане, затем по прилете в США, а потом – перед отъездом. К тому же наличие базы данных с отпечатками каждого человека помогло бы идентифицировать личность не только в криминальном расследовании, но и для опознания при различных несчастных случаях, да и в гражданских делах при желании можно использовать с удостоверительной целью.

Криминал в погоне за наукой

– Сегодня дактилоскописты всё так же, как и полвека назад, работают с магнитными порошками, снимая отпечатки с твердых поверхностей? Или и здесь есть неожиданные новации?

– Для снятия отпечатков криминалисты применяют магнитные и не магнитные, белые, черные, красные порошки. Сегодня используют составы с добавками флуоресцентных веществ, есть также жидкостные распылители. У нас есть способы более отчетливо видеть отпечаток в ультрафиолете или инфракрасных лучах. Уже есть прецеденты, когда отображения снимали даже с текстиля. Технически это уже возможно, но всё же пока это единичные случаи. Тем не менее ученые работают и в этом плане.

Развивается и техника. В Казахстане сейчас следотеки хранятся в бумажном и электронном форматах. Как только появились технические возможности, все отпечатки начали оцифровывать. У нас используются сканеры более высокого качества, позволяющие идентифицировать даже самые смазанные отпечатки. Научный прогресс не стоит на месте, скоро будет применяться и голография, дающая трехмерное изображение следа, если его нельзя изъять обычными способами.

– Бывали случаи, когда отпечатки меняли сюжет преступления?

– Могу рассказать историю из практики семейских криминалистов. Как-то, участвуя в осмотре места происшествия по краже в доме, расположенном в п. Восточный, специалист из следственно-оперативной группы выявил следы пальцев рук не только взрослых, но и несовершеннолетних, которые не принадлежали потерпевшим. Он высказал предположение, что в краже принимали участие и дети. Следственная группа нашла магнитофон, украденный подростками. Как оказалось, мальчишки наблюдали за взрослыми дяденьками, которые залезли в дом через окно и унесли вещи. Из любопытства они тоже залезли в дом после ухода воров и унесли магнитофон. Так была раскрыта двойная кража.

– Известно, что у каждого человека неповторимый индивидуальный узор папиллярных линий. Их отпечаток на месте преступления – серьезная улика. Косметология может помочь преступнику изменить узор на подушечках пальцев?

– В I половине ХХ века американские гангстеры, осознав, что дактилоскопия стала эффективной доказательной практикой криминалистов, не раз пытались экспериментировать с изменением отпечатков пальцев. Кто-то сжигал подушечки кислотой, кому-то хирурги удаляли верхний слой кожи с пальцев. Мучительные операции не принесли преступникам успеха. А сейчас в связи с исследованием вещества ДНК теряется смысл пересадки кожи в преступных целях. Последним громким делом был случай с американским гангстером Питсом, которого задержали осенью 1941 года. У него не оказалось и следа папиллярных линий. Но вскоре полицейские обнаружили у Питса на обеих сторонах грудной клетки по 5 шрамов. Как вскоре выяснилось, подпольный хирург пересадил известному преступнику кожу с груди на пальцы. Подобные приемы легко выясняются медиками.

– Но за прошедшие годы современная косметология сделала с тех пор колоссальный рывок вперед. Разве какой-нибудь лазерной хирургии не под силу хотя бы слегка подправить один завиток, чтобы отпечаток стал другим?

– Над этим преступники и работают сейчас. Криминал всегда старается идти в ногу со временем. Но и технологии криминалистики точно так же развиваются. К тому же исследование вещества ДНК поможет определить личность.

В. Балко (справа) передает свои научные разработки практикующим криминалистам

В. Балко (справа) передает свои научные разработки практикующим криминалистам

Следы погромщиков

– В зданиях, которые были захвачены в начале января, снимали следы преступников. В Семее весь день после того, как захваченный акимат был освобожден, снимали отпечатки у всех прохожих, оказавшихся вблизи. Насколько, на ваш взгляд, это было оправданно?

– “Пальчики”, которые они могли оставить внутри здания, на мебели, окнах, других предметах, – эффективный, экономичный и практичный способ идентифицировать правонарушителей. МВД начинает сбор ДНК граждан: к чему это приведет

– А если криминалистам попались следы не только преступников, но и обычных посетителей, которые приходили в акимат для получения госуслуги еще до трагических событий и к захвату акимата не имели никакого отношения?

– Во-первых, есть механизм образования следа. Например, если вы берете в руку бутылку, указательный палец находится ближе к горлышку. А если вы хотите ею ударить, вы возьмете ее по-другому, и указательный палец будет находиться дальше от горлышка. Вот и криминалисты, которые изучают собранные отображения папиллярных узоров, будут смотреть на механизм образования следа. К тому же есть возможности определить давность следа, что будет выявлено более детально в лабораторных условиях. Еще одним доказательством невиновности могут служить записи системы видеонаблюдения, которые фиксировали посетителей до начала погромов. А эти записи остались.

Но определение отображений папиллярных узоров – пока одно из самых эффективных доказательств, которое позволит точно определить конкретных участников захвата административных зданий. Благодаря этому либо будут идентифицированы те, кто уже попал в следотеки и ранее привлекался к уголовной ответственности, либо это будет доказательство для определения уже выявленных подозреваемых. Отображения будут храниться, и, возможно, в последующем человек, оставивший их, будет задержан.

СЕМЕЙ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи