Опубликовано: 7100

Под прикрытием скота: жители села возле столицы просят чиновников разобраться с телками-захватчицами

Под прикрытием скота: жители села возле столицы просят чиновников разобраться с телками-захватчицами Фото - Алихан Бекенов с сыном обкатывают лошадь для конных прогулок. Фото Анны ВЕЛИЧКО

Вот уже месяц прямо у них под носом и в 100 метрах от оживленной трассы работает крестьянское хозяйство! Как подозревают люди, скот – это лишь прикрытие для того, чтобы построить рядом с ними очередной коттеджный городок, ведь территориально фермер расположился даже не в Акмолинской области, а в Нур-Султане.

Вонючие соседи

В 2019 году завершилось строительство объездной трассы вокруг Нур-Султана. И поселок Караоткель от автобана отделяет в лучшем случае километр степи. Люди надеялись, что места хватит для высадки деревьев, которые бы и шум грузовиков снизили, и с дорожной пылью бороться помогли Но этой весной между дорогой и поселком появился огороженный профлистом загон для скота.

– Мы стали писать во все инстанции: тут, во-первых, трасса – скот может выйти на нее, во-вторых, наши дома рядом, тоже не очень хочется выгонять со двора коров и лошадей. И без них хватает забот, – признается активистка села Караоткель Оксана КУЗЬМУК.

Но, как быстро выяснилось из ответов госорганов, скотобаза между населенным пунктом и трассой появилась на вполне законных основаниях. Оказывается, эта земля еще в 2000 году была продана частному лицу для ведения крестьянского хозяйства.

Еще через год участок выкупила, не меняя целевого назначения, гражданка Бекенова. И хотя до недавнего времени собственник ничего на своем участке не делал, в 2018 году землю у нее не отобрали, а подтвердили право аренды на 5 лет.

Более того, расположен участок не на землях поселка Караоткель, а на территории столицы. Автобан прошел прямо по землям крестьянского хозяйства. Со стороны Караоткеля земли крестьянского хозяйства заканчиваются у живописного водоема, на котором гнездятся лебеди, утки и прочие птахи, а со стороны города владения фермера доходят до городища Бозок, где государство уже давным-давно ведет археологические раскопки и пообещало построить визит-центр. В общем, компания у телок и кобылиц, прямо скажем, неплохая.

Как уверяют жители Караоткеля, их сосед-фермер завез в загон не менее 30 коров, столько же лошадей. Мелкий рогатый скот тоже есть, но его вообще никто не считал. И теперь ежедневно сюда приезжают машины из города – грузят молоко, кумыс и саумал. А жители страдают от мух и вони.

– Это ведь только начало! Где скот, там всегда крысы! У него весь навоз в яму прямо за забором скидывается, это разве правильно? Кто вообще дал этому скотоводу право открывать КХ на территории города? А если завтра какая-нибудь из его коров или лошадей на трассу выйдет и авария будет – кто виноватым останется? – возмущается жительница Караоткеля Айкерим УТЕГЕНОВА.

Случаи столкновения скота с транспортом и впрямь стали частым явлением в Казахстане. Только за последние несколько месяцев можно насчитать несколько со смертельным исходом для людей.

Был у вас простой аул, а станет этно

Когда мы вместе с жителями подъехали к загону, крупного рогатого скота и лошадей внутри не было. Как уверяют активисты, их на день отгоняют пастись чуть дальше, к речке.

Возле забора из профлиста – куча досок, остовы 3 юрт, уличный умывальник и чья-то обувь. В том числе – детские сандалики. Владелицы обуви хлопочут по хозяйству – чистят двор, развешивают вещи. В углу работает автоматическая взбивалка кумыса.

– Не надо фотографировать, это частная территория, хозяин занят, – подбежала ко мне одна из женщин.

Представляюсь, прошу показать хозяйство и рассказать о том, что планируется здесь делать, – это сейчас на дворе жара, но уже через пару месяцев в столице будет холодно. А никакого подобия зимнего помещения за профлистом нет.

Женщина говорить отказывается.

Вдалеке показалась фигура мужчины, ведущего под уздцы лошадь.

– Я хозяин этой территории, меня зовут Алихан БЕКЕНОВ, – представился он.

Жители Караоткеля уверяют, что всего 2 недели назад хозяином этноаула представлялся совсем другой человек. В акимат просить разрешение на подключение к электричеству приходил тоже он. Но женщины, хлопотавшие по хозяйству на этой территории, главным называли Алихана.

Как рассказал мужчина, территория принадлежала их семье много лет, но было непонятно, где именно город будет строить трассу, вот они ничего и не делали все эти годы.

А сейчас, когда трасса сдана, он тоже может строиться.

– Видели юрты? Это только начало. Здесь будет этноаул. Люди будут приезжать, кататься на лошадях, пить кумыс и саумал. А вон там, – Алихан Бекенов показывает рукой в сторону жилых домов, – я поставлю детскую площадку и высажу зеленую изгородь.

Там, где мужчина планирует сажать деревья, идет дорога крайней улицы села Караоткель. В начале лета геодезист вбил колышки границ его участка КХ. Некоторые из них заходят на территорию дворов жителей, другие – аккурат по имеющимся заборам людей. Но, как уверяет Алихан Бекенов, ссориться с людьми и местными властями он не хочет, поэтому даст проезд, разрешит прокладку водопровода, а вместо тех территорий, на которых сейчас стоят дома людей, готов получить землю где-нибудь дальше в степи.

Спрашиваю: а как так вышло, что ему разрешили ведение крестьянского хозяйства на территории города?

– Где город? Посмотрите вокруг! В Караоткеле тоже многие скот держат – и ничего!

По другую сторону трассы, уж точно на городской земле, как рассказал Алихан Бекенов, хозяйничает другой человек. И там вопрос решен – целевое назначение участка поменяли, и скоро начнется стройка коттеджного городка.

Телки в обмен на недвижимость

– Мы думаем, что вся эта история с этноаулом – попытка легализовать землю. Он уже начал продавать саумал, сейчас пару юрт поставит, а потом пойдет в акимат – якобы работает на земле, и будет просить поменять ее целевое назначение, – говорит Оксана Кузьмук.

Так это или нет – станет известно уже очень скоро. Но продажа домиков в пригороде Нур-Султана, конечно, более выгодное предприятие, чем торговля кумысом. Вот только как же генплан и люди? Выдержат ли близлежащие коммунальные сети такую нагрузку? А то, что строители могут на территорию древнего городища залезть, – нормально? И как быть с зеленым поясом вокруг столицы? Не сходится он, получается…

В общем, у жителей Караоткеля уйма вопросов. И не только к фермеру. Они написали письма в столичный акимат, Генпрокуратуру, минсельхоз, минэкологии и другие госорганы. Пока ответило только управление архитектуры города Нур-Султана. Там лишь подтвердили: за гражданкой Бекеновой закреплен во временное землепользование земельный участок, состоящий из 2 полигонов. Один – почти 40 гектаров, другой – почти 80.

Мы попросили прокомментировать ситуацию главного архитектора столицы Нурлана УРАНХАЕВА. Как честно признался Нурлан Тельманович, о ситуации возле поселка Караоткель он не в курсе, но согласился, что, раз владения фермера с 2 сторон от объездной трассы, это как минимум наполовину территория Нур-Султана. Нурлан Уранхаев: не нравятся мои решения – переписывайте СНиПы!

– Согласно законодательству о статусе столицы, ведение сельского хозяйства на территории города не допускается. Но при этом земли сельхозназначения в городе действительно имеются. И это вызывает некоторые проблемы: мы не можем у них изъять эту землю, потому что они ее не используют по той причине, что ведение сельскохозяйственной деятельности в городе запрещено, – говорит он.

Поэтому единственное, что могут сделать владельцы такой территории, – это либо обменять ее на свободный участок где-то в сельской местности, либо поменять целевое назначение участка. И да, если коммуникации позволяют, вполне возможно – на строительство коттеджного городка, многоквартирного дома или еще на что-то.

Но и жители сдаваться не намерены: это, конечно, замечательно, когда кто-то зарабатывает деньги на продаже недвижимости в пригороде, но не в ущерб живущим рядом людям. А тут получается именно так: в поселке Караоткель недостроены дороги, бывают перебои со светом и водой, куда здесь строить новый микрорайон? Поэтому активисты обратились в соцсетях к Президенту РК – авось глава государства найдет для телок и кобылиц новое местожительство?

P.S. В город мы возвращались по этой же объездной трассе – буквально в километре от будущего этноаула, возле тихого водоема и недалеко от дороги паслись кремового цвета коровы. По рассказам жителей Караоткеля, именно таких разводит Алихан Бекенов. Трасса здесь уже без ограждения, так что вероятность того, что какая-то буренка выскочит на дорогу, и впрямь очень велика. Пастуха в зоне видимости не было.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи