Опубликовано: 3100

Нурлан Уранхаев: не нравятся мои решения – переписывайте СНиПы!

Нурлан Уранхаев: не нравятся мои решения – переписывайте СНиПы!

Вот уже полтора года Нурлан УРАНХАЕВ – главный архитектор столицы. За это время он успел разработать ее дизайн-код, начать реализацию мастер-плана, утвердить масштабный проект преображения площади перед акиматом и даже перенести в Нур-Султан горы и лыжню. О том, как будет дальше меняться внешний вид города, он рассказал нашей газете.

За что не любят архитектора?

– Нурлан Тельманович, вы уже полтора года, как главный архитектор столицы. И, когда переезжали сюда из Алматы, наверное, ставили перед собой какие-то цели. Расскажите о них.

– Хочется навести порядок в сфере архитектуры. Выстроить так работу, чтобы ничего и нигде не давало сбоев. Чтобы город строился по заложенным правилам и нормам. Из-за этого мной вечно кто-то недоволен, говорят: вас заправщики ненавидят. А почему? Потому что я не разрешаю им строить новые АЗС. Но, с другой стороны, вы знаете хоть одного человека, который бы не смог найти в Нур-Султане место, где заправиться? Или очереди огромные на заправках видели? Следовательно, нам новые здесь не нужны – пусть строят на объездной. Сейчас уже никто не ходит к нам и не приносит проект новой АЗС в городе.

Или застройщики возмущаются, что я им не разрешаю без паркингов строить. Но какие ко мне вопросы – идите, меняйте СНиПы: будет в них написано, что можно без паркинга строить дома, – и я разрешу. У нас ведь всё четко прописано – процент озеленения, плотность застройки и так далее, но нет…

Вот, например, буквально вчера на прием к акиму приходил мужчина жаловаться на меня: ему ранее управлением архитектуры города согласовали строительство одноэтажного паркинга, а он самовольно построил трехэтажный, имеется решение суда о его приведении в соответствие с проектом, а я у него виноват. Или еще один жалуется: хотел надстроить шестиэтажное торговое здание возле столичного рынка. А я запретил, потому что там и без того улицы забиты. Он говорит, у меня есть решение координационного совета. Открываем его, а там и правда разрешили. Но черным по белому написано: разрешить при условии расширения улицы. То есть, пока улицу не расширят, я просто не имею права ничего разрешать там строить!

И таких примеров – масса.

Бросай авто – вставай на лыжи!

– Вот вы говорите, что у нас достаточно заправок. А чего, на ваш взгляд, не хватает?

– Мест для отдыха (задумчиво смотрит в окно. За стеклом виден кусочек столичного Арбата и Набережной). Парков много, но они совершенно не продуманы. Недавно, помните, шум поднялся – мы разрешили фитнес и ресторан в Ботаническом саду. Но в чем проблема? Общественные обсуждения ведь были еще в 2014 году. Кто пойдет в этот Ботсад просто гулять? В парках нужны места притяжения. Посмотрите мировые аналоги – есть вся инфраструктура, есть места для того, чтобы посидеть и выпить чашку чая, а есть нетронутая природа для желающих ею насладиться.

Мы сейчас ищем новые возможности для развития общественных пространств, причем с учетом климатических условий столицы.

Вот, например, на днях запустили в парке Ататюрк искусственную трассу для сноубордистов и лыжников. "Nur-Sultan Snowpark" – там горки, каток, резиденция Аяз Ата, джиббинг, кофейня и пункты обогрева. Те, кто уже был там, говорят спасибо. Общественные пространства с новогодней атрибутикой появятся в парке Коктал, на площади перед акиматом, на набережной, практически во всех скверах. Всего за декабрь откроем по несколько снежных городков в разных районах столицы. За пандемию люди стали ценить свежий воздух, стал развиваться массовый спорт, надо это поддерживать.

Если говорить о других направлениях, то нам мостов не хватает. Дорог, связывающих районы. На самом деле, много чего еще – работать надо постепенно.

– Зато город активно застраивается высотками. И очень часто, глядя на них, лично я опасаюсь, что весь район со временем будет испытывать проблемы с канализацией, водой и скачками напряжения. Как пример – комплекс "Лесная поляна" в Косшы…

– До тех пор, пока застройщик не получит архитектурно-планировочное задание, не согласует эскизный проект, он не имеет права строить. А мы его не дадим, пока нет соответствующих технических условий – то есть воды, канализации, тепла и электричества. Ранее, до 2018 года, АПЗ могли давать к проектируемым сетям. Сейчас это делать нельзя. Соответственно, если идет стройка, значит, инженерные сети на них предусмотрены. Хотя, конечно, есть старые стройки, которые подключены по временным схемам. С ними надо что-то решать.

А еще у нас, надо признать, есть проблема нехватки тепловых мощностей. Газификация частично эту проблему снимет, но не полностью. Надо строить ТЭЦ-3. И с канализацией, водой есть проблема нехватки мощностей…

Наши динозавры

– Вы уже начали говорить о том, что Нур-Султану нужны места отдыха. И, как помню, это была одна из ваших первых идей – оборудовать в городе несколько променадов. В том числе – по проспекту Бейбитшилик, в районе торгового центра "Евразия" и другие. На какой стадии эти проекты?

– У нас в обществе есть ошибочное мнение о том, что достаточно просто закрыть улицу для машин, и всё – она местный Арбат. Но на самом деле для того, чтобы пешеходное пространство было удобным и комфортным, необходимо учесть множество нюансов. Это и комфортные съезды, и переходы, скошенные бордюры…

Элементарно – у нас на многих пешеходных улицах путь пешехода перекрывает крыльцо какого-нибудь магазина или кафе.

По сути, бизнесмен нарушил нормы городской застройки – он заступил за красную линию, и их надо сносить. В Алматы, при реконструкции улицы Панфилова, мы так и делали. Многие возмущались, но правила есть правила.

Здесь мы только начали эту работу. И иногда мне кажется, что наше управление – этакий динозавр: вроде страшный, а ручки коротенькие. У нас в управлении работает 47 человек. Чтобы вы понимали, каждому сотруднику ежедневно приходится отвечать в среднем на 23 письма. Причем это же не просто переписка. Надо дать либо правильно мотивированный отказ, либо соответствующее закону разрешение. То есть это большая ответственность.

Для сравнения – в Алматы 54 человека в архитектуре и 35 – в земельных отношениях. Да, там больше численность населения, но обращений гораздо меньше. Во-первых, свободной земли там фактически нет, поэтому за ней никто уже не обращается. Во-вторых, город давно сформировался.

Вот вы в начале беседы спрашивали о моих задачах. Я сказал, что хочу навести порядок. Это не только города касается – я выстроил четкий регламент работы с обращениями: каждый сотрудник знает, что и как смотреть, в какой последовательности – чтобы дать решение по тому или иному вопросу. Эти регламенты позволяют нам хоть как-то успевать.

Место для лебедей

– Летом наша газета писала о проекте осушения Малого Талдыколя. Вы обещали еще раз изучить ситуацию. К какому выводу в итоге пришли?

– Вот смотрите (подходит к огромной карте города, которая висит на стене). Хан-Шатыр, Зеленый Квартал… Всё это когда-то было территорией малых Талдыколей. Часть водоемов осушили ради строительства, часть высохли сами по себе. И тут главный вопрос – почему они высохли? Еще с 70-х годов прошлого века туда сливались условно очищенные стоки со всего города. Помните старую историю с запахом? Вот от этого и был запах. Построили вторую очередь очистных сооружений, перестали сливать нечистоты в Талдыколь – пропал запах, и не имеющие природной подпитки болотистые участки Талдыколя стали естественным образом сохнуть.

Есть такое предприятие "Биосфера". В 2013 году они разработали научное обоснование по водопонижению данного района. Гидрологи предприятия год изучали эту местность – проводили анализы воды, пробы грунта и так далее.

В этой воде не то что купаться, ею растения поливать нельзя – там многократное превышение нормы содержания свинца и других тяжелых металлов, фтора и так далее.

Если есть бешеное желание этот водоем сохранить, то всю воду из него необходимо выкачать, снять верхний слой грунта и в идеале забетонировать дно.

Так что я лично никаких мотивов для того, чтобы сохранять Малый Талдыколь, не вижу. Нас пугали, что лебедям негде плавать будет – вон, есть 5,7 тысяч гектаров Большого Талдыколя! Тем более что мы собираемся вокруг этого водоема строить шикарный экопарк.

Ходи сколько хочешь!

– Сейчас, когда говорят о будущем города, часто ссылаются на мастер-план. Он как-то кардинально отличается от генплана?

– Мастер-план "Нур-Султан – комфортный город" объединяет генеральный план и долгосрочную стратегию развития до 2030 года. Одна из его задач – создание "города для людей" с приоритетом для пешеходов. Планируется создавать новые центры притяжения, комфортные и безопасные пешеходные зоны, удобные пространства для отдыха, для спорта, детские площадки, велоинфраструктуру. Инициировали программу благоустройства города до 2025 года.

В этом году, к примеру, благоустроили 150 дворов и 54 общественных пространства.

Заброшенные пустыри стали превращать в точки притяжения.

Так особенно популярными стали минувшим летом подмостовые пространства, паркур-площадки и скейт-зоны. В следующем году улица Омарова станет у нас полностью пешеходной, с фонтанами, детскими площадками, уличной мебелью. Ведутся проектные работы по реконструкции улиц правого берега с приоритетом для пешеходов. Общая протяженность первого этапа 27 километров.

Брат ты мне или не брат?

– Одна из проблем города – разнобойная реклама и вывески повсюду. Вы обещали и ее решить…

– Мы уже разработали дизайн-код, который как раз и призван вернуть городу визуальную чистоту. Он опубликован на нашем сайте saulet.astana.kz – заходи, изучай. И я бы всем бизнесменам и застройщикам рекомендовал почаще это делать. Там прописано всё – какие фасады должны быть, какая уличная мебель, какое мощение. Новые объекты мы без соответствия дизайн-коду строить просто не разрешим, а вот на то, чтобы привести в порядок имеющиеся, конечно, потребуется определенное время. Как шутки о левобережных невестах встраиваются в местную мифологическую матрицу и действительно ли в архитектуре столицы виден масонский след

– А покосившиеся домики несогласных с компенсацией во дворах многоэтажек в дизайн-коды как вписываются?

– Сейчас большинство владельцев этих домиков ходят за застройщиком и просят выкупить их участок. А уже поздно – часто и застройщика этого уже нет. Но я согласен, что это проблема. Если бы эти стройки начинались бы при мне, я бы такого не допустил. Оно же как бывает иногда – на чистой земле застройщик построит первую очередь жилого комплекса – и ищи его потом. Поэтому я всем говорю: выкупи все частные участки, рассели людей, а потом дадим разрешение на строительство. Раньше застройщики со мной ругались. Говорили: "Ты же мой друг, чуть ли не брат, сват…". Я всем таким отвечаю: тем более, если мы с тобой такие друзья, делай всё по закону. Ты же не хочешь, чтобы у твоего друга потом проблемы из-за тебя были?

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи