Опубликовано: 4600

Почему банкиры, чиновники и условно осужденные бросились развивать сельское хозяйство

Почему банкиры, чиновники и условно осужденные бросились развивать сельское хозяйство Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

В последние годы многие политики, банкиры, бизнесмены ринулись в сельское хозяйство и сменили свои мандаты и галстуки на почетное имя фермера. Что это: патриотизм или большие барыши, о которых мы, простые смертные, не догадываемся.

“КАРАВАН” решил узнать, какие грядки заняли вип-персоны. И почему?

За долгие годы в стране утвердилась мысль, что делать бизнес в сельском хозяйстве вообще невыгодно. Что это сплошные убытки, риски, и минимальный выхлоп при огромных капиталовложениях и трудовых затратах. Обычные крестьяне бросали свои аулы и переезжали в города. Две самые мощные волны оттока сельского населения пришлись на начало девяностых-нулевых. Государство, чтобы хоть как-то сдержать этот поток выделяло беспрецедентные субсидии, помощь и поддержку. Сегодня подсчитать, сколько всего денег было вложено, очень трудно.

В 2013 году один из депутатов озвучил, что за семь последующих лет аграриям и фермерам выделят 3 триллиона тенге. На сегодня, как показывает практика, деньги в основном достаются крупным хозяйствам, обычные подворья так и остаются в стороне от многочисленных программ поддержки. Не потому ли, пока обычные крестьяне усердно переучивались в городских пижонов, люди с деньгами, властью и связями с удовольствием стали колхозниками с сотнями гектаров плодородной земли, пастбищ… Конечно же, все выглядит благородно, но люди с деловой хваткой навряд ли согласятся пахать без дивидендов. Тем более что все “новые крестьяне” до этого были известны только своей бескорыстной любовью к деньгам и умением взбираться по карьерным лестницам.

К тому же “новые крестьяне” развивают сельское хозяйство страны совсем иными методами, чем обычные фермеры, не упавшие на грядки со звездного олимпа. Как-то я была на встрече министра сельского хозяйства, тогда еще Асылжана Мамытбекова, с представителями бизнеса. Там же были и “новые крестьяне”. Они, не смущаясь, прямо с места в микрофон обращались к министру примерно так: “Саке, когда уже в конце-то концов ты инфраструктуру сделаешь, там у нас пастбища, нужен свет, вода…”. Представляю себе обычного фермера, который позволил бы себе такие “наезды”. Хотя, может, так и надо с нашими министрами и управленцами, зато на дальних угодьях будет светло и влажно, как в центре Астаны…

Чиновники и банкиры бывшими не бывают

Итак, пройдемся по грядкам нашего сельского хозяйства с табличкой “VIP”. Самое хлебное место – это, конечно же, зерновой бизнес. Тут компанией номер один по производству муки и макарон является “Зерновая индустрия”, которая принадлежит г-ну Нурлану СМАГУЛОВУ. Правда, назвать его бывшим чиновником можно с натяжкой, он четыре года был советником премьер-министра РК, попутно занимая должность руководителя ЗАО “Продкорпорация”, потом ушел в банкиры, четыре года был членом совета директоров АО “АтфБанк”.

Компания является одним из крупнейших экспортеров казахстанского зерна на зарубежные рынки – в Россию, Украину, Грузию, Иран, Узбекистан, Азербайджан, Турцию и так далее. У нее 7 элеваторов по стране, 3 мелькомбината и 4 макаронные фабрики. К слову, сам Нурлан Смагулов, можно сказать, вернулся к истокам. По образованию он биолог. Да и начал свой агробизнес он давным-давно, еще в 1995 году.

А вот из недавно прибывших в сельское хозяйство можно выделить бизнесменов, которые занялись мясом. Эта “грядка” стала особенно привлекательной относительно недавно. В ее развитие государство начало делать мощные денежные вливания с 2010 года – запомните эту дату. Тогда сообщили, что ежегодно будет выделяться более 1 миллиарда тенге на животноводство, акцент будет сделан на увеличении племенного поголовья крупного рогатого скота. Также сообщалось, что государство выделит на эту отрасль 130 миллиардов тенге кредитных ресурсов.

Так кто же у нас главный в этом секторе? Звание почетного фермера-животновода мы, наверное, отдадим Максуту БАКТИБАЕВУ. Сегодня он известен как председатель Мясного союза Казахстана и самый крупный бизнесмен, который экспортирует мясо. А еще три года назад он был директором департамента животноводства минсельхоза и даже обвинялся в злоупотреблении должностными полномочиями, воспрепятствовании предпринимательской деятельности и присвоении или растрате вверенного чужого имущества. Получил условный срок. Но, как говорится, кто старое помянет, тому глаз вон.

Сегодня Максут Бактибаев член совета директоров палаты Ангус Казахстана, руководитель ТОО SC Food. Интересно, что компания была создана в 2011 году, занимается племенным животноводством. И по данным НПП “Атамекен”, она была создана на средства кредита НУХ “КазАгро” в размере 3,3 миллиарда тенге и 2 миллиардов тенге собственных средств.

Еще один крупный бизнесмен, который экспортирует мясо, – Бакытбек АЛГАЗИЕВ. Его компания – Kazbeef LTD, которая позиционирует себя компанией номер один по производству мраморной говядины, была создана аккурат в 2010 году. Интересно, что семейное дело Алгазиевых – это банковская деятельность. Поэтому его уход в мясной бизнес выглядит весьма неожиданным, но если разложить все по полочкам, то вполне закономерным. Но не будем заострять, у нас впереди есть и другие герои.

Известный виноградарь и бывший министр государственных доходов и финансов Зейнолла КАКИМЖАНОВ в одном из своих интервью заявил, что инвестировать в сельское хозяйство перспективно. Поверим ему на слово. Возможно, это действительно так, если есть что инвестировать. Зейнолла Какимжанов, как он сам говорит, выпускает высококачественное вино премиум-класса. Строит большие планы по завоеванию мировых рынков.

Его политическая карьера закончилась на должности руководителя Инвестиционного фонда Казахстана в 2008 году, за два года до этого была открыта компания по производству вина. Про работу в инвестиционном фонде озвучивалось много критики, дескать, при нем фонд выдал рекордное количество проблемных кредитов и нанес ущерб в миллионы долларов. Теперь же Какимжанов слышит чаще похвалу в свой адрес – быть фермером не только модно, но и почетно.

Еще одна крупная фигура на грядках сельскохозяйственного бизнеса – г-н ТЕРЕЩЕНКО – отец первой приватизации, которую до сих пор называют в народе “прихватизация”. Сегодня он ведет сладкую жизнь в прямом смысле слова, его бизнес – мед, экспортируемый в Китай. Также Терещенко занимается птицеводством (по его выражению, это он ввел в рацион казахстанцев индейку). С Сергеем Александровичем я встречалась несколько лет назад. Мы делали обстоятельное интервью, и сколько бы я его ни пытала о том, почему он так круто поменял свою жизнь, так и не получила четкого ответа. Мастерство уходить от заданных вопросов, которым обладают наши чиновники, только отточилось с годами. Тогда Терещенко рассказал мне, что работает над книгой с рабочим названием “Во власти и в бизнесе”, возможно, там он раскроет тайну, почему чиновников стало тянуть к земле.

“Здесь – реальная валютная выручка”

Что могло привлечь чиновников и банкиров в сельское хозяйство, я спросила у экономиста Магбата СПАНОВА. Он считает, что бизнес на сельском хозяйстве действительно может стать той самой золотой жилой, где можно получать валютную выручку.

– Да, именно в сельском хозяйстве у нас мощные механизмы субсидирования, но это не единственная причина, почему сейчас эта отрасль стала привлекательной. Здесь реально можно получить валютную выручку. По миру двум миллиардам людей не хватает продуктов питания, вокруг нас рынки, где потенциальные потребители. С нашей территорией и потенциалом мы могли бы прокормить не только себя, но и соседей. Долгое время, правда, этому не уделялось особого внимания. Сельскохозяйственный рынок Казахстана не заполнен и не монополизирован до сих пор. И то, что богатые люди стали вкладывать туда деньги, хорошо. Они не вывезут этих бычков, баранов и землю на офшорные счета. Это уже хорошо, они начали развивать экономику страны. Что у нас получилось? В начале 90-х ученые и многочисленные академики вдруг стали уверять, что нам не нужны крупные хозяйства, кооперация, в результате развалили все колхозы, совхозы, людям раздали землю по паям. Появились сотни маленьких подворий. Но они не учли того, что не создают товарную продукцию, а лишь могут прокормить себя. Для производства нужна кооперация. Вернуть ее могут именно те, кто готов вкладывать деньги и создавать крупные хозяйства. И не важно, кто они: банкиры, чиновники…

“Я против латифундистов, но за фермеров”

Почему элита ринулась в сельское хозяйство, свое мнение высказал политолог Досым САТПАЕВ:

– Тут несколько причин. Во-первых, высокоприбыльные сектора экономики давно заняты, а сельское хозяйство – это новая, такая радужная перспектива, долгое время у нас она была нелюбимой падчерицей. А тут ситуация поменялась, государство стало уделять особое внимание ему и главное – финансы. В то время, как во многих других отраслях идет снижение финансирования, здесь – наоборот. Поэтому через сельское хозяйство можно получить сегодня доступ к финансовым ресурсам. Вторая причина – люди, работавшие во власти либо аффилированные с властью, думают, куда вложить свои ресурсы. Банки могут прогореть, рынок недвижимости может обрушиться, а вот земля остается самым надежным инструментом. В условиях Казахстана власть легко конвертируется в собственность и возможности. Если вы упали сверху, то и привлечь ресурсы, и получить доступ к самым жирным земельным угодьям намного легче. Миграция элиты в сельское хозяйство продолжится, и это, возможно, неплохо. Я лично против латифундистов, которые сидят на земле как собаки на сене. Если же идет производство, создаются рабочие места – почему бы нет.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи