Опубликовано: 4766

Сергей ТЕРЕЩЕНКО: О захвате рынков, пользе безработицы и политическом прошлом

Сергей ТЕРЕЩЕНКО: О захвате рынков, пользе безработицы и политическом прошлом

Сергей ТЕРЕЩЕНКО – личность, бесспорно, заслуживающая внимания. Первый Премьер-министр суверенного Казахстана, искушенный политик, а ныне успешный предприниматель рассказал “КАРАВАНУ” о том, как он живет сегодня и почему не боится кризиса.

И не такое видали

– Страна – в ожидании девальвации, все говорят о проблемах экономики. Как вы оцениваете сложившуюся сегодня ситуацию?

Глава Нацбанка Кайрат Келимбетов сказал, что шоковой девальвации в 220–240 тенге за доллар не будет. Понятно, что сейчас нужно переходить на другой режим. Ясно, что в экономике – непростые времена, особенно для тех, кто работает с экспортом. Обесценился российский рубль. Паниковать не стоит, но меры принимать необходимо. Когда мы начинали 23 года назад, было намного хуже. Деньги – тогда у нас были рубли – превратились в пыль. 1992 год даже вспоминать страшно. Сегодня ситуация совершенно другая. Мы пережили кризис 2007–2009 годов и этот переживем. Главное – чтобы государство выполняло свои функции, особенно если это касается социальной сферы.

Понятно, что нефть упала в цене почти в два раза. Но это шанс переориентировать экономику. На первый план может выйти сельское хозяйство. Сложности будут, доходы упали. Но, чтобы сохранить рабочие места, нужно открывать производства. Есть же у нас государственные программы, есть инвестиции из Китая…

– Многие сетуют, что при небольшом экспортном потенциале нам сложно будет выкарабкаться. Что мы экспортируем и где ниши для перспектив?

– Мы экспортируем нефть, металлы, пшеницу, мед. Если говорить о потенциале и нишах, то это все виды сельскохозяйственной продукции: мясо, молоко, овощи и фрукты. Философией нашего рынка должна быть экспансия. Мы должны сидеть на чужих рынках. У нас большая страна с маленьким населением и огромным потенциалом. Но прежде чем говорить о выходе на чужие рынки, надо свой наполнить. Вот, например, возьмем китайцев. У них во время кризиса разворачивается все производство и начинает работать на внутренний рынок – а там десятки миллионов потребителей. Нам проще, у нас население небольшое. Можем и себя накормить, и на чужие рынки пойти. Задача импортозамещения – это лишь первый этап, нужно продавать за границу. Сейчас стараемся, делаем, но пока плохо. Почему? Тут много проблем.

Неконкурентоспособны

– Как быть малому бизнесу в такие времена? Кризис для него – это новые возможности или сложности?

– Малому бизнесу всегда нужно подстраиваться, держать ухо востро, чутко реагировать на любые изменения. То, что ты сегодня можешь продать, завтра уже не покупается. Бизнес – это всегда риск. Сам не раз сталкивался со сложностями. Произведенное мясо птицы отправляли на экспорт, а тут девальвация рубля. На рынок хлынула продукция из России, а наша лежит на складе. В эти трудные времена власть должна очень четко работать с бизнесом. Нужно, чтобы акимы и их помощники добирались до каждого производителя – крупного, мелкого – знали их проблемы, помогали в их решении. У нас столько структур, которые закупают ту же продукцию – армия, больницы, школы. Ну не покупайте импортное, возьмите казахстанское! Поддержите своего производителя со сбытом. Нужно сейчас решить эти проблемы.

– Вы большое внимание уделяете сельскохозяйственной сфере. Каковы здесь основные проблемы?

– Они в том, что сегодня нет людей, которые бы эффективно работали в сельском хозяйстве. Везде очень низкая производительность труда. Производство нашей продукции в разы меньше, чем в других странах. Результат – наша продукция очень дорогая. Например, в Израиле 12 тысяч литров надаивают с коровы, у нас – всего 3 тысячи. При этом наши затраты значительно выше. Мы – неконкурентоспособны. Или производство зерновых – топчемся вокруг 12 центнеров с гектара, а мир получает 40–50 центнеров. Для мяса и молока нам нужна серьезная кормовая база. Прежде всего, это кукуруза и соя. Мы делаем мизер. Американцы вырабатывают 100 миллионов тонн сои – это белок, основа производства комбикормов. На севере Казахстана соя может расти без полива. Нужно проводить поощряющую политику, чтобы людям выгодно было этим заниматься.

Чем полезна безработица?

– Эксперты прогнозируют приток мигрантов в Казахстан. Это благо или не очень?

– Мигранты – это проблема, которая есть во всех государствах. Свои плюсы есть: люди приезжают и работают в тех нишах, где наши граждане не хотят. Это, как правило, низкооплачиваемая грязная работа. Но есть и много минусов. Например, рост преступности. С другой стороны, у нас уровень безработицы всего 5 процентов. Но в рыночных условиях, как бы это жестко ни прозвучало, безработица просто необходима. Нужны конкуренция, стимул. В мире хотели бы работать около 5 миллиардов человек, а лишь 1 миллиард 200 миллионов из них могут выполнять квалифицированно работу. У нас в эти годы трясло рынок труда. В сложный период потеряно много профессионалов. Все помнят, как наши ученые, инженеры становились торговцами. Потом был бум на юристов и экономистов. Сегодня пожинаем плоды этих перекосов.

– В чем основной порок нашего общества? Что мешает нам развиваться?

– Природа человека такова, что он всегда ропщет. В Казахстане созданы шикарные условия для бизнеса, но при этом все равно все плачут. Незачем вести разговоры – берись и делай. Вот взяли и запустили в производство казы из индюка. Захотели сделать мед – делаем, собрали пчеловодов. Сажаем сады, займемся рыбой. Не жду манны небесной. У меня своя госпрограмма, которую выполняю. В каждый дом казахстанца – 20 граммов меда в день, две рыбины в неделю, одного индюка. Я ни у кого ничего не спрашиваю, сам делаю. Другой порок общества – это, конечно, коррупция, она все тормозит.

Испытание интеграцией

– В 1991–1994 годах вы были Премьер-министром Казахстана. Какие три главные задачи стояли тогда и какова ситуация сейчас?

– Когда был Премьер-министром, стояли далеко не три задачи – много всего надо было решать. Главное – выжить. Вторая задача – сделать атрибуты нового государства. Третья – выбрать правильный курс. Ведь что было? Пустые полки в магазинах, безработные. Но благодаря терпению народа и верному курсу Президента у нас сегодня другая ситуация. Сейчас три основные задачи – удержаться на уровне, которого достигли, приспособиться работать в кризисных условиях и развивать новые производства для наполнения бюджета.

– Вы возглавляли Евразийский экономический форум. Многие ругают всевозможные интеграции. Что они реально дают экономике нашей страны?

– ЕАЭС (Евразийский экономический союз) – это идея нашего Президента, которую он озвучил еще 20 лет назад, выступая в Москве перед студентами МГУ. Спустя годы она воплотилась в жизнь. Так получилось, что это совпало с политическим кризисом, в котором находится сейчас Россия, и с экономическим кризисом, в котором пребывает весь мир. Понятно, что такие интеграции – это не только плюсы, но и определенные испытания. Если будем работать хорошо, то получим огромный рынок. Бояться интеграции не надо. Некоторые думают: появится какой-то центр, который будет командовать, как это было в советское время, – 93 процента предприятий в Казахстане были союзной и союзно-республиканской собственностью. Но сегодня другая ситуация.

– 2015 год – особенный для Ассамблеи народа Казахстана. Вы были заместителем председателя много лет. Как считаете, какие трудности сегодня возникают в нашем многонациональном обществе?

– Этот вопрос очень сложный, на него должны ответить ученые. В Казахстане в мире и согласии проживает огромное количество наций. Это, конечно, уникальная ситуация. Обычно проблемы в этом вопросе начинаются на бытовом уровне, поэтому очень важно, чтобы у людей были достаток, работа, достойная жизнь. Тогда не будет никаких проблем.

Об ошибках и иллюзиях

– Если оглянуться на вашу жизнь – политическую, предпринимательскую, она очень бурная. Что бы хотели исправить? Были ли ошибки, за которые себя ругаете?

– Не люблю сослагательное наклонение – что было бы, если бы. У человека нет шанса прожить свою жизнь заново. Меня всегда учил отец: где бы ты ни был, какой бы пост ни занимал – оставайся человеком. Я – человек простой в общении и всегда учусь. Учусь у тех, кто старше, и у тех, кто младше. Молодым всегда говорю: не бойтесь ошибок.

– Вы – автор книги о развитии рынка в Казахстане. Что из того, что было написано тогда, хотели бы сегодня подкорректировать?

– Это было давно – я написал эту книгу в 1993 году. И теперь хочу написать новую книгу, она будет называться “Во власти и в бизнесе”. В 1993 году мы только начинали строить государство и рынок себе представляли так: делай все, что хочешь, и продавай, а государство уйди в сторону и не мешай. Тогда это было правильно. Бизнесмены появлялись как класс. Все, кто сегодня управляет миллиардными проектами, свои дела начинали именно тогда. Но сейчас ситуация круто поменялась. Стало понятно, что нужна грань, где государство должно и не должно вмешиваться. Без государства все-таки не обойтись. Сегодня идет вторая волна приватизации, крупные государственные компании вышли на IPO, сейчас любой имеет возможность получить дивиденды. Каждый казахстанец может стать акционером или бизнесменом.

– Кем в детстве мечтали быть? Какие иллюзии развеялись, когда вы выросли и стали политиком?

– В наше время все мечтали стать летчиками или моряками. Но у меня из-за проблем со зрением и с ногой этому не суждено было сбыться. Но любовь к тельняшкам осталась на всю жизнь. Мой дядя был моряком, и мне перепадали иногда его “трофеи”. Я поступил в сельскохозяйственный институт. А что касается иллюзий, то еще не стал взрослым. Мне до этого очень далеко. Человек умирает тогда, когда в нем исчезает последняя капля детства. Мне иногда и похулиганить хочется. Жизнь заставила пойти в политику, но это не мое, мое – это реальное хозяйство. Впрочем, одна иллюзия развеялась – узнал, что в жизни есть предательство. И оправиться от него очень сложно.

Загрузка...