Опубликовано: 1840

Парадоксы радиации

Парадоксы радиации

Смертельная и спасающая, разрушающая природу и сберегающая ее, изученная и неизведанная… Всего за несколько десятилетий ядерной истории человечества радиация представала в самых разных обличиях. И по сей день она остается одним из самых парадоксальных явлений.

Общеизвестно, что радиация губительно сказывается на здоровье. Поэтому в Cемее, вблизи от которого 40 лет велись ядерные испытания, чуть ли не каждый панически боится, что независимо от даты рождения он умрет под “созвездием” рака. В этом убеждает и статистика.

– У людей, подвергшихся радиационному воздействию, в 1,5 раза выше уровень заболеваемости системы кровообращения (гипертония, ишемическая болезнь и пр.), в 1,8 раза выше риск развития онкопатологий, – говорит заместитель директора НИИ радиационной медицины и экологии (НИИ РМЭ) Талгат МУЛДАГАЛИЕВ.

Но парадокс в том, что Семей занимает отнюдь не первое место в Казахстане по числу инфарктов и рака.

Диагноз семейскому курильщику

Институт радиационной медицины и экологии в Семее – единственное подобное учреждение в стране. Его история началась в 1957 году. Тогда он назывался диспансером № 4 и был секретным учреждением, где изучали влияние радиации на природу и человека. Доказано, что радиация вызывает всплеск определенных хворей. Если человек большую часть жизни прожил в зонах радиационного риска Семипалатинского полигона, то, как правило, медики подтверждают, что в болезни виновны испытания. Но еще один парадокс заключается в том, что такие вердикты очень условны. Если у заядлого семипалатинского курильщика выявили рак легкого, как ответить наверняка, что стало причиной – радиация или табак?

 – У человека, всю жизнь жившего в зоне воздействия полигона, вероятность развития заболеваний более высокая, – поясняет ученый. – Но других критериев, по которым врачи могут категорично заявить, что виной недуга стала именно радиация, практически нет.

Группа риска и группа везения

Два года назад представители семейского общественного движения “Поколение” прошли специальное обследование в Национальном ядерном центре в Курчатове. В группу вошли пожилые люди, многие из них были непосредственными свидетелями ядерных “грибов” 1950–1960-х годов. Но в результате исследования эмали зубов и волос ни у одного из них не было выявлено в организме радиоактивных элементов. Старики, десятилетиями считавшие себя жертвами полигона, пришли в шок и ученым не поверили.

– Даже если человек жил на данной территории, он мог не получить облучения, – отметил Талгат Мулдагалиев. – Очень многое зависит от индивидуальных особенностей. При радиационном воздействии идет хромосомная аберрация, то есть поломка некоторых хромосом. У одних эти поломки могут сохраняться, у других восстанавливаются. Все зависит от состояния организма на момент воздействия – был ли человек ослаблен, был ли он сыт, что делал потом. Поэтому бывает, что кто-то умирает в 40 лет, а кто-то 82 года живет в зоне радиационного риска.

Стать жертвой можно за тысячи километров от Семипалатинского полигона. Так, в 2009 году тогдашний руководитель Национального ядерного центра Кайрат КАДЫРЖАНОВ рассказал о зафиксированном случае лучевой болезни у молодого человека. Он обратился к медикам с жалобой на боль в ноге, и каждый следующий врач давал направление на рентген. От десятка процедур, проведенных в короткое время, парень заработал лучевую болезнь.

Легенды малых доз

После чернобыльской катастрофы ходили слухи, что львиную долю ликвидаторов аварии набирали из Семипалатинской области. Мол, у постоянных “пользователей” радиации выработался иммунитет на излучение. А когда в те же годы в Семипалатинске зафиксировали обилие школьников-отличников, народная молва вынесла вердикт – регулярные ядерные испытания усиливают умственные способности детей. Тем более что в то время советская генетика активно экспериментировала с малыми дозами радиации. Например, облучали зерна пшеницы, после чего резко возрастали урожаи.

– Ученые до сих пор ведут дискуссии, полезны ли малые дозы радиации, – признает Талгат Мулдагалиев. – Что касается иммунитета к радиации, то семейчан нельзя назвать радиационно-устойчивыми. На начальном этапе малые дозы включают компенсаторные, защитные силы организма. Но силы человека не бесконечны, вскоре начинается спад защитных свойств. В качестве схожего примера можно привести исследование по холодовому стрессу. Люди, приезжавшие в Заполярье из других регионов, в течение трех лет демонстрировали завидную стабильность состояния здоровья. А потом холодовой фактор начинал воздействовать угнетающе, вызывая преждевременное старение.

Жертвы-долгожители

Радиация вызывает рак, но ею же его и лечат. Аварии на атомных электростанциях выжигают жизнь, но именно АЭС считаются самыми чистыми, поскольку не пускают в небо угольных дымов, как тепловые электростанции, не заиливают и не снижают уровень воды в реках, как гидроэлектростанции.

– Одна из главных наших задач сегодня – научить людей, живших в зоне воздействия Семипалатинского полигона, ответственно подходить к своему здоровью, регулярно проходить обследование и лечение, – подчеркнул заместитель директора НИИ РМЭ. – В Японии люди, подвергшиеся радиационному воздействию, – хибакуши – раз в год должны проходить обследование состояния здоровья. И продолжительность жизни хибакуши достигла 84 лет, что значительно выше, чем в целом по Японии. Это результат того, что пострадавших постоянно наблюдают и лечат. Да, мы подверглись радиационному воздействию. Но это не значит, что мы – жертвы. С радиацией можно бороться, можно благополучно жить и в наших условиях.

Семей

Загрузка...

[X]