Опубликовано: 230

Пальцы – к перу, перо – к бумаге

Пальцы – к перу, перо – к бумаге Фото - Виктор ВОЛОГОДСКИЙ

В Усть-Каменогорске набирает популярность увлечение каллиграфией

Опытные каллиграфы могут владеть десятками исторических стилей – от шумерской клинописи и египетских иероглифов до европейской готики и курсивов. Поэтому приходится постоянно учиться. Несмотря на то, что сейчас всё компьютеризировано, рукописные шрифты очень востребованны. Если есть основа, можно добавить элементы, изменить какие-то буквы, создать вариации.

Хочу красиво

– Надписи можно делать на стене, холсте, бумаге, стекле, доске – короче, на любой поверхности, – сразу снимает вопросы каллиграф Анастасия КОНОВАЛОВА.

В усть-каменогорской студии, где занимается Настя, ничего лишнего: столы, стулья. Даже обидно, что приобщение к изящному искусству идет в таких обычных условиях. Мастер только улыбается: для занятий каллиграфией важны не интерьеры, а внимание, аккуратность, терпение и усидчивость. У всех уроки начинаются с выведения крючочков и палочек, как в первом классе. А в итоге можно вырасти в художника стрит-арта, создающего уличные композиции, или дизайнера оригинального авторского шрифта.

– Новички, которые приходят на учебу, первым делом говорят: “Хочу красиво подписывать открытки”, – рассказывает преподаватель. – А это только крохотный кусочек возможностей. Каллиграфия – это не просто красиво выведенные строчки, это направление изобразительного искусства, которое сейчас активно развивается во всем мире. Например, художник Покрас Лампас, который входит в топ мастеров стрит-арта, создал свой авторский стиль на основе готического шрифта.

Культура письма берет начало в древности. В Китае и Японии, например, шаг за шагом, из поколения в поколение оттачивали шрифт до высот психологического самовыражения. В Европе в античные времена в ходу были в основном научные и литературные труды, шрифт, соответственно, был четким, строгим, владели им немногие. В Средневековье, когда разрешались только церковные книги, буквы выглядели, как безликие аскеты.

Зато в эпоху Ренессанса и в Новое время каллиграфия расцвела пышным цветом. Литеры закрутились причудливыми завитками и виньетками. Заглавные буквы стали вообще отдельным жанром – со сложными орнаментами, асимметрией, рисунками-аллегориями.

Царил галантный век, и на бумаге бал также правил озорник Купидон. Сам порхающий рисунок строк словно нес атмосферу кокетства и любовных интриг. Каллиграфы придумали целую систему тайных знаков. Например, буквы, выполненные в виде звеньев цепи или оков, говорили, что автор послания пленен красотой дамы. И наоборот: заглавные литеры, увитые лавровыми листьями, были знаком кавалеру, что он одержал победу над сердцем прелестницы. Такой стиль искусствоведы сравнивали с музыкальным произведением. Об “Алфавите любви”, изданном в 1666 году французским каллиграфом Пуже, отзывались как о менуэте на бумаге.

Экспрессия и психология

Сегодня, в век компьютеров, красивое письмо утратило былую роль. Современные каллиграфы – это графические дизайнеры и художники-авангардисты. Для примера Анастасия раскладывает на столе буклет из плотной черной бумаги. На одной странице – композиция в виде волны: с гребнем, солеными брызгами – стопроцентная экспрессия. Только присмотревшись, понимаешь: рисунок – это надпись, сделанная необычным динамичным шрифтом.

Другая страница – символичный дом с рядом окон. На ставнях указаны эмоции – грусть, одиночество, безволие… Но открываешь створки, а там ярко-желтые окна с надписями: "радость", "уверенность", "решительность".

– Экспрессивная каллиграфия воспринимается не отдельными словами или буквами, а как цельная картинка, – рассказывает мастер. – Текст есть, но он необязательно должен читаться. Художник может одним росчерком отразить на контрасте какую-то внутреннюю борьбу, выплеснуть эмоции. Каллиграфия – это мастерство со строгими правилами. Нужно определенным образом держать руку, под правильным углом направлять перо. Людям тяжело выйти за рамки. Зато экспрессия открывает возможности для творчества.

Дорогу осилит идущий

Усть-Каменогорск – промышленный город, далекий от изящных искусств. Тем удивительнее появление здесь людей, увлеченных шрифтом. У Анастасии всё решил случай. Она взялась помочь подруге оформить свадьбу. Нашла в Интернете массу вариантов красивых надписей, но ни один не смогла повторить. Это по-хорошему ее завело. Стала вникать, заказала какие-то инструменты. А когда пришла посылка с перьями и приспособлениями, не знала, что с ними делать. Поступила на первый дистанционный курс, потом на второй, третий.

Все инструменты для работы приходится искать в России или Европе, в нашей стране в продаже можно найти разве что черную тушь. Поэтому из зарубежных поездок устькаменогорка возвращается с пакетами перьев, держателей, маркеров, рейсфедеров, кисточек, красок, бумаги. Сейчас дизайнерские композиции Анастасии уже трижды участвовали в выставках молодых художников Восточного Казахстана.

– Стараюсь показывать все сферы, где можно применить письмо, – говорит мастер. – Усть-Каменогорск для этого сложный город. Но могу сказать, что понемногу у нас создается каллиграфическое сообщество.

Среди учеников молодого мастера – люди разных возрастов и разных профессий. Многие на первом занятии тяжело вздыхают: “Лет пять не держали ручку”. Затем проходит месяц-другой, и человека уже не оторвать от бумаги. Женщины, особенно бальзаковских лет, настолько погружаются в процесс, что не замечают, как пролетают 4-часовые уроки.

Этому, к слову, есть научное объяснение. Во-первых, при концентрации внимания на выписывании букв и завитков все проблемы уходят на второй план, психика разгружается. Во-вторых, задействуется мелкая моторика, которая, как известно, напрямую связана с познавательными способностями мозга. Чем больше развиваются пальцы, тем эффективнее профилактика заболеваний, связанных с нарушениями головного мозга, например, болезнями Альцгеймера и Паркинсона. В-третьих, тренируется память: необходимо запомнить каждую деталь, при этом воспринимать ее как часть полноценного текста и всегда держать в голове цельную картину.

– Когда ты пишешь, не можешь думать ни о чем другом, – поясняет мастер. – Нужно контролировать, как держишь перо, какой элемент выписываешь, где делать наплыв или нажим, следить за расстоянием. Много разных факторов, из которых складывается определенный шрифт. Всё внимание, на 100 процентов, уходит на решение этой задачи. У меня есть ученики, у которых цель – прийти на занятие и расслабиться. В Японии каллиграфия вообще входит в число терапевтических средств, ее назначают как упражнение для развития внимания и эмоциональной стабильности.

Кстати, среди учеников немало тех, кого ничто и никогда не связывало с творческими профессиями. Таким, по словам Насти, в начальный период труднее всего. Они заново учатся координировать работу руки и головы. Некоторые, столкнувшись со сложностями, отказываются дальше заниматься. Заявляют, что это не для них, и уходят. Зато у тех, кто смог освоить капризные петельки и крючочки, такая гордость за себя!

– У нас есть девиз: “В любой непонятной ситуации пиши буквы”, – заключает Анастасия. – У всех случаются перепады настроения. Что-то не получается, какие-то проблемы. В этом случае можно взять перо и выплеснуть эмоции на бумагу. И знаете, это работает.

УСТЬ-КАМЕНОГОРСК

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи