Опубликовано: 35100

“Откосить” от армии стало гораздо легче, чем попасть в ее ряды

“Откосить” от армии стало гораздо легче, чем попасть в ее ряды

Парадокс! Если раньше в Советскую армию гребли всех без особого разбора, то теперь за вакантные места, в строю юношам приходится буквально лбы свои расшибать, чтобы доказать свое желание послужить Отечеству верой и правдой. Конкурс на одно место, как в престижном вузе – от 6 человек и выше.

Пройти через многослойный фильтр жесточайшего отбора удается лишь избранным патриотам. Кому это сегодня по плечу, а главное – за сколько, выяснял специальный корреспондент “КАРАВАНА”, предложивший себя “покупателям” на роль обыкновенного солдата-срочника.

Осенний призыв в разгаре. Департаменты по делам обороны (по-старому – военкоматы) по всей стране сейчас “кипят”, как разворошенные муравейники. 16 тысяч юношей в возрасте от 18 до 27 лет планируется призвать до конца года. И весной в армию забрили примерно столько же молодых людей, и в прошлом году, и в позапрошлом.

По сообщению пресс-службы министерства обороны, ежегодно более 32 тысяч солдат-срочников вливается в армейский строй. Поставлять новобранцев должны все регионы Казахстана без исключения и в равных долях.

В Алматы, к примеру, из Генерального штаба пришла разнарядка на тысячу человек. Но желающих послужить Отечеству здесь в разы больше. Все как на подбор – мускулистые, подтянутые, счастливые. Вижу, что все рвутся на службу, и у всех глаза буквально огнем горят. Отказников нет. И матери не бросаются под ноги офицерам, чтобы не забирали их сыновей в армию на погибель, не отрывали от сердца. Наоборот, пришли сюда и умоляют “покупателей” определить сына в любую команду и наконец-то отправить в войска. Прямо идиллия.

Узнав, что я корреспондент “КАРАВАНА”, парни наперебой начинают “грузить” меня рассказами о том, как они с детства мечтали стать военными и теперь ждут не дождутся когда наконец-то наденут сапоги, пилотку и солдатский ремень. Что это? Показательный и хорошо отрепетированный спектакль или действительно желающих добровольно призваться на военную службу сейчас более чем предостаточно? Сотрудники Алматинского сборного пункта распахнули перед нами все двери, приоткрыли завесу армейской таинственности

300 вопросов

Быть тому или иному юноше солдатом или нет, теперь во многом решает компьютер. Пресловутый человеческий фактор сведен практически к нулю. Мода давать и брать взятки отпала за ненадобностью.

Никакой даже самый борзый начальник департамента по делам обороны не возьмет на себя смелость призвать на военную службу молодого человека, против которого по итогам теста выступит штатный психолог.

Все ходы здесь тщательно фиксируются, документируются, заносятся в электронную базу. Получается, что теперь в военкоматах не полковник “бог и царь”, не убеленный сединами военком и его замы. Солдатские судьбы теперь вершат обыкновенный старлей с дипломом психолога в кармане и военврач, вооруженный приказом министра обороны № 37.

Кстати, в коридорах минобороны витают слухи, что этот довольно жесткий, если не сказать “драконовский” министерский приказ в ближайшее время будет пересмотрен в сторону смягчения требований.

– Мы же в конце-то концов не космонавтов набираем в отряд, а всего лишь солдат срочной службы, – откровенничает заместитель начальника департамента по делам обороны Алматы полковник Фархат КУРМАНГАЖИНОВ. – Сейчас требования по состоянию здоровья настолько жесткие, что преодолеть барьер молодому человеку, желающему призваться в армию, бывает просто невозможно. Медкомиссия вынуждена безжалостно срезать даже тех ребят, у кого незначительные, на мой взгляд, недочеты.

– Родители призывников жалуются, что и психологи ваши вставляют палки в колеса со своими мудреными тестами. Интересно, а мы с вами такой тест пройдем?

– Почему бы и нет? Давайте попробуем.

И дает после этих слов команду главному психологу департамента по делам обороны Алматы ценное указание – пропустить корреспондента “КАРАВАНА” через все круги “компьютерного ада”, чтобы впредь другим журналистам неповадно было.

Я помню выражение: “назвался груздем – полезай в кузов”. Но здесь совсем другое дело. Понимаю, что после того, как я сяду за компьютер в составе призывников и приступлю наравне со всеми отвечать на каверзные вопросы психологического теста, в конце должен буду обязательно получить вердикт – годен или не годен для службы в армии. Хорошо, если годен, а если нет?

– Конечно, это пытка для любого нормального человека – ждать ответ, годен или нет. Это как своеобразное клеймо. Раньше девчонки замуж не выходили за тех, кто в армии не служил. Было такое время. Расслабьтесь и отвечайте не задумываясь, – читает мои мысли и дает старт терзаниям старший лейтенант Нуркен АСКАРОВ. – Отвечайте честно, искренне. Будете ловчить – компьютер сразу нам это покажет, а ваша голова от обмана тут же побелеет. То есть покроется инеем (улыбается). Вопросы несложные, но разглашать их законом запрещено, тем более фотографировать.

– А сколько их всего?

– Около трехсот. Бывает и меньше. Но это только психолог решает, какая именно методика будет применена к тому или иному призывнику. Вам достаточно ответить пока на эти триста. Готовы? Тогда время пошло. Армейский призыв под звуки марша

Черная метка

Тестовые вопросы не шокируют, скорее смешат. Ну как, скажите, нормальному человеку реагировать на такой: “Воровали в детстве игрушки у своих друзей?”. Признаюсь с ходу – воровал. (После при разборе мне психолог скажет, что именно такая группа простых на первый взгляд вопросов и определяет, лгу я или говорю правду в своих ответах.) Психологи утверждают, что все дети к этому склонны и это нормально.

Были вопросы и посложнее, скажем, готов ли я сурово себя наказать за какой-либо проступок? И тянет ли меня прыгнуть с крыши, когда я стою на карнизе 16-этажного дома и смотрю вниз? Отвечаю как на духу – тянет. На вопрос, бываю ли я вспыльчив, тоже отвечаю – “да”. О других вопросах рассказывать не могу, обещал психологу “не разглашать”. Слово надо держать. Кстати, в тесте и на это сугубо мужское качество сделан акцент – умеешь ли ты держать свое обещание? И что это мужское слово для тебя значит?

Примерно с двухсотого вопроса пошли задания на логику и графика. Надо было расставить фигуры или совместить их исходя из ситуации. Короче – чистая математика, в которой я не силен. На некоторые пришлось отвечать интуитивно. В итоге после 35 минут пытки психолог заглянул в свой компьютер и, чуть поразмыслив, заключил – для службы в армии ГОДЕН.

– Слава Всевышнему, – выдыхаю с облегчением.

– А бывают случаи, когда призывник специально заваливал тест? Или, напротив, стремился показаться гораздо лучше, чем есть на самом деле, чтобы быть призванным в ряды ВС во что бы то ни стало?

– Да, – отвечает психолог. – Всегда бывают попытки обмануть компьютер. Естественно, выявляем таких людей.

– И что тогда?

– Индивидуально по каждому принимаем решение. Беседуем, родителей оповещаем, в личном деле ставим соответствующие отметки. Но если человек не желает служить в армии по каким-либо причинам, упирается, говорит, что хотел бы получить отсрочку, то стараемся не тянуть его силой, благо выбирать есть из кого.

– А если действительно не годен и склонен к суициду, но страстно хочет служить, то вы даете такому призывнику шанс?

– Ни в коем случае. Вот здесь срабатывает стоп.

По словам Нуркена Аскарова, в личном деле призывника на обратной стороне экзаменационного листа появляется отметка – “Психолог не рекомендует”. Своеобразная “черная метка”, которую комиссия не может игнорировать, чтобы впоследствии не попасть под уголовную статью.

Шанс есть у каждого, было бы желание

– Мы много работаем с родителями призывников, самими молодыми людьми, их ближайшим окружением в ходе изучения призывного контингента, – комментирует полковник Фархат Курмангажинов. – И повестки на дом не разносим кому попало. Внимательно изучаем, анализируем, сопоставляем. Удары, как в авиации, наносим точно в цель (улыбается). Потому в нашем департаменте отказников нет. По итогам прошлого года – первое место из 16 по всей республике. Всех, кого мы призываем на срочную службу, как правило, добросовестно относятся к выполнению своего конституционного долга и не подводят своих командиров. Кузница патриотов

– Девушки могут быть призваны на срочную службу?

– На срочную службу нет, а вот на контрактную – пожалуйста. Кстати, сейчас в казахстанской армии очень много женщин проходят действительную военную службу. И полковники среди них есть. К примеру, департамент по делам обороны Алатауского района Алматы возглавляет полковник Гаухар СЫРЛЫБАЕВА. Для некоторых непривычно, но факт-то реальный. В Генеральной прокуратуре тоже служит женщина в звании генерал-майора. У нас кругом равноправие (улыбается).

– Что посоветуете родителям призывников, которые обивают пороги департаментов по делам обороны и всеми правдами-неправдами стараются сбагрить своих порой непутевых чад в армию?

– Вот именно – сбагрить. Отправить в войска для перевоспитания. Не следует этого делать. Армия не предназначена для перевоспитания молодежи. У нее совершенно другие цели и задачи. Да, она закаляет, делает людей более ответственными, мужественными, сильными. Растит настоящих патриотов и готовит защитников. Но настоящие крепкие “гвозди” получаются из тех, кто силен физически и морально, кто не хлюпик и не маменькин сынок.

И если родители прислушиваются к советам психологов и своему собственному сердцу, то никаких ЧП не случится с их детьми. Не в пушечном мясе нуждается наша армия, не в массовом призыве, а в профессионалах.

В тех, кто не корысти ради надевает на плечи погоны, не из-за военного билета и карьеры, а делает это по зову сердца и здоровой головы. Таким призывникам, конечно, мы рады, и таким патриотичным молодым людям всегда и везде зеленый свет!

И еще, на мой взгляд, один очень дельный совет дал полковник Курмангажинов всем призывникам и их родителям.

Не надо бегать от призывной комиссии, скрываться за границей, учиться до посинения, тратить деньги и тянуть время до предельного возраста в надежде, что после достижения 27 лет военный билет сам в руки упадет. Так можно запросто и под статью уголовную угодить за дезертирство или уклонение от службы в армии, нарваться на штраф в 2 миллиона тенге и лишиться свободы года на два.

– Молодой человек получив повестку, в назначенное время должен явиться в соответствующий департамент по делам обороны и решать вопрос на месте, – продолжает полковник. – Подходить индивидуально по каждой новой “вводной” для получения законной отсрочки: учеба, женитьба, понос, золотуха... Мы же люди, а не звери. И не надо нас бояться как огня. Тем же, кто не совсем здоров или с законом был не дружен, советую не тратить времени зря и даже не пытаться в армейский строй просочиться. Или медкомиссия срежет, или психолог, или КНБ.

– А если за деньги? Испокон веков ведь родители умели находить в ваш храм дорожку и решать вопросы. Или сейчас взятки не в моде?

– За деньги можно пройти альтернативную службу только в военно-технических школах. Стоимость обучения на сегодняшний день составляет 263 тысячи 318 тенге. Но и там к здоровью очень строгий подход. И определенные возрастные рамки имеются, и обязательное условие – высшее образование.

– Кто дает направление в ВТШ?

– Департамент по делам обороны. Заявки рассматривает та же призывная комиссия коллегиально и в высшей степени прозрачно. Шанс есть у каждого, было бы желание.

КОММЕНТАРИИ

[X]