Опубликовано: 14400

«Они сказали мне, что я буду работать проституткой»: жуткие истории сексуального рабства

«Они сказали мне, что я буду работать проституткой»: жуткие истории сексуального рабства Фото - Назгуль АБЖЕКЕНОВА

Приют в Астане дает крышу над головой и помогает жертвам сексуального и трудового рабства

Пение петухов, копошение в картонных коробках выводка утиного семейства, цветущие деревья – обычная радужная картина жизни в загородном доме. Но в стенах этого дома, что расположен в пригороде Астаны, обитают люди, пережившие большую непогоду в своей жизни.

Пристанище униженных

Центр временного проживания – «Көмек» при частном фонде «Корғау-Астана» работает с 2009 года. Приют, которым руководит правозащитница Анна РЫЛЬ, - уникальное место, где жертвам трудовой и сексуальной эксплуатации оказывают несколько видов специальных социальных услуг, от юридической консультации до помощи психолога. Место выбрали специально подальше от города, где тихо, спокойно, где человек, переживший унижение, насилие, страх, мог бы восстановиться.

– Ранее я имела опыт работы в кризисном центре для женщин - жертв бытового насилия. Но потом поняла, что хочу создать организацию, где работа будет вестись так, как я вижу, поэтому мы создали «Корғау-Астана». Приют мы основали на собственном участке земли за городом. Через полгода получили проект от министерства юстиции, при их поддержке и нашими усилиями переоборудовали и дооснастили помещения. Все эти восемь лет приют растет, мы сделали пристройки для содержания мелкого домашнего хозяйства, ограждение. Построили два здания – женский и мужской домики, провели воду, свет, сделали ремонт. Было много трудностей, за это время мы и без финансирования оставались. Но сейчас все потихоньку наладилось. Являемся партнерами Международной организации по миграции, минздравом и соцразвития утверждены госстандарты, по которым мы работаем, нас на постоянной основе поддерживает государство – через управление труда и социальной защиты. Открываемся и в других областях и городах, – рассказывает директор Анна Рыль.

Приют рассчитан на 25 мест. В основном здесь жертвы торговли людьми – граждане Казахстана.

– И их не становится меньше. Если в первый год к нам поступили 30 человек, то на следующий – уже 49. Пик обитателей приюта пришелся на 2015 год, когда к нам обратились 79 человек. В прошлом году приняли 50. Думаю, такие показатели связаны с изменениями в законодательстве, ограничивающими въезд мигрантов, – говорит Анна. – И если раньше жертвами нелегального трафика становились чаще приезжие, то сейчас много местных, это люди из неблагополучных семей, выпускники детских домов, лица, живущие без документов.

В 2014 году по инициативе МВД были внесены изменения в некоторые законодательные акты по вопросам торговли людьми, что позволило более эффективно привлекать продавцов живого товара к ответственности, отмечает наша собеседница.

От рабства не зарекайся

Люди находятся в приюте на время следствия и восстановления документов. Максимальный срок пребывания – до 6 месяцев.

– Чаще всего постояльцев к нам привозит полиция, бывает, жертвам помогают соседи или клиенты. Люди бегут из Акмолинской, Карагандинской областей в Астану – надеются на помощь в центре, а не там, где содержались в неволе. Чаще всего незаконный труд используется на стройках и в фермерских хозяйствах. Людей держат как рабов: заставляют работать с 6 утра до ночи, без выходных, за кусок хлеба. Отдаленность частных подворий заставляет жертв пережидать зимы, чтобы по первому теплу попытаться добраться до центра, – рассказывает Анна Рыль.

С начала года зарегистрировано 26 фактов эксплуатации граждан: 17 - трудовой и 9 – сексуальной. Секс-услуги по принуждению оказывали 8 гражданок Казахстана, среди жертв трудового рабства – 10 граждан Узбекистана.

Одна из бывших обитательниц приюта – Н. Обычная с виду семья, благополучная, но девушка страдала девиантным поведением.

– В очередной свой побег из дома Н. знакомится с людьми, предложившими работу. Так девушка оказалась в сексуальном рабстве. Когда история закончилась, мы помогли ей пройти курсы кондитера, сейчас она трудоустроилась. Другая жертва, прошедшая через наш приют, попала в историю, будучи на учебе в Корее. Прехорошенькая студентка оказалась в салоне интимных услуг. Каким-то чудом ей удалось позвонить своему знакомому в Казахстан, тот связался с посольством РК... После возвращения девушки мы помогали и ей, и ее семье, – вспоминает директор приюта.

Ни возраст, ни социальный статус, ни жизненный опыт не могут гарантировать человеку того, что он не станет жертвой трафика, подчеркивает правозащитница. 

– У мужчины на Карагандинской трассе сломалась машина, остановились люди, затолкали его в багажник и увезли на делянку. Тот отказался работать, тогда его избили. В этом случае жертва похищения пошла до конца – после больницы дошла до суда, похитители выплатили серьезную компенсацию, – делится историей Анна.

«Дочки-матери»

Часто в ловушки работорговцев попадают безработные из ближних стран.

– Как это произошло с Тамарой – 35-летней жительницей Самарканда, которую знакомая пригласила в Казахстан на работу няней. Женщине, воспитывающей 7-летнюю дочь, оплатили  дорогу. А по приезде в Астану ее на квартире ждал «сюрприз» - предложение работать проституткой.

За отказ женщину избили, в итоге она согласилась. В этой же квартире были другие подруги по несчастью. По счастливой случайности однажды хозяин оставил  ключи от квартиры, все девушки разбежались. Тамара сразу пошла в полицию писать заявление. А после оказалась в приюте, – рассказывает Анна.

Таким же путем в Казахстан попали три девушки из России – их пригласили на работу, а по прибытии заявили, что каждая должна 2 тысячи долларов за транспортные расходы.

 – Пока не отработаете - не отпустим, пригрозили «работодатели». Отработка та же – секс-услуги. Одной россиянке удалось убежать, она попала к нам. Другая, Аня, написала ей на телефон «Помоги мне». Попытка установить местонахождение этой девушки пеленгатором не удалась. Человек пропал.., – с тревогой говорит наша собеседница.

Анна Рыль отмечает: поставка девушек для занятия проституцией происходит разными путями – обманом, уговорами, угрозами. Для дальнейшей эксплуатации посуточно, понедельно снимаются квартиры, ночью девушки покидают квартиры под присмотром охраны.

Цена одной секс-рабыни – от 3 до 15 тысяч тенге за час и 30 тысяч за ночь. Если в притоне находится, к примеру, 5 девушек, это уже 150-200 тысяч тенге за один день. Этих денег хватает на содержание квартиры, зарплату охране и таксистам.

Два года назад прогремела история, когда в Астане на 7 лет осудили сутенершу, возившую по саунам юных девочек. В этой компании были 14, 15 и 16-летние проститутки, за которых состоятельные клиенты платили большие деньги.

«Мамочка» не удерживала девочек насильно, дарила им золотые украшения, модную одежку. Денег, правда, не давала. Но для детей из неблагополучных семей и дешевые подарки были счастьем.

От степи до Левого берега

Сейчас в мужском отделении приюта находятся шесть человек, в женском – пять.

Владимир родом из Беларуси, много лет назад поехал в Ташкент к другу, там потерял деньги, возвращаясь на родину, оказался в Казахстане. Первое время подрабатывал в Шымкенте, Сарыагаше. Доехал до Алматинской области, где попал в трудовое рабство - вместо обещанного строительства кошары его заставляли пасти баранов.

– Я возмущался, а куда уходить – не знаю. Два раза убегал - два раза ловили на лошадях. Избивали в степи – били, ой как. Вот, зубов... (мужчине выбили зубы – Прим. авт.). Убежал. До Алматы добирался перекладными - не хочу вспоминать. Пешком шел по степи: день лежу, ночью иду. Вот, порезали, когда нашли… Когда бежал? Не помню, весна или лето было…

Сейчас консул бумагу выдал мне на возвращение. Но проблема – надо поставить печать, в миграционной пока не ставят, - говорит 70-летний мужчина, которого за эти годы никто не искал.

Как не ищет приемную дочь родительница из Костаная. Арайлым 18 лет, месяц она находилась в сексуальном рабстве в Астане. Жительницы Шымкента рассказали о том, как попали в сексуальное рабство

- Я приемный ребенок, ревновала маму к отчиму. До его появления мы жили хорошо, она всегда со мной разговаривала. Потом она с мужем развелась. А как отчим появился – я оказалась лишней, ревновала. Поэтому и убегала из дома - чтобы не видеть, как счастливо они живут. А потом она меня в спецшколу отправила.

После очередной ссоры с мамой я приехала в Астану с подругой, но она меня «кинула», вещи, документы забрала.

Потом я с парнем познакомилась, он обещал найти работу. И предложил временно пожить у него. Привез на Левый берег, на Сыганак (название улицы – Прим. авт.), когда зашли в квартиру, там сидели двое парней. Они сказали мне, что я буду работать проституткой. С первого раза я отказывалась, потом они начали пугать, что я не выйду живой из квартиры. С перепугу я и согласилась. Тот, который привел меня, остался в квартире со мной, а эти двое поехали на вокзальный пятак – искать клиентов, – вспоминает девушка. 

По словам Арайлым, заработанных денег она не видела, питалась один раз в день. 

– Ночью работаешь, днем сразу спать ложишься, просыпаешься вечером. Деньги клиенты мне в руки дают, я должна обязательно им отдать. Если не отдам – все равно заберут силой.

Однажды они привели пьяного друга, а сами пошли за девчонкой, с которой мы должны были работать вместе. И ушли втроем, оставили ключи другу, который, протрезвев, должен был закрыть квартиру. Я воспользовалась тем, что тот парень уснул, собрала вещи и убежала. Пошла в мечеть, там сказали помогут, но сперва нужны документы. И ментов вызвали, которые меня забрали. Я написала заявление  на сутенеров, их ищут. А один из оперов привез меня сюда, в приют, сказал, что мне здесь и документы сделают, и вещи дадут, и на работу устроят, – рассказывает Арайлым.

Находясь в приюте, девушка прошла курс маникюра, ей купили весь необходимый набор инструментов.

– Скоро Арайлым нужно будет покинуть приют, и сейчас она в поиске работы. Вот если бы она сама или кто-то помог найти работу с проживанием – это был бы выход из положения. Она может делать уборку, работать в салоне красоты. Я слышала, что девочек без крыши над головой берут на работы в хостелы, где они и трудятся, и живут, – делится надеждами Анна Рыль. 

Другая обитательница приюта – 22-летняя Айгерим из Талдыкоргана. В Астану она приехала вместе с парнем, признавшемся ей в любви и пообещавшем светлое будущее в столице. А по приезде через пару дней «принц» продал девушку за 50 тысяч тенге. Благо, покупательница оказалась человечной и спросила Айгерим, в курсе ли она, что ее продают…

Сейчас девушка ждет суда над несостоявшимся женихом. В приюте она подружилась с Арайлым.

– Мы хотим вместе всегда ходить, жить. Новую жизнь начать. Мы подругами стали, понимаем, как тяжело, когда никого нет. Друг друга будем поддерживать, завтра выйдем замуж - все равно будем общаться, - говорят девушки.

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи