Опубликовано: 780

Номер, который никто не повторил

Номер, который никто не повторил Фото - Тахир САСЫКОВ

– Какие они, Жан-Клод Ван Дамм, Киану Ривз, в обычной жизни? – спрашиваю казахстанского каскадера, руководителя конно-акробатической группы “Номады” Жайдарбека КУНГУЖИНОВА. Вместе с другими артистами Алматинского цирка он бок о бок снимался со звездами в популярных голливудских фильмах.

Разговор происходил на конференции, посвященной выпуску монографии “Развитие циркового искусства в Казахстане”. Совсем скоро Казгосцирк отметит полувековой юбилей!

Презентация книги прошла в Национальной библиотеке РК в Алматы. Для гостей артисты цирка устроили мини-представление прямо в фойе. Дрессировщик собак Тимур КОРЖУМБАЕВ привел своего пушистого питомца. Канатоходец Мадина АГБАЕВА демонстрировала возможности акробатики. Были танцоры, жонглеры, клоуны…

Виновник торжества – автор монографии на казахском языке, деятель культуры, директор цирка Нурбакыт БОКЕБАЕВ – рассказал, что много лет изучал историю зарождения циркового искусства в казахской степи. И пришел к выводу – это древний стержень казахской культуры:

– В прошлом году в Европе отмечали 250-летие циркового искусства. На нашей территории оно зародилось гораздо раньше, 6 тысяч лет назад, когда в степи приручили диких лошадей. Американцы, канадцы изучали местность Ботай в Кокшетау и установили: первые лошади были приручены здесь. Отчаянные джигиты испокон веков выполняли трюки на лошадях. После продолжили это делать на манеже. Элементы многих национальных игр входят в цирковые номера. В советское время казахский цирк объездил весь земной шар. Вот посмотрите: у нас есть фото Фиделя Кастро в казахском чапане, который ему подарили артисты.

Сегодня цирк обрел второе дыхание. Его артисты участвуют в престижных мировых фестивалях. В конце января юная гимнастка на ремнях Настя Демидова отправится в Монте-Карло. Трюк “Переходная лестница”, который выполняют далеко не в каждом цирке, мы повезем на фестиваль в Испанию.

Цирк гордится своими силачами, трюкачами, акробатами, цирковыми династиями (о них тоже рассказывается в книге) и в честь 50-летнего юбилея планирует провести грандиозный Международный фестиваль циркового искусства.

“Разгружали вагоны с консервами, лишь бы остаться в цирке”

Коронным номером казахского цирка остается джигитовка. Нурбакыт Бокебаев рассказал, что в конце 70-х артисты выполнили уникальный номер, который больше никто не может повторить, – пролезть под параллельно идущими двумя лошадями.

В мире казахи считаются непревзойденными мастерами джигитовки. На презентации я встретила руководителя конно-акробатической группы “Номады”, каскадерской команды “Nomad Stunts” Жайдарбека Кунгужинова. Начинал он работать в Москве, а после развала Союза переехал в Алматы. В 1992 году в цирке организовал конно-акробатическую команду. А на лошади Жайдарбек ездит с шести лет.

Фото с сайта kp.kz

Фото с сайта kp.kz

С ним мы вспоминали, какие тяжелые времена пришлось пережить. После разделения Союзгосцирка и Казгосцирка лошади оказались на ипподроме в Москве. Вскоре артисту сообщили: кормить их нечем, они в плачевном состоянии.

– Многих лошадей тогда скормили хищным животным из цирка, было очень тяжело. Хаос. Никто не понимал, что происходит. Мы приехали, месяц их откармливали, чтобы они могли стоять в машине и вынести неблизкую дорогу. По приезде продолжили это дело. Сами косили траву, заготавливали сено. Тогда возле цирка были парки, там пасли лошадей. Начали репетировать номера. Параллельно занимались кто чем, лишь бы остаться на плаву в цирке, потому что ничего другого не умели, – разгружали по ночам вагоны с консервами, охраняли машины… И – выжили.

– Ваш фирменный номер на лошадях показываете в других странах?

– Да, только своих лошадей мы не вывозим, работаем с местными. Месяц-два готовим животных. В Китае пять наших команд работает. На Днях культуры Казахстана во Франции работали с французскими. По сравнению с казахскими они слабее, из них сделали неженок. Нам даже установили регламент: 30 минут работать, 10 – отдыхать. Через два дня все лошади встали под капельницы, им было сложно.

В Китае, наоборот, жестко обращаются с четвероногими артистами, используют хлыст. Животные были запуганные. Пришлось брать лаской, прикармливать, чтобы они доверились. Лошадь вообще бить нельзя. Она должна с удовольствием работать – хоть в цирке, хоть на съемочной площадке.

Режиссер группы “Rammstein” выбрал наших джигитов

– Вы активно снимаетесь в фильмах…

– Да, у меня есть каскадерская команда. Благодаря цирку мы поднялись, нас знают. В мире мало каскадеров, которые делают акробатику на лошадях. Снимались в фильме “Неудержимые-2” вместе с Сильвестром Сталлоне, Арнольдом Шварценеггером, Джетом Ли. С Киану Ривзом в “47 ронинов”. В новом фильме “Конан-варвар” – с Джейсоном Момоа, с Натали Портман – в фильме “Ваше высочество”. В “Монголе” Сергея Бодрова я был постановщиком трюков. Работали в казахстанских картинах – “Кочевник”, “Рэкетир”.

В прошлом году закончили съемки фильма “Мулан”, он выйдет в прокат 27 марта этого года. Сняли в Южной Африке сериал “Воин” по сценарию Брюса Ли. Его дочь воплотила замысел отца в жизнь. Недавно мы снимали трюки для клипа группы “Rammstein”. Это были сложные комбинации, где пробивали стену, волочили человека по земле… В стиле группы.

– Самые крутые трюки – это…

– Падение с высоты (15 метров) вместе с лошадью. Я был вторым режиссером российского фильма “Тобол”. Там всадник вместе с лошадью провалился внутрь здания. Ставил трюки в “Викинге”, где люди, кони падали с большой высоты…

– Кумиры миллионов на съемочной площадке – такие же крутые, как в фильмах? Или за них всё дублеры, каскадеры делают?

– Естественно, есть дублеры. В “Монголе” я двух актеров дублировал. Но многие в очень хорошей физической форме – Эд Харрис, Колин Фаррел. Я с ним в Африке работал. Киану Ривз очень спокойный, прекрасно владеет боевыми искусствами. Но там, где есть опасность, работает дублер, чтобы в случае травмы актера съемочный процесс не встал. Игры на грани, или Легко ли быть каскадером

– Какой он, Жан-Клод Ван Дамм?

– Выпендрежник (смеется). Мы идем на обед. Все сидят, едят, разговаривают. Он разденется, кофе возьмет и ходит, мышцы демонстрирует.

– Во многих фильмах лошади падают, кровь хлещет. А как на самом деле?

– Есть маленькие датчики, которые выкидывают “кровь”. Когда падаешь, просто нажимаешь – и всё. Под давлением выбрасывается краситель. Ни одно животное не пострадало. У меня лошади работают по 25 лет. О них мы заботимся больше, чем о себе. Чем лучше подготовим – тем дольше будет работать. В природе лошадь живет 15–20 лет. У меня есть животное, которому 32 года.

– Вы человек, который ничего не боится. А в жизни такой же бесстрашный?

– Думаю, работа накладывает отпечаток на всё. Когда кому-то срочно нужна помощь, не раздумывая, выскакиваешь, помогаешь. Шесть лет мы помогаем детям с ДЦП: они занимаются с инструктором на лошадях – бесплатно. Сдаем кровь, если необходимо, отправляемся на поиски людей… Вся наша команда такая. Другие артисты к нам присоединяются, ведь цирк – одна большая дружная семья.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи