Опубликовано: 3100

Наша тётя Роза

Наша тётя Роза

Добродушные лица героинь Газизы АБДИНАБИЕВОЙ всегда радуют зрителя и вселяют надежду. И хотя певицей в свое время она не стала, зато какая актриса!

Почти два десятка лет Газиза Абдинабиева служит в Казахском театре драмы имени М. Ауэзова, третий год играет пытливую первоклашку в детской передаче “Волшебные буквы”, а ее кинокарьера, по сути, началась, когда у многих уже все заканчивается, – в 50 лет.

Газиза-апай встретила нас в своей гримерке, в родном Театре им. Ауэзова. Она только вернулась с репетиции нового спектакля.

По прозвищу “Мынау не?”

– Вы с детства были артистичным ребенком?

– Мне мама всегда говорила, что я еще разговаривать толком не умела, а уже держала палку наподобие домбры, бегала с ней вокруг юрты и что-то напевала. А в это время все девочки играли с куклами! А когда было холодно и юрту обворачивали кошмой, я использовала ее вместо кулис.

У меня была стеганая фуфайка, в холода мне сверху завязывали пуховый платок, и когда я приходила с улицы, то садилась возле печи молча. Если кто-то окликал меня: “Эй, Газиза, снимай!”, то я падала и плакала, мол, перебили мои мысли. Мама все переживала, что я какая-то странная, все ли нормально с головой? В детстве у меня даже кличка была “Мынау не?” (“Это что?”). Я без конца спрашивала у отца: “Что за трава? Что за птичка?”.

– Какое место в вашей жизни занимало пение?

– Я начала петь, как пошла в школу. По радио раньше передавали песни – мы их записывали и текст заучивали. У наших более зажиточных соседей был патефон, так я всегда к ним ходила слушать музыку.

– У вас была большая семья?

– Нет, я средняя дочь, есть еще две сестры, а также братишка от мачехи. Отец всю жизнь хотел мальчика. Мама умерла в 1970 году, и мы нашли отцу молодую жену. Так в 67 лет у него родился мальчик!

– А кто был любимой дочкой?

– Думаю, что я. До сих пор вспоминаю, пока у нас мальчика не было, я старалась, чтобы отец об этом не думал. Надо на лошади скакать – скакала. Надо было сопроводить отца на той – ходила с ним. Хоть мы были девочки, но отец нас баловал, все, что мы хотели, у нас было.

Покорение Алма-Аты

– Говорят, при поступлении в Алма-Ате с вами случилась забавная история. Ведь вы приехали из-под Кызылорды, чтобы поступать на вокальное отделение, а оказались на актерском?

– Мне очень хотелось петь, и я всегда говорила, что буду, как Роза Багланова! Тогда я и не знала, что это за профессия такая – актриса? Приехав в Алма-Ату, я пришла в консерваторию. Смотрю, там все студентки такие крупные, а я была страшно худая. Девочки, с которыми мы вместе поступали, говорят мне: “Зачем тебе 7 лет на вокале учиться, когда на актерском отделении всего 4 года!”. Мне было без разницы, и я пошла на актрису. За одну ночь выучила стихи, текст и пришла на последнюю консультацию, хотя люди туда по полмесяца ходили. Начала читать свои тексты и забыла все. Что не скажу – весь зал смеется… Но в итоге меня к экзамену допустили, и я поступила.

– Потом не жалели, что не стали певицей?

– Нет, хотя иногда думаю, что могла бы петь, в Оперном, например! Я тогда не знала возможностей своего голоса, но потом выяснилось, что я брала две с половиной октавы.

Из маленькой роли – шедевр

– Расскажите о спектакле, который сейчас занимает все ваши мысли и время… Что готовите?

– У нас в театре была актриса первой величины Сабира МАЙХАНОВА, в 1993 году она умерла. В память о ней режиссер театра решил снова поставить спектакль по пьесе “Мурагерлер” (“Наследники”), которую когда-то для нее написал писатель и драматург Дулат Исабеков. 21 марта была премьера. Я играю главную роль.

– А кроме этого где вы еще задействованы?

– В “Ромео и Джульетте” играю кормилицу, в “Карагоз” – Маржан, в спектакле “Когда было затмение” – у меня главная роль – Танкабике, в “Ревизоре” играю Анну Андреевну. А “Ангел с дьявольским лицом” в театре идет уже 18 лет, и до сих пор люди уходят с него в слезах. Каждый раз, получая новую роль, надо доказать, что ты еще можешь что-то сделать, что ты – актриса!

– Сегодня режиссеры кино про вас не забыли?

– Сейчас много снимают фильмов, но меня не приглашают. Может, для нашего возраста нет ролей? Вот московский режиссер Хуат Ахметов в фильме “Кто вы, господин Ка?” взял меня в эпизод возле туалета. Говорят, зрители на этих кадрах смеялись. Выход у меня был маленький, и мне надо было придумать что-то интересное. Герой просит пустить его в туалет, а я – нельзя, мол, санитарная зона. Но потом беру у него деньги и вот так деньгами трясу (воспроизводит жест руками). Режиссер спрашивал: “Что вы делаете?”. Когда ему объяснила, что наши торговцы так “благословляют” товар, проводя по нему купюрами, он хохотал.

– В картину “Молитва Лейлы” вас позвали, так как вы уже играли в ее театральном аналоге – пьесе “Ангел с дьявольским лицом”?

– Да, Сатыбалды Нарымбетов посмотрел спектакль и позвал меня. На экране я создала собирательный образ. Я на все согласна, если приглашают, прихожу. Чем ждать, пока тебе дадут главную роль, можно и из маленькой роли сделать нечто запоминающееся. Просто выйти на сцену или появиться на экране – я этого не люблю.

Хмуриться не надо! Ладно?

– У вас как на киноэкране, так и в жизни очень жизнерадостное выражение лица!

– Меня отец всегда учил – даже когда трудно, надо улыбаться. Моя бабушка такая же была, на всех фотографиях смеется. Надо поверить в себя, а перед сном подумать, что ты сделал и кому плохо сказал. На следующий день обязательно попросить прощения, если был не прав. Отец учил: “Будешь знаменитым, все равно ходи ниже травы, которая по земле стелится”. Если Бог тебе дал, ты должен быть благодарен и стать еще проще. Если в тебе родители эти принципы заложили, то ты всю жизнь будешь скромным. Я не верю, что потом можно измениться.

Все люди зависят от кого-то, особенно в нашей актерской профессии. Я вот думаю, почему, когда режиссер сказал что-то актеру, тот ругается с ним. А потому, что не уверен в себе. Неуверенные люди всегда спорят. А если человек уверен в себе, то сделает, как его просят, и еще добавит свое.

– А ваши дети никогда не хотели пойти по вашим стопам?

– Я сама не хотела, берегла их от театра! Это одна из самых трудных профессий. Я как будто в одном сердце две жизни ношу – семью и театр. А мужчинам еще сложнее. Если они не найдут своего режиссера, своих ролей, то могут спиться. Из десяти только один станет знаменитым. Можно быть очень хорошим актером, но неизвестным. А ведь нет ничего лучше, чем когда зритель здоровается с тобой на улице!

– Когда вы переступили через 60-летний порог, что-то стало для вас в жизни понятнее?

– Кажется, что 60 лет – это так много и долго, а глазом не успела моргнуть, как они прошли. В таком возрасте всё стало понятно в жизни, ушли сложности. На все вопросы нахожу ответы, освободилась от всяких предрассудков. Можно провести такую параллель, как будто бы осенью собираешь плоды. Сыновья и внук – вот мои плоды! Для этого я жила, а не для искусства. Искусство – моя душевная потребность, но моя основная жизнь здесь, с семьей. У меня на душе становится еще теплее и богаче, когда я с внуком разговариваю. Даже не представляю, если бы замуж не вышла, считай, что жизнь прожила зря!

Судьбы “Перекресток”

Раньше многие думали, что настоящее имя Абдинабиевой – Роза, по имени ее героини из самого популярного за всю историю отечественного “мыла” сериала “Перекресток”. До сих пор не театралы помнят Газизу-апай именно благодаря этой роли.

Сериал “Перекресток” казахстанско-британского производства начали снимать в 1996 году, а закончили в 2000-м. Было показано 465 серий. Он был признан лучшим сериалом 1998 года по версии медиафорума стран СНГ, имел бешеные рейтинги у казахстанских зрителей, и по сей день ни один отечественный сериал не превзошел “Перекресток” по популярности и длительности показа.

До появления в сериале у актрисы были небольшие роли в фильмах. Когда начали снимать “Перекресток”, помощник режиссера Тимур Макажанов предложил кандидатуру Газизы Абдинабиевой, которую знал по работе в театре. Кстати, в “Перекрестке” было задействовано огромное количество театральных актеров. В то время актриса лежала в больнице и на уговоры сняться в новом сериале всячески отказывалась.

– Не могу, не хочу, болею. Мы и не понимали тогда, что такое сериал. На одних кинопробах мне сказали, что я поправилась. Поэтому людям из “Перекрестка” я заявила, что “не войду в ваш экран”. Но смотрю, в сериале все звезды снимаются, и я подумала, может, Бог дал мне шанс, зачем я отказываюсь? Стала искать характер своей героини, придумала прическу, притащила из дома халатик. Потом сценаристы говорили: “Так хорошо пишется про вас!”.

Изначально планировалось, что у актрисы будет небольшая роль соседки, которая “зашла-ушла”. Но “разовый” выход тети Розы растянулся на несколько лет. Таким образом, телевизионная популярность пришла к Газизе-апай, когда ей было почти 50 лет.

Марина ХЕГАЙ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

[X]