Опубликовано: 310

Национальная модель лабораторной медицины: Реальность и мечты

Национальная модель лабораторной медицины: Реальность и мечты

В Алматы при поддержке Международной федерации клинической химии и лабораторной медицины (IFCC) прошел VII Международный конгресс Казахстанской ассоциации медицинской лабораторной диагностики (КАМЛД).

Диагностика – едва ли не самая важная составляющая при определении правильного и своевременного лечения пациентов. Именно лабораторная медицина играет большую роль в модернизации здравоохранения. Мы все сейчас живем в эпоху перемен, развития превентивной (предупреждающей) медицины. И что, как не лабораторные исследования, предупредит врача и пациента о надвигающихся проблемах в организме?

– Этот конгресс, конечно же, мы организовали для специалистов, – говорит президент Казахстанской ассоциации медицинской лабораторной диагностики (КАМЛД), профессор Каз­НМУ им. Асфендиярова Мустафа РЫСУЛЫ. – Именно они должны быть в курсе того, какие новые технологии появляются в мире, какие будут перспективные модели лабораторной медицины Казахстана. Что менять, что оставлять? Отличие этого конгресса в том, что мастер-классы проводят специалисты Международной федерации клинической химии из разных стран.

К примеру, мы хотим позаимствовать опыт Греции, Германии и Великобритании. Три страны – три разных подхода. Но каждая достигла стандартов качества. Это наиболее продвинутые в лабораторной диагностике страны. Хотя в Европе есть такие государства, уровень медицины и диагностики которых ниже, чем у нас.

– Как вы оцениваете уровень казахстанской лабораторной диагностики?

– Если сравнивать с Европой, мы находимся примерно посередине между высоким и низким ее уровнями. То есть уступаем передовым государствам, таким как Германия, Англия, Франция. Но в чем-то превосходим те, которые вошли в Европейский союз позже. Например, Болгарию, Румынию и страны бывшей Югославии.

Мустафа РЫСУЛЫ. Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Мустафа РЫСУЛЫ. Фото Нэли САДЫКОВОЙ

– Что хотелось бы позаимствовать, например, у Германии или Великобритании?

– Система Германии слишком отличается от нашей. Так что сравнивать было бы не совсем корректно. Во-первых, их диагностический уровень намного глубже. Во-вторых, всю применяемую для диагностики технику они производят сами. Соответственно и реагентная база у них собственная. В-третьих, у них на самом высоком уровне организован постоянный контроль качества лабораторных исследований. Он на порядок выше нашего. Всё очень жестко регулируется. Их стандарты качества на мировом уровне признаны как труднодостижимые и являются неким идеалом для всех остальных лабораторий в мире. Стандарты качества в Великобритании несколько отличаются. Но и та и другая модель могут служить примером для подражания. Если система менеджмента качества лабораторных исследований класса ISO к нам пришла только лет 10–15 назад, то их системы были отлажены уже лет 40–50 назад.

– А какие виды диагностики считаются передовыми в мире?

– В Германии и Британии в последнее время усиленное внимание обращают на геномные, молекулярно-генетические исследования. Они дают четкую картину определения возбудителей того или иного заболевания, а следовательно, и возможность применять препараты, действующие именно против этого конкретного типа. Кроме того, они не допускают ошибок, которые часто бывают у нас.

– То есть, к примеру, тип вируса гриппа они определяют на генетическом уровне?

– Да, и с точностью до 99,9 процента! Определять вирусы можно и старыми методами – по антителам к ним и по наличию самих агентов. То есть иммуноферментным анализом (ИФА) и полимеразно-цепной реакцией (ПЦР). Но мировая практика сегодня требует не только простого выявления вируса и определения его генотипа. Потому что вирусы бывают разные. Одни поддаются конкретным лекарствам, которыми лечат пациента, другие – нет. Еще делятся территориально – на азиатские и европейские. Хотя вызывают одну и ту же болезнь. Поэтому типирование очень важно. И в этих странах оно стоит на высоком уровне. К тому же сам процесс определения их типов происходит очень быстро, потому что технологии там более развиты, чем у нас. Баклаборатория городской инфекционки Алматы работает без разрешения - источник

Второй очень важный технический момент – это скорость передачи информации. Интернет и мобильные приложения у них применяются широко.

То есть сделали анализ, результат тут же дошел до конкретного доктора, пациента, медсестры и до всего сонма медиков и больных, которые в этом участвуют. Но прямого контакта с больными лаборатория не имеет, только с врачом.

То есть у них хорошо поставлена диагностика на расстоянии. Если взяли у пациента некий материал, кровь или биопсию, исследовали и нужно срочно проконсультироваться со специалистами в данной области, они включаются в общую национальную сеть страны, запускают это изображение. И тут же все специалисты, которые сидят в этой сети, отвечают и коллективно выставляют диагноз. Так, в течение 15 минут вы получаете профессиональную информацию от коллег!

– А как же врачебная тайна?

– Там же не показывают конкретного больного. Есть просто картинка вируса, ткани или процесса. И каждый высказывает свое мнение: считаем, что это такая-то болезнь. Другие отвечают: не согласны, мол, больше это похоже на другое заболевание… Так собирается мнение экспертов, сразу видно, кто имеет больший опыт, и консультация проходит очень быстро. Так работает телемедицина.

Ну а быстрота получения диагноза очень важна для своевременного начала лечения, особенно в тех случаях, когда болезнь непонятного происхождения.

Тем более если больной уже на операционном столе, у него взяли кусочек ткани, и надо определить, например, какая это опухоль? Если доброкачественная – удалять, если злокачественная – применять другой план лечения.

– Есть еще такие современные методики, как контроль лечения, – продолжает Мустафа Рысулович. – Спокойно можно определить у человека в крови не только уровень физиологических показателей, но и того вещества, которое введено в организм как лечебное средство. Это важно почему?

Если метаболизация лекарственного средства имеет такой же характер, как написано в инструкции, и при этом лабораторные данные показывают, что болезнь уходит, – хорошо. Значит, лечение подобрано правильно, и больной пойдет на поправку.

А если ошибка, и лабораторные тесты показывают, что болезнь не ушла, значит, диагноз выставлен неверно, и такое лечение надо срочно прекратить и исследовать другие причины заболевания.

– Что нужно Казахстану, чтобы поднять планку до уровня Германии и Великобритании?

– У нас существуют некие политические тренды: войти в число 30 государств с развитой экономикой, в том числе и с развитым здравоохранением. И в части, связанной с лечением наших граждан, без лабораторной диагностики сегодня никак не обойтись!

– Диагностика, по сути, – это главное при постановке диагноза и правильном лечении?

– Конечно. Сегодня ни один клиницист не может поставить диагноз без лабораторных исследований. Можно без соответствующих анализов увидеть сломанную ногу, но, чтобы корректировать внутренние физиологические процессы, нужны лабораторные исследования. Ну а новые технологии в мире появляются каждый год. И нам нужно быстро их внедрять, особенно те, что связаны с системами больших данных. Сегодня, к примеру, исследования генома породили столько направлений, что мы за ними не поспеваем. А ведь будущее нашей медицины за этим.

В прогрессивных медицинских системах передовых стран сегодня уже создают генетические паспорта граждан. Это полная геномная характеристика человека, в которой значится, какие болезни у него записаны в генах.

Мы тоже должны создавать такие паспорта для грамотного подхода к лечению. Но сначала надо до конца справиться с цифровизацией нашей медицины и довести Интернет до каждого села. То есть создать технологическую основу для баз данных.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи