Опубликовано: 1700

Мировой кризис фантазии:до чего довели рынок золото и долги бомжей

Мировой кризис фантазии:до чего довели рынок золото и долги бомжей

Финансовый рынок так устроен, что деньгами может стать все: от золота до долгов бомжа. Главное, чтобы бомж имел хоть какой-то доход. Но даже если он умоет руки, то и тогда умный банкир вполне может продать другому умному человеку его долги и выручить копейку. В этом деле главное – оценить риск.

Риск – а в мире финансов это не плохо и не хорошо, а лишь степень вероятности события – всегда можно просчитать. Тот, кто умеет считать, заработает на хлеб с маслом. А то и с икрой. Поэтому у финансистов и биржевых брокеров ценятся люди с математическим образованием, способные применить науку так, чтобы получить больше денег.

В 2006 году на Уолл-стрит появился умник – математик из Китая Дэвид Ли. Он предложил новый инструмент для зарабатывания денег – формулу Ли.

Ее принцип прост до безобразия. Но надо включить фантазию. Допустим, в некоем городе живет девочка. Если взять простые статданные, то вероятность развода ее родителей составляет 4 процента, заболевания гриппом – 25 процентов, новой короткой прически – 40 процентов, окончания учебного года на отлично – 50 процентов. Все эти данные доступны, и их можно использовать. Что брокеры и делают. Поэтому доход у всех примерно равный.

Но если грамотно использовать математику, то можно шансы увеличить. Это дает модель Ли. Надо только ввести второй объект, который влияет на первый. Им может стать одноклассник, к которому девочка питает чувства. Родители мальчика разведены, он регулярно цепляет заразу, учится не очень и засматривается на девочек постарше. Как он может повлиять на жизнь девочки?

На вероятность развода ее родителей – никак. Если родители детей не знакомы. Риск инфекции увеличивается до 50 процентов. Изменение прически – до 95 процентов. Влюбленная девочка почти наверняка что-то изменит в себе, чтобы привлечь внимание парня. Успешное окончание учебного года снижается до 30 процентов: любовь отвлекает.

Такие связи видят не все, и не все их правильно оценивают. Тем более когда оценивать эфемерное надо живыми деньгами.

Ли открыл для спекулянтов новые горизонты. Теперь не надо думать над тем, поменяет ли прическу девочка. Надо только определить, как сильно влияет на нее одноклассник. И выразить эту силу в процентах, ньютонах, градусах или метрах. Чистые цифры!

Для инвесторов формула Ли стала беспроигрышным казино: она позволяла ставить больше денег и получать больше прибыли, не напрягая мозги. Потоки ценных бумаг стали стекаться в денежное море облигаций, обеспеченных обязательствами. Деньги делались из воздуха. Формула утверждала, что это абсолютно безопасно. Кроме спекулянтов, метод на вооружение приняли даже рейтинговые агентства.

Появилось множество новых компаний с кредитным рейтингом ААА – высший уровень доверия! При этом не надо ломать голову, чтобы определить риски. Надо лишь определить их связь с безус­ловно надежными бумагами. Появился даже способ превращения мусорных облигаций (привет бомжу!) в заслуживающие доверия.

Рынок стал быстро расти. До Ли капитализация рынка облигаций была 270 миллиардов долларов. В 2006 году сумма сделок выросла в 17 раз – до 4,7 триллиона.

Все финансисты разом забыли закон сохранения вещества: если прибыло в одном месте, значит, должно убыть в другом. Предупреж­дения аналитиков, что рынок облигаций перегрет и коллапс близок, никто не слушал…

Финансисты пользовались волшебной палочкой Ли везде, где есть риск. При этом они не всегда понимали, как она работает. Это был “черный ящик”, который пережевывал вводимые данные и выдавал готовый результат.

Сам “мастер” Ли переживал, что очень немногие понимают сущность его модели.

Но невозможное случилось. Первой рванула ипотека. Оказалось, что прибывало у инвесторов – то убывало у покупателей жилья: цены на недвижимость росли, а доходы покупателей – нет. Поэтому первым решением при потере работы или семейных неурядицах был отказ от домов… Проблемным заемщиком в Казахстане быть выгоднее, чем честным

Сотни миллиардов долларов сгорели за пару дней. Все те кредиты, которые формула считала верными, оказались непогашенными, люди кинулись продавать облигации. Закончилось все крахом 2008 года…

На этом фоне успел урвать кусок пирога и Казахстан – именно на этот период пришелся период быстрого роста экономики страны, развития фондового рынка и выпуска долговых бумаг акиматами. Но в конечном итоге больше всех пострадал банковский сектор. В 2006 году наша финансовая система была названа лучшей в Восточной Европе.

Через два года банкам кинули спасательный круг из бюджета. Курс тенге упал со 120 до 156, а затем и до 185 тенге за доллар. Общий внешний долг страны вырос с 13 миллиардов до 108 миллиардов долларов.

Подвела структура экономики: более 80 процентов доходов давала нефть. Все полезные ископаемые – более 90 процентов. Прибавочного продукта, основанного на труде казахстанцев, у нас не было. Кризис научил, что надо создавать собственное производство – базис экономики. И вроде бы появились государственные программы развития индустрии и импортозамещения. Тем не менее политика правительства остается прежней. А надежды на рост по-прежнему связываем с ростом цен на нефть.

КОММЕНТАРИИ

[X]