Опубликовано: 35500

Министр обороны вернул в строй опального военного летчика, вынужденного торговать колбасой

Министр обороны вернул в строй опального военного летчика, вынужденного торговать колбасой Фото - Тахир САСЫКОВ

Эта история, впервые рассказанная в материале “Жесткая посадка” (“КАРАВАН” № 2 от 19 января 2018 года), вызвала шквал отзывов неравнодушных граждан не только в Казахстане, но и далеко за его пределами.

Всем написавшим, позвонившим и пришедшим в редакцию “КАРАВАНА” хотелось непременно знать, почему после крушения истребителя Су-27 под Талдыкорганом опытный военный пилот угодил за решетку. Несмотря на то что, рискуя собственной жизнью, отвел падающий самолет от населенного пункта, не дав погибнуть ни себе, ни другим.

Почему таким несправедливым оказался судебный приговор, ведь во всем мире прежде всего ценится пилот, а уж только потом железо, хоть и очень дорогое?

Есть только миг...

Без малого два года “КАРАВАН” следил за этим странным судебным процессом, пытаясь понять, за какие такие космические или смертные грехи военного летчика лишили свободы, отлучив его от неба и служения Отчизне как минимум на 4 года отсидки? По какой причине военные прокуроры не учли все нюансы летного происшествия и не выяснили, кто же конкретно на военной базе несанкционированно сливал с самолетов керосин перед их вылетом на боевое задание.

Кто и почему желал сделать крайним в этой нашумевшей истории непременно одного только летчика Искакова, а не руководство Военно-воздушных сил РК, включая бывшего командира той авиабазы Жанибека Жумашева, который, кстати сказать, сейчас в Нур-Султане занимает должность инспектора в главном штабе ВВС.

Напомню, Су-27, который пилотировал майор Искаков, разбился 21 декабря 2016 года под Талдыкорганом. В то время летчик-истребитель имел налет более 600 часов. Выполняя поставленную задачу, примерно на 6-й минуте после взлета он доложил руководителю полетов о резком уменьшении оборотов правого двигателя до 72 процентов, а еще через 30 секунд – о полном отказе систем управления самолетом. Когда борьба за сохранность и целостность Су-27 стала бессмысленной, руководителем полетов был отдан приказ экстренно катапультироваться. Однако, понимая, что падение истребителя на жилые дома может привести к трагедии, Искаков сумел отвести его от поселка Коксу в 20 километрах от областного центра и только затем покинул судно.

По заключению государственной комиссии, самолет разбился в связи с тем, что “остановились оба двигателя из-за полной выработки топлива во время выполнения полетного задания”.

Военный прокурор Талдыкорганского гарнизона подполковник юстиции Е. А. Сыбанбаев обвинил Искакова в нарушении правил полетов и подготовки к ним, а судья Е. Б. Аблуллин, рассмотрев уголовное дело, 12 января 2018 года признал летчика виновным в совершении уголовного правонарушения и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года в учреждении УИС минимальной безопасности.

После оглашения приговора военного летчика, как рецидивиста, заковали в наручники и увезли в СИЗО к уголовникам в камеру. Шок.

Неожиданный поворот судьбы

Позже, после вмешательства общественности и СМИ, после выступлений ветеранов авиации Халық Қаһарманы генерала армии Мухтара Алтынбаева и легендарного космонавта Тохтара Аубакирова реальный тюремный срок Адильбеку Искакову был заменен на условный и летчик, к счастью всех домочадцев, сослуживцев и родных, вернулся из СИЗО домой.

На страницах “КАРАВАНА” мы подробно рассказывали, как ему приходилось выживать вместе с женой и малолетними детьми все эти долгие 1 075 дней и ночей после авиакатастрофы. Как он торговал на городском рынке в Талдыкоргане колбасой, разгружал вагоны и ремонтировал до поздней ночи чужие авто на СТО, а утром, как обычно, поднимался в 6.00 на физзарядку, провожая взглядом уходящие на учебно-боевые задания “сушки”. Он верил и ждал.

– Моего мужа, майора авиа­ции Искакова, не сломили сложные жизненные обстоятельства, и он, благодаря своей воле, стойкому отцовскому характеру и, конечно же, решительному жесту нашего уважаемого министра обороны генерала Ермекбаева, наконец-то снова займет свое место в армейском строю. Рахмет всем, кто нас поддерживал и верил. Судимость с него снята окончательно, а это значит, что дорога в небо снова открыта! – радуется Ажар ИСКАКОВА.

– Господи, вы не представляете, как я счастлива и горда за своего сына, – говорит позвонившая в редакцию “КАРАВАНА” мама летчика-истребителя Куляш Нурсановна МАДИХАНОВА. – Правда, поверьте мне, Адильбек высококлассный летчик. Все знают, что он участвовал в парадах и международных армейских играх. Всегда добивался для Казахстана только победы. Ему доверяли и его уважали за профессионализм, звания присваивали досрочно.

Я всегда знала и верила, что мой сын не мог совершить то, в чем его ранее обвиняли военные прокуроры!

Небо для него – всё! Это заветная мечта детства. Живя этой мечтой, он не мог все в один миг уничтожить! Не мог.

Знаю, что Адильбек всегда очень тщательно и ответственно готовился ко всем полетам и выполнял поставленные командованием задачи только на отлично. То, что его самолет по какой-то непонятной пока причине поднялся на учебно-боевое задание недозаправленным, пусть теперь останется на совести тех офицеров и техников, кто обслуживал тот борт и докладывал о полной его заправке.

Главное сейчас то, что мой сын снова расправил крылья и готов, как и прежде, встать на защиту воздушных рубежей Казахстана.

Крушение Су-27 под Талдыкорганом, произошедшее 21 декабря 2016 года, показало, что Адильбек – высококлассный боевой летчик. Тогда, почти три года назад, он сумел сделать практически невозможное – отвести падающий самолет от населенного пункта, тем самым спасти свою жизнь и жизни многих других ни в чем не повинных людей.

Как мать пилота, я хорошо знаю, что для настоящего летчика самое ужасное наказание – это отстранение от полетов и изоляция от неба. Рахмет нынешнему министру обороны за то, что принял моего сына, выслушал, понял его и поступил по-человечески. По-офицерски честно поступил. Как мать благодарна ему за это бесконечно. И главному редактору “КАРАВАНА”, всему вашему творческому коллективу тоже хочу высказать слова благодарности.

Принципиальная журналистская позиция каравановцев и объективность в отстаивании нужд простых людей очень похвальна.

Закон – не дышло

На журналистский запрос о конкретных причинах летного происшествия под Талдыкорганом газете отвечал не главком СВО генерал-майор Карбенов, как ожидалось, а врио начальника Генерального штаба ВС РК генерал-майор Р. ШПЕКБАЕВ. После суда над летчиком он прислал в редакцию письмо, в котором честно признавался в том, что по результатам расследования авиационного события – а именно в период подготовки Су-27 к вылету, со стороны инженерно-технического состава в/ч 21751, цитирую, “была допущена ошибка при заправке самолета топливом и определении его фактического количества перед вылетом”. Получается, что истребитель-перехватчик поднялся в небо без положенного количества керосина в баках. Нонсенс. Кто на военной базе сливает с боевых самолетов керосин и отправляет Су-27 на задание с сухими баками?

Выходит, что технари авиабазы еще на земле накосячили основательно, а ответственность за крушение дорогостоящего самолета возложили почему-то на одного пилота. Как так?

– Министр обороны выполнил свое обещание, – комментирует начальник департамента кадров минобороны генерал-майор Кайрат КОПБАЕВ. – В тот день он принял в своем рабочем кабинете не только летчика Искакова, но и других офицеров Вооруженных сил, записанных к нему на прием. Я присутствовал при той встрече и подтверждаю, что все обвинения с Адильбека Искакова сняты на законных основаниях. Он может снова продолжить военную службу, как будет призван управлением по делам обороны Талдыкоргана. С чистого листа, как говорится, без судимости. Этот жест доброй воли со стороны нынешнего министра обороны, на мой взгляд, очень и очень знаковый.

– В своем прежнем офицерском звании Искаков возвращается в армейский строй?

– Так точно. Офицерское звание “майор” у него остается. Но Искаков, несмотря на то, что успешно прошел все медицинские комиссии и спецпроверки КНБ, не сразу будет допущен к полетам. Ему необходимо теперь на земле доказывать своей отличной службой и старанием, что он может летать, что готов выполнять ответственные задания и имеет для этого соответствующие знания, навыки и умения. Испытательный срок будет, конечно же, ему назначен по всем правилам военной науки. И только после этого ему будет снова позволено сесть за штурвал и подняться в небо.

– Лучше поздно, чем никогда. Высококлассные летчики, на подготовку которых государство затратило не один миллиард тенге, на дороге не валяются. Им Родину защищать надо, а не по тюрьмам сидеть, да колбасой на базаре торговать.

– Согласен с вами. И это тоже правильно.

Дело все еще пахнет керосином?

Если уж быть до конца объективным и последовательным, особенно в продолжении журналистского расследования по поводу авиабазы (в/ч 21751), где время от времени случались и случаются различные летные инциденты, кроме эмоциональных высказываний ветеранов авиации, у “КАРАВАНА” имеются документальные подтверждения выхода из строя узлов и агрегатов на стареньких Су-27, кое-как доживающих свой век.

К примеру, когда в/ч 21751 командовал подполковник Жумашев, у самолетов 1988 года выпуска, стоящих на боевом дежурств, отказывала то гидросистема, то гидровертикаль, а то и целый блок преобразования кодов.

Бывало, как рассказывают ветераны авиации, что во время вылета на боевое задание у истребителя Су-27 шкала указателя курса начинала вдруг самопроизвольно изменять свое положение. То есть на командно-пилотажном приборе положение силуэта самолета и указателя угла тангажа не соответствовали его положению в пространстве. В связи с этим пилот был вынужден прекращать выполнение полетного задания и срочно возвращаться на базу. Через какое-то время уже на другой “сушке”, тоже 1988 года выпуска, вдруг ни с того ни с сего отказывал генератор, и пилоту руководитель полетов приказывал прекращать выполнение учебно-боевого задания и срочно садиться на ближайшем аэродроме.

Случались и другие происшествия, когда жизненно важные системы истребителя вдруг отказывали из-за наличия загрязнения на разъемах блока автоматики или из-за среза штуцера фильтра тонкой очистки гидросистемы.

Что это?! Техника очень старая в СВО и требует капитального ремонта или авиационные техники слабо подготовлены и не знают толком свои обязанности, раз Су-27 поднимаются в небо с полупустыми баками?

Когда верстался номер, в редакцию дозвонился ветеран труда Хаиркеш ОМАРОВ, который внимательно следит за публикациями в “КАРАВАНЕ” и которого очень волнует судьба не только молодого летчика, угодившего по воле случая за решетку, но и в целом всех защитников Отечества.

– Мне уже много лет, сынок, и я многое в этой жизни повидал, – говорит Хаиркеш Темирбулатович. – Хочу вот что сказать. Наши офицеры порой вынуждены страдать от непонимания как своего руководства, так и поверхностного отношения других наших чиновников, отгородившихся от простых людей каменной стеной. Я очень рад, что нынешний министр обороны генерал-майор Нурлан Ермекбаев не такой и что он по-настоящему близок к своим подчиненным, раз доступен для них и открыт. Истребители военной авиации: проблемами ВВС Казахстана занялся Совет безопасности страны

Новость о том, что летчик-истребитель Искаков по его приказу возвращается снова в боевой строй и что с него сняты все обвинения, вдохновила меня и прибавила сил. Есть справедливость, значит, на земле. Не зря живу.

Удачи всем защитникам Отечества хочу пожелать и крепкого здоровья в канун Дня Первого Президента. Знаю из ваших публикаций, что Искаков и к Нурсултану Абишевичу обращался с просьбой вернуть его в армейский строй... Служите честно, сынки, и Родина вас не забудет.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Кайсар 5 декабря

Спасибо, "Караван", за участие в судьбе майора Искакова. Очень профессиональная работа корреспондента Владимира Северного. Но, по-моему мнению, точку ставить еще рано. Надеюсь, что редакция продолжит работу в установлении лиц, виновных в крушении самолета (слив керосина? халатность? диверсия?). Также представляет интерес деятельность военного прокурора Е. А. Сыбанбаева и судьи Е. Б. Аблуллина по делу Искакова - на сколько их решения обоснованны и законны. И, еще, в советское время летчик, сумевший отвести падающий самолет от населенного пункта, считался героем и получал государственную награду. Судя по газетной публикации, майор Искаков совершил подвиг, отведя аварийный самолет от населенного пункта, и заслуживает государственной награды.

Новости партнеров