Опубликовано: 38800

Осужденный военный летчик вынужден торговать колбасой на рынке

Осужденный военный летчик вынужден торговать колбасой на рынке

Чтобы прокормить свою семью, бывший военный летчик майор авиации Адильбек ИСКАКОВ вынужден приторговывать колбасой на местном рынке. Осужденный к 4 годам лишения свободы (условно) офицер не теряет надежды на торжество справедливости в Верховном суде.

На страницах “КАРАВАНА” мы подробно рассказывали о том, что произошло в небе над Талдыкорганом в 17 часов, 41 минуту 21 декабря 2016 года. В ходе выполнения учебно-боевого задания самолет Су-27, пилотируемый майором авиации Адильбеком Искаковым, разбился, не дотянув до аэродрома несколько километров.

Опытный летчик успел отвести падающий самолет от населенного пункта и только потом катапультировался.

Государственная комиссия пришла к выводу, что причиной крушения истребителя послужило "самовыключение обоих двигателей самолета из-за полной выработки топлива в полете”. Наземные службы авиабазы не заправили боевой самолет перед вылетом, как положено по инструкции, но летчику отрапортовали, что его Су-27 к полету готов. Диверсия? Безответственность? Халатность?

Мы задавали много вопросов и главкому СВО, и командующему ВВС, и начальнику Генерального штаба, и даже министру обороны. Но все они кивали головами в сторону прокуроров и военных судей. Мол, теперь только правоохранительные органы вправе решать судьбу боевого летчика Искакова, виновен ли он в крушении дорогостоящего самолета или нет. Кто на военной базе сливает с боевых самолетов керосин и отправляет Су-27 на задание с сухими баками?

Правда жизни от подполковника Оразова

Пока следователи Главной военной прокуратуры на авиабазе под Талдыкорганом продолжают допрашивать свидетелей и выяснять, почему же авиационный техник недозаправил самолет, а летчику доложил о его полной готовности к вылету, прояснить ситуацию попытался вышедший в запас подполковник Нурлан ОРАЗОВ. Это он вылетел на боевое задание одновременно с майором Искаковым и мог знать, что именно происходило тогда на базе.

– Адильбек Искаков – грамотный летчик во всех отношениях и по своей природе очень сильный человек, – комментирует подполковник Оразов. – Как заместитель командира части по летной подготовке, я могу сказать, что он абсолютно все задания по программе усваивал быстро и качественно. Ни разу даже на минуту на службу не опаздывал. Очень ответственный был офицер и трудолюбивый. И небо очень любил.

– Нурлан, ответьте только честно. Майор Искаков, на ваш профессиональный взгляд, виновен в крушении самолета или нет?

– Трудный вопрос. Думаю, кто-то из высокопоставленных чиновников повлиял на то, чтобы устроить для Искакова показательную порку. Сам того не ожидая, этот чиновник подставил хорошего пилота под удар. Никогда ведь раньше боевого летчика не осуждали и тем более не упекали за решетку. В воздухе всякое случается. Бывают и ошибки, и отказ техники, но человек всегда ценнее железа.

– Когда техник самолета доложил пилоту о готовности Су-27 к взлету и приборы показали полную заправку, что должен был предпринять летчик дополнительно, чтобы обезопасить себя? В горловину топливного бака заглянуть? Постучать по нему? Палец окунуть?

– Да нет, согласно карте, в бак летчику заглядывать нет необходимости. В этом случае, думаю, произошел отказ топливной автоматики. Тумблер обычно ставится в положение – “основная заправка”. Это 5 600 килограммов. Но в результате долгих скачиваний и закачиваний топлива автоматика сбилась. Бывает так. Самолеты старые. Авиационный техник наверняка подумал, что залил баки под завязку, на самом деле там оказалось керосина гораздо меньше. Военные летчики-асы массово покидают армию

– Что происходит на авиабазе с топливом? Керосин сливают с самолетов?

– При мне не сливали. Не знаю, что происходит. За руку еще никого не ловили.

– И что теперь прикажете делать боевому летчику, на подготовку которого затрачены огромные средства? На базаре колбасой торговать? Как его семье выживать в таких условиях? Как детей на ноги ставить? На летную работу ведь не берут.

– На самом деле это огромная проблема для государства. В результате и самолет потерян, и летчик. Двойная трата происходит, бездумная. Искаков не преступник какой-то и мог бы еще большую пользу Отечеству принести на летной работе. Жаль, что так происходит. Человек человеку волк. Так получается, к сожалению.

Заложник строгого режима

Жизнь Адильбека Искакова круто поменялась. И родная авиабаза перестала поддерживать, и друзья стали бывшими, и родственники далекими. До него сейчас вообще никому из военных дела нет. Хотя раньше и звания досрочно получал за безупречную службу, и грамоты почетные.

– Начальник Генерального штаба недавно мне письмо прислал из Астаны, – рассказывает Адильбек Искаков. – Говорит, что если я не согласен с решением суда первой инстанции и второй, то имею право обратиться повыше. К Верховному главнокомандующему я уже обращался с просьбой вернуть меня в боевой строй. Я ведь здоров и могу приносить пользу своей стране. Тайна “черного ящика” раскрыта: освобожденный из СИЗО летчик намерен добиться возвращения в авиацию

Об этом говорил и генеральному прокурору, и другим высокопоставленным лицам в Астане.

Кстати сказать, прокуратура разослала везде по гражданским авиакомпаниям запросы, а не летаю ли я где-либо тайно? Отвечаю официально – летаю. Только во сне. Виртуально.

А в реальности заработок приходится добывать на грешной земле. Чтобы элементарно выжить и не умереть с голоду. Покидать город мне строжайше запрещено. Благо жена не пилит. Понимает и поддерживает во всем. И доченька моя Акжан, когда я забираю ее из садика, обнимает крепко за шею и шепчет на ухо: “Ничего, папочка. Все будет хорошо. Ты будешь еще летать, верь мне. А сейчас пойдем домой, к маме”. Так и живем. С надеждой на лучшее.

ТАЛДЫКОРГАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Жан 1 июля

Комментарий удален

Жан 1 июля

Комментарий удален

Закрыть