Опубликовано: 3394

"Любэ"– любимая группа Путина

В доску “Свои” – отметившая 20-летие группа “Любэ” – представляет свою девятую студийную работу.

“Любэ” – группа московская. Это видно за версту. Подчеркнутая “русскость” могла быть поставлена во главу угла только в городе, где музыкальные проекты создают со знанием дела. Ведь мало кто об этом знает и задумывается, но “Любэ” – это не просто группа единомышленников, собравшихся поиграть музыку, а настоящий продюсерский проект, собранный по инициативе Игоря Матвиенко. И песни пишут не сами участники группы, а все тот же Матвей и два его постоянных соавтора-поэта Михаил Андреев и Александр Шаганов.

Этот год начался у “Любэ” с потрясений разного рода. Они выпустили альбом, ударно отметили солидную дату, однако были и печальные новости. В апреле в автокатастрофе погиб хормейстер и бэк-вокалист группы Анатолий Кулешов, потом в больницу с тяжелой почечной недостаточностью слег Николай Расторгуев. Все было настолько серьезно, что пару месяцев назад ему пересадили почку.

Двадцать лет для музыкального коллектива — возраст не просто солидный, а эпохальный. Они пели при Горбачеве, при Ельцине, при Путине, при Медведеве. И, судя по всему, еще попоют.

А что с ними теперь станется? Это в конце 80-х они начинали с отмененных концертов по причине непроданных билетов. Но так было недолго. После гимнастерка, мачистый Расторгуев и “Атас” сделали свое дело. “Трамваи “пятерочки” и “Там, за туманами” закрепили результат. В итоге получилась русская группа с выразительным лицом и мощным бэкграундом.

Похоже, музыканты и продюсеры разгадали какой-то секрет. Вроде бы не издает “Любэ” ультрамодных хитов, а почему-то третий десяток лет в обойме. Статус любимой группы Путина, прочие справедливые и не совсем ярлыки в общественном сознании превратили “Любэ” чуть ли не в “придворный” коллектив. Но ведь если есть “неправильные” исполнители, то должны быть и “правильные”. И это при том, что вряд ли “Любэ” напрямую делает песни под заказ сверху. К примеру, их последний альбом получился почти лишенным какого-либо идеологического напора и чуть ли не пасторальным. “Тучки”, “дымок...” и другие провинциальные наблюдения благостным полотном стелются из колонок на протяжении сорока с лишним минут.

Послушаешь такие милые вещицы с альбома, как “А заря” и “Если”, – и будто бы нет кризиса. Фирменная любэшная гармошечка, гитарочки — все очень сдержанно и навевает только мысли о хорошем. “Календарь” и “Все опять начинается” дышат наследием авторов советской поры. Что-то издали напоминающее хулиганское проявляется в песне про москвичек, которые, “как синички”, “меняются имейлами с ребятами”.

Заглавная песня с ключевым посылом найти женщину отчего-то решена в осовремененной манере — полнозвучный колокольчик гремит там поверх ломаного сэмплированного бита.

Во всем этом бесконечном любовании “Расеей!” и ее женщинами выделяется единственная вещь на альбоме, проникнутая воинской патетикой. В “Моем адмирале”, вошедшем в саундтрек к фильму с участием Хабенского и Боярской, “Любэ” поверх роковых риффов скандируют “Грянем мы “Ура!” за веру, за царя”. Но в остальном тишь да гладь, да божья благодать.

Кто знает, может, это сейчас и надо... Вот и дуэты, припасенные на закуску, тоже выдержаны в правильном русле. Вика Дайнеко, Григорий Лепс, Никита Михалков. И правда: не с Сергеем Шнуровым же петь?

Артем КРЫЛОВ

[X]