Опубликовано: 380

Линейное планирование в СССР: к каким успехам оно привело

Линейное планирование в СССР: к каким успехам оно привело Фото - архив "Каравана"

В начале 1938 года к математику и профессору Ленинградского университета Леониду Канторовичу обратился знакомый. Городской фанерный трест просил найти математика, который мог бы помочь оптимизировать производство без дополнительных затрат.

Фанера была стратегическим товаром для страны. Это был продукт глубокой переработки древесины, который охотно закупали в Европе, а значит, стабильный источник поступления валюты. На предприятии изучали состояние рынка и знали о конкурентах всё, постоянно модернизировали производство и хотели его эффективно использовать. Фанера шла на изготовление самолетов. А это уже военные заказы. Судя по описи документов “Фанеротреста”, вопрос экономии там стоял постоянно.

В СССР было время первых пятилеток. Промышленность должна была расти на 20–25 процентов в год. Но преимущественное развитие средств производства и оборонного комплекса нарушало нормальное развитие остальной экономики. Видя это и проценты, уходящие ввысь, руководство на местах начало вырабатывать простой метод доведения плана производства: на 2–6 процентов выше результата прошлого года. Вот трест и решил сделать всё по науке.

Экономически задача состояла в распределении сырья, обеспечении максимального рабочего эффекта заводского оборудования при учете реальных ограничений. Производительность зависела от того, какой материал каким станком обрабатывался.

Познакомившись с проблемой и выразив ее математическими терминами, профессор понял, что подобные задачи будут возникать каждый раз, когда возникнет необходимость наиболее экономно использовать ограниченные ресурсы. Тогда он модифицировал метод построения дифференциальных уравнений и предложил простой алгоритм распила листов фанеры на детали без остатков, которые до этого просто выбрасывались. Попутно Канторович разработал новый метод решения экономических задач – линейное планирование. Правда, название это закрепилось только на Западе. В СССР была плановая экономика, поэтому чисто математический метод с таким названием не могли принять. У нас его знали как линейное программирование.

В октябре 1938 г. профессор доложил результаты на научной конференции. А в 1939 году ЛГУ издал его брошюру “Математические методы организации и планирования производства”. В ней описывались экономические задачи, решаемые способом Канторовича, практическая полезность которого была столь очевидной, что университет сразу разослал 1 000 брошюр в 50 союзных министерств и ведомств.

Метод решал задачи:

Распределение обработки деталей по станкам.

Организация производства с обеспечением максимального выполнения плана.

Наиболее полное использование механизмов. От богатства до банкротства: как система государственного популизма может уничтожить развитую страну

Максимальное использование комплексного сырья.

Рациональное использование топлива.

Рациональный раскрой материалов.

Наилучшее выполнение плана строительства при данных стройматериалах.

Наилучшее распределение посевных площадей.

Наилучший план перевозок.

Известности работа не получила. Она была написана научным языком. Читатели – руководители советских предприятий – не всегда понимали ее суть. Да и идеологически это было в новинку: научные методы производства считались уделом капитализма. В соцстранах в таком довеске не нуждались, а препятствия преодолевались ударным трудом. Поэтому, когда метод линейного программирования использовали на вагоностроительном заводе имени Егорова в Ленинграде для раскроя листового металла, случилось неожиданное.

У завода была норма сдачи отходов по плану – 13 процентов. После применения ноу-хау Канторовича отходы упали сначала до 8, а потом и до 4 процентов. Экономия материала колоссальная! Появилась новая книга “Расчет рационального раскроя промышленных материалов”.

Но один из показателей плана – по сдаче лома – завод не выполнил. А раз так, предприятие не могло быть премировано в полном размере. Ученые и производственники подняли шум. На сторону предприятия встал райком партии. В виде исключения премия была сохранена.

Но потом произошел второй казус: отраслевое начальство, получив рапорт о том, что завод на 4 процента увеличил использование металла при раскрое, предложило им не терять темпа и в следующем году подняло план на те же 4 процента. Выходило, что металл должен использоваться на 101 процент, и пришлось даже писать бумагу от ученого сообщества, что больше 100 процентов не бывает.

В 1949 году СНК СССР присудил Леониду Канторовичу Сталинскую премию II степени за работы по функциональному анализу. В 1975 году ему была вручена премия по экономике памяти Альфреда Нобеля за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов…

Самый простой и распространенный способ измерить экономику – найти объем ВВП на душу населения. В Казахстане в последние 10 лет он растет, и в 2020 году составил очень неплохие 8 тысяч 782 доллара.

Но, если разбираться, это средняя температура по больнице. Чтобы получить более точные данные, лучше использовать экономический потенциал страны. Часто его выражают в индексе сложности экономики (ECI) – это совокупность накопленных знаний, что оказывает непосредственное воздействие на качество и количество рабочих мест. И вот с этим у нас не всё в порядке.

За 20 лет по этому индексу Казахстан опустился в глобальном рейтинге с 43-го на 69-е место. В мировой торговле мы в роли поставщика сырья. И, так получается, не хотим заниматься чем-то более сложным. Иначе говоря, не хотим использовать свои знания, чтобы богатеть. Мы нашли свою удобную нишу, которую не очень хочется покидать.

Но рано или поздно выходить из зоны комфорта придется. У Казахстана есть все условия для этого: собственное сырье, доступ к технологиям, деньги, полученные от продажи сырья, образованные кадры. Нет одного: желания со стороны правительства создать среду, удобную для ведения наукоемкого бизнеса.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи