Опубликовано: 240

Лей, но жалей

Лей, но жалей Фото - Виктор ВОЛОГОДСКИЙ

Прогнозы специалистов, бьющих тревогу по поводу климатического маятника, сбываются на глазах.

Если зима на Казахстанском Алтае выдалась супермногоснежной, то с апреля и до третьей декады июня не было ни одного дождичка. Жара и страшная засуха. Уже в начале лета в селах области заговорили о трудностях с заготовкой сена.

В прошлом году группа экспертов, работающая над национальным планом адаптации к изменению климата, назвала наиболее уязвимые от погодных сюрпризов отрасли. В первую очередь к ним отнесли сельское хозяйство и энергетику. В качестве спасительных мер специалисты предложили срочно восстановить инфраструктуру орошаемого земледелия. Обустроить водопои на пастбищах. Соорудить плотины малой и средней вместимости для накопления речной и паводковой воды.

Как прислушались к климатологам? Сбросили 6 кубических километров воды с каскада Иртышских водохранилищ!

С 14 апреля до 5 мая с Шульбинской ГЭС шуровало от 1,5 до 3,5 тысячи кубометров воды в секунду. Точно такой же объем на Иртыше сбрасывали в относительно благополучных по осадкам 2018 и 2019 годах. Всё – ради затопления поймы в Павлодарской области. Вот так в государстве переходят к экономному использованию воды.

Казахстанский Алтай – самый многоводный регион страны. Здесь более тысячи больших и малых рек, почти 2 тысячи озер, 75 водохранилищ и прудов. По оценкам гидрологов, в целом с учетом акваторий и разведанных подземных запасов потенциал края составляет почти 92 кубокилометра. Но что это – богатство? Обуза?

Каскад Иртышских ГЭС с суммарной мощностью больше 1,7 гигаватта – это оперативный резерв всей энергосистемы республики. Если здесь упадет выработка – энергетический голод могут ощутить в любом уголке страны. А еще на Иртыше "сидит" всё водоснабжение Усть-Каменогорска, Семея, Павлодара и во многом – Нур-Султана. Реки, озера и водохранилища области служат для развития сельского хозяйства. Летом сюда едут туристы, чтобы искупаться и отдохнуть.

С другой стороны, многочисленные реки и водоемы – это большая ответственность за состояние гидротехнических сооружений, то есть плотин, шлюзов и дамб. Всего по области – 222 ГТС. Если сооружения Иртышского и Риддерского каскадов, удерживающие колоссальные водохранилища, относятся к первому классу опасности и контролируются республикой, то 6 плотин третьего, или среднего, класса опасности находятся на балансе восточноказахстанского коммунального госпредприятия "Шығыс су қоймалары". Высота грунтовых насыпей – до 50 метров, объем воды – сотни тысяч кубометров.

– Всего в коммунальной собственности на сегодняшний день 66 гидротехнических сооружений, и все они построены еще в советское время, – пояснила руководитель отдела регулирования использования и охраны водных ресурсов Айнур АКМЫРЗА. – В 2018 году областной бюджет выделил средства, и мы впервые за многие годы смогли провести многофакторное и техническое обследование. По его итогам 16 гидротехнических сооружений были выделены как первоочередные. Это те, которым ремонт необходим прежде всего. Только на разработку проектно-сметной документации требуется 200 миллионов тенге.

Каждые лето и осень "Шығыс су қоймалары" проводит на ГТС текущие работы, латает. Но все понимают: такой, образно говоря, косметический ремонт проблемы не решает. Если мечтать о наполненных водохранилищах, их плотины, дамбы и шлюзы должны быть в безопасном состоянии.

Кто плывет?

За всю полувековую историю Бухтарминского водохранилища, играющего роль многолетнего регулятора стока, оно лишь однажды наполнилось до проектного уровня в 49 кубокилометров. Это было в 2016 году. Что это дало? Увеличилась выработка электроэнергии, выросли акватория и возможности для рыбного хозяйства, для оросительного земледелия. Разве мало?

– Нормальный подпорный уровень Бухтарминского водохранилища – 49,62 кубокилометра, а форсированный напорный уровень – 55,2 кубокилометра, – дал в свое время комментарий бывший руководитель Ертисской бассейновой инспекции Рыспек СУЛЕЙМЕНОВ. – Эта разница в 5,58 кубокилометра предусмотрена как раз на случай большого притока. И эту воду надо принимать с удовольствием. Нельзя допустить такого, чтобы ее бездарно спустили. Если будет накоплен достаточный объем воды, в маловодный цикл мы сможем закрыть потребности практически всех отраслей экономики. Это вопрос национальной безопасности.

Вместе с тем при подъеме воды в реке регулярно начинают плыть некоторые районы и улицы в Усть-Каменогорске, Семее, в Глубоковском районе. Это еще одна причина, по которой исполнительная власть боится наполнения водоемов даже до проектного уровня. Как пояснили в облуправлении природных ресурсов и регулирования природопользования, в момент, когда шло строительство ГТС, жилой застройкой вблизи русла и не пахло. Более того, при проектировании плотин в расчет брались максимально многоводные годы, определялись объемы воды, которые способно пропустить русло.

Ни одному проектировщику не пришло бы в голову планировать плотину прямо над жилой зоной. Зато в переходные 1990-е многие ухитрились узаконить "крутые" места с видами на берег.

– Норма водоохранных зон в 500 метров и водоохранных полос не менее 35 метров появилась в Водном кодексе с 2009 года, – рассказала руководитель отдела регулирования использования и охраны водных ресурсов. – Всё, что построено в запретке до этой даты, сохраняется. Правда, владельцам не разрешается проводить реконструкцию и дополнительные постройки. Когда в комитете по водным ресурсам у нас запрашивали по поводу переселения, мы ответили, что такое решение возможно точечным методом – там, где создается реальная угроза подтопления. Переселять людей необходимо. Но сделать это везде и сразу нереально. Для этого нет ни средств, ни нормативно-правовой базы.

Пограничное состояние

Сегодня по области уже установлено почти 3 тысячи километров водоохранных зон и около 3,7 тысячи километров водоохранных полос. Работы впереди – еще непочатый край: водных объектов сотни, на оформление границ нужно много времени и финансов.

Вместе с тем перед водниками стоит еще одна проблема, возможно, большего масштаба. Как отметил в январе на заседании правительства министр экологии, геологии и природных ресурсов Магзум МИРЗАГАЛИЕВ, из 100 кубокилометров ежегодных поверхностных вод, которыми располагает Казахстан, 44 процента формируются за пределами страны. По прогнозам, к 2040 году соседние страны увеличат отъем воды, и дефицит водных ресурсов может достичь 12 кубокилометров в год. Для справки: еще около 30 лет назад все поверхностные воды страны оценивались в 115 кубокилометров.

Переговоры с КНР по вододелению длятся уже 20 лет. В прошлом году вроде бы наметились подвижки: страны договорились в течение 5 лет мониторить сток трансграничных рек.

– В Восточном Казахстане помимо Иртыша трансграничными являются еще 5 рек, – пояснили в облуправлении природных ресурсов. – В Зайсанском районе есть вопросы по реке Улькен-уласты, поскольку Китай забирает из нее большую часть воды. Недавно там установили гидропосты и начали вести мониторинг. В Урджарском районе есть 2 малые реки, которые берут начало на казахстанской территории и затем уходят в Китай. Пока гидропостов там нет. Еще есть 2 небольшие речки в Курчумском районе, летом они пересыхают, контроля за ними нет.

Всего в регионе действуют 52 гидропоста Казгидромета, в том числе 11 – в пилотном режиме. К 2025 году их количество планируется увеличить еще на 11, чтобы получить полную картину водного баланса.

УСТЬ-КАМЕНОГОРСК

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи