Опубликовано: 350

Кушать захочется: почему сегодня фермеры предпочитают сокращать площадь посадки овощей

Кушать захочется: почему сегодня фермеры предпочитают сокращать площадь посадки овощей Фото - Картофель стал обузой для фермеров Семея. Фото Аллы БЕЛЯКИНОЙ

Надежды на будущий урожай становятся все более призрачными

– Что выгодно фермеру, то он и выращивает. Поэтому в нашей области наметилась тенденция серьезного сокращения площадей картофеля и овощей. Это связано с разными причинами. Например, в Уланском районе ВКО обанкротилось КХ “Игембаев” – одно из крупнейших хозяйств того региона, в котором возделывали овощи. В Шемонаихинском районе крестьянские хозяйства теперь делают акцент на зерновые. Один из моих коллег в свое время возделывал там порядка 200 гектаров картофеля, в прошлом году у него осталось 50 гектаров, в этом – планирует всего 35. У меня в хозяйстве под картофель и овощи было занято почти 400 гектаров, сейчас – около 280, – отметил глава КХ “Муздыбай-1” Талгат БАЙМУРИНОВ.

Крестьяне всё с большей симпатией смотрят на кукурузу, и фермер не отрицает: было бы в наличии больше орошаемых полей, предпочтение отдавалось бы злаковой царице полей, а не овощам.

– Несмотря на технический прогресс, как ни крути, овощи и картофель требуют много ручного труда. А в сельском хозяйстве дефицит специалистов. Работать никто не хочет, – заявил аграрий.

За неквалифицированный труд в полях здесь платят 3 тысячи тенге за каждый отработанный день. К тому же хозяйство бесплатно предоставляет своим рабочим сено и уголь, что для сельчан – существенная помощь. Однако, по словам фермера, большинство предпочитает жить на мизерное пособие, чем зарабатывать в поле. И это первая причина сокращать объемы картофеля и засеивать поля кукурузой, которая требует намного меньше ручного труда.

Одной рукой дают, другой – забирают

Вторая причина кажется парадоксальной, но государство одной рукой помогает фермерам, а другой – их губит.

К примеру, КХ “Муздыбай-1” несколько лет тому назад воспользовалось госпрограммой по поддержке агробизнеса и взяло в лизинг передовую европейскую технику, предназначенную для овощеводства. Параллельно здесь на протяжении двух лет потихоньку строили овощехранилище. Но тут запустили госпрограмму “Агробизнес-2020”, которая гарантировала возместить 30 процентов от проектной стоимости овоще­хранилищ.

– Я подсчитал: проектная стоимость хранилища составляет 570 миллионов тенге, государство обещает вернуть в качестве субсидий 30 процентов, а это 135 миллионов. И я подумал, если я сейчас задержу платежи за лизинг техники и кредиты в банке, но все деньги вложу в хранилище, то закончу его строительство за год. Да, я просрочу платежи, но зато на выходе получу готовое овощехранилище, получу за него 135 миллионов субсидий и закрою свои долги перед финансовыми организациями, – рассказал руководитель КХ “Муздыбай-1”.

В декабре 2016 года овощехранилище было введено в эксплуатацию. Именно готовность объекта – главный резон для получения субсидирования. Но именно в этот момент условия государственной программы изменили, и субсидии за строительство подобных объектов отменили. От поддержки сельского хозяйства в Казахстане фермерам хочется выть волком

В итоге в хозяйстве построили овощехранилище, но отмененное обещание субсидии автоматически повлекло за собой проблему просроченных платежей за взятые в лизинг агрегаты, что стало волной финансового цунами для крестьянского хозяйства. Фермер успел заплатить за технику 40 процентов от ее стоимости. Остаток долга составлял без малого 62 миллиона тенге. В результате после разных процедур технику продали с молотка за 30 миллионов тенге. А разницу – оставшиеся 32 миллиона и 15 миллионов НДС – оставили в качестве долга на крестьянском хозяйстве. Вот такая получилась помощь от государства.

– В итоге я вынужден был сократить посевные площади картофеля и овощей из-за того, что у меня изъяли технику. Если бы она у нас сейчас была, мы бы могли увеличить объем производства. А сделать этого не можем именно из-за того, что забрали ту специфическую технику. Зато можем увеличить посевы кукурузы, потому что там используется другая техника, – подчеркнул Талгат Баймуринов.

Чтобы корона не стала медным тазом

Все это в совокупности и толкает фермеров к тому, чтобы выращивать те культуры, которые даются проще. А картофеля, моркови, капусты на полях становится всё меньше. И кто знает, быть может, уже следующее поколение восточноказахстанцев будет вместо борща есть кукурузную кашу?

Ну и, наконец, специфичная тревога аграриев во время посевной 2020 года – пресловутый коронавирус. Фермеры не отрицают: эпидемия уже внесла свои коррективы в жизнь аграриев. А при неблагоприятном развитии может и вовсе перечеркнуть их труд.

– Сейчас для нас наступило время, когда не то что день, а даже каждый час будет кормить целый год. Но нам приходится каждый день терять время на проверку документов на блокпостах при въезде и выезде из городов. Сегодня мой коллега жаловался, что его молоковоз, груженный 14 тоннами молока, больше часа продержали на въезде в Усть-Каменогорск. А ведь для такого продукта – это критичное время, – сетует Талгат Баймуринов.

И, пожалуй, сейчас нигде так не трясутся над своими сотрудниками, как в крестьянских хозяйствах.

– Я своим ребятам каждое утро говорю, чтобы были осторожны, – признается глава КХ “Муздыбай-1”. – Погода сейчас обманчивая, утром прохладно, днем жарко, где-то куртку скинул, где-то вспотел – и продуло. Пока разберутся, что это не вирус, а банальная простуда, это может оказаться чревато. А если не дай бог хоть один человек заразится и хозяйство закроют на карантин, весь труд, все результаты посевной пойдут коту под хвост.

И это может обернуться бедой уже для жителей всего региона в целом. Поэтому в городах зажимают кулачки не только за себя, но и за кормильцев-сельчан. А также за картошку с морковкой – в надежде, что любимые овощи не проиграют экономическую битву кукурузе.

СЕМЕЙ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи