Опубликовано: 16400

Кто она, самая любимая женщина Чингисхана: версия драматурга

Кто она, самая любимая женщина Чингисхана: версия драматурга

Драматург Дулат ИСАБЕКОВ сделал самому себе подарок на предстоящее 80-летие – написал пьесу “Борте” о жене Чингисхана.

Казахстанцам и не снилось

За право первой постановки “Борте”, по словам автора, борются сегодня многие театры. И не только Казахстана. Монгольские театры уже приступили к работе над будущим спектаклем, Турция тоже намеревается ставить “Борте”. В пьесе также заинтересованы Вена, Брюссель и Лондон. Сейчас уже фактически готов ее перевод на английский. В Казахстане право эксклюзивной постановки на 2 года приобрел Новый театр – Центр искусств, недавно построенный в Туркестане.

– Заключил с этим центром контракт на днях, – сообщил драматург. – Они купили у меня пьесу на 2 года. Теперь ни один казахстанский театр, даже те, кто уже запланировал, не могут поставить ее. Туркестанцы заверили, что готовят грандиозный спектакль, который казахстанцам и не снился. В сентябре этого года центр откроется этой постановкой, а потом они собираются гастролировать с “Борте” по другим странам. Уже договариваются показать в театре “Глобус”, который появился в Лондоне еще во времена Шекспира. Аренда там дорогая, но туркестанцы решили за ценой не стоять. Другие тайны я раскрывать не буду – не имею права по контракту.

– За какую сумму они купили право эксклюзивной постановки на 2 года?

– Это секрет, но по меркам Казахстана оплата интеллектуального труда вполне достойная. А то ведь как бывает? Могут взять пьесу, пообещать хорошие деньги и ничего не заплатить или в лучшем случае сунуть 500 тысяч. Разве это деньги за двухгодичную работу? Конечно, с этим эксклюзивным контрактом я тоже рискую. Авторские поступления составляют обычно 8 процентов от кассового сбора. У нас в стране, слава богу, 52 театра, 5 из них уже планировали включить “Борте” в свой репертуарный план. Зато туркестанцы заплатили всё разом и авторским гонораром от каждого спектакля тоже обещали не обидеть.

Средневековая пацифистка

– Что вас подвигло взяться за пьесу о жене Чингисхана?

– Я много лет вынашивал идею – написать о великом полководце через его отношение к любимой женщине, о его советнике, друге, государственном деятеле и соправительнице созданной им империи. Говорят, что у него было около 500 жен и наложниц, но в истории осталось только ее имя – императрицы Борте. Мне, как мужчине, было интересно узнать, что в ней было такого, чего он не нашел в других красивейших женщинах мира? В чем ее секрет? Почему суровый воин, завоевавший половину средневекового мира, чувствовал себя обычным человеком рядом с ней? Бытует мнение, что мужчины любят своих детей до тех пор, пока любят женщину, родившую их. Так вот только рожденные от Борте дети носили титул чингизидов, хотя у Чингисхана было примерно 600 сыновей и дочерей. Ее потомки, насколько мы знаем из истории, правили покоренными землями до 1920 года.

Дулат ИСАБЕКОВ

Дулат ИСАБЕКОВ

Я увлекся этой темой, читая произведения, посвященные эпохе Чингисхана, а до этого – “Тайную историю монголов”. Когда из глубины веков всплыло это имя – Борте, меня потрясло, что, будучи готовой идти за ним в огонь и воду, она была противницей главной идеи жизни великого супруга – идти войной на Запад. То, что Борте происходит из тюркского рода конырат, к которому отношусь и я, тоже волновало.

Известно, что отцы Темучина-Чингисхана и Борте были друзьями. Чтобы скрепить союз племен, они сосватали своих детей еще в нежном даже для тех времен возрасте – будущему Сотрясателю Вселенной было всего 9 лет, его невесте – 10, и с тех пор они были почти неразлучны. Я собирал сведения об этих двоих, как пчела, – по крупинке. Набрал около 25 печатных страниц. Из этих фактов и создал пьесу о великих мужчине и женщине.

Вчитываясь в детали собранного документального материала, я понял, что Борте была не только умна и красива, она еще была и самой независимой в окружении Чингисхана. Позволяла себе такие вольности, на которые не осмелился бы ни один человек на Земле.

Нисколько не робела перед ним, могла обратиться к нему: “Эй, ты, проснись! Открой глаза на мир шире”. Его трясло от ярости, он готов был стереть ее в порошок и… сделал соправительницей созданной им империи. Много раз угрожал снять ей голову за то, что спорила, за то, что не соглашалась, не раз отправлял в ссылку, давал приказы не подпускать ее к своей Орде, но его тянуло к ней магнитом.

Как и всякая мать, Борте не любила войны. Когда Чингисхан, объединив раздробленные монгольские племена и подчинив Китай, создал великую империю, единственным человеком, кто не восхищался им, была она: “Твои походы несут разруху. Вот ты завоевал Китай, а ведь это страна ученых и мыслителей. До каких пор мы будем дикарями? Когда начнем обустраивать свою жизнь и учить детей держать в руках не только оружие, но и перо?”.

– Это ваш художественный домысел или факты?

– Главным источником, на который я опирался при написании пьесы, была “Тайная история монголов” (“Сокровенное сказание монголов”) – единственный литературный и историографический памятник времен Чингисхана. 80 процентов сюжета взято оттуда. Чтобы создать образ великой женщины, жившей в его эпоху, мне интересно было узнать ее линию поведения, привычки и характер.

Палец Джучи

– Какой момент из общей биографии этих двоих потряс вас больше всего?

– Через несколько месяцев после свадьбы меркиты внезапно ворвались в дом Чингисхана, тогда еще Темучина, и забрали Борте в отместку за грехи его отца. Тот ведь тоже свою жену когда-то отобрал у ее законного мужа. Это клеймо – побывавшей в плену женщины – став главной драмой ее жизни, преследовало Борте до конца жизни. Когда она спрашивает у недомогающего Сотрясателя Вселенной: “Темучин, кто из четверых наших сыновей достоин занять твое место? Скажи это сейчас, иначе они завтра станут врагами друг другу”. Чингисхан назвал старшего сына – Джучи. Остальные трое возмутились: “Как так?! Он же не нашей крови. Мы этого не допустим”.

Началась суматоха и ссора, дошедшая до драки. Борте заплакала: “Почему ты своим сыновьям до сих пор не рассказал правду? Ты же знаешь, что Джучи – твой ребенок. Когда меня украли, он ведь был уже со мной. Помнишь, когда я захотела почки тигра, ты пропал на 3 дня, а потом мне их сам жарил на костре?”.

Ей и Джучи-хану мы обязаны тем, что живем сегодня на этой земле.

Бессменный исполнитель ролей ханов, актер Тунгышбай Жаманкулов, после прочтения пьесы позвонил. “Коке, я в полной растерянности. Не могу собраться с мыслями, позже поговорим”. Через несколько дней кричал в трубку: “Боже, какой финал! Как она прощается со своей Родиной, кипчакской степью: “Мы оставляем вам эту землю, от Волги до Алматау (Яблоневых гор), в знак любви к нашему сыну, Джучи-хану. Я знаю, что больше никогда не вернусь сюда. Но пока жива, буду молиться за мир и покой кипчаков”.

Джучи-хан, как мы знаем из исторических источников, очень любил кипчакскую степь, доставшуюся ему за военные заслуги. Это дало братьям повод подкинуть всем темную мысль: мол, он хочет собрать здесь великую армию, чтобы скинуть отца с его трона. Этот слух они довели до Чингисхана и заставили поверить в него. И он отдал тайный приказ – убить старшего сына. Впрочем, это типичная для царствующих особ история. Иван Грозный убил сына, царевича Ивана. Сулейман Великолепный тоже казнил сына Мустафу, когда того в его глазах выставили мятежником. Император Нерон не пощадил ни детей, ни братьев, ни сестер, ни мать, ни учителя – Сенеку. Чингисхан не стал исключением – тоже повелся на наветы.

Одна примечательная деталь.

Когда Темучин спасал свою юную жену из меркитского плена, была великая битва. Обняв наконец друг друга, они увидели некую старушку, на руках у которой был младенец месяцев 5 от роду.

Подойдя к Борте, она спросила ее: “Ты узнала меня? Я та самая Айша, мы росли вместе. Но я вышла замуж в 14 лет, ты – в 20. И я больше всех хлопотала на твоем свадебном тое. Но вот ты теперь стала женой убийцы. Посмотри, сколько из-за тебя, какой-то бабенки, полегло людей, посмотри, в кого превратилась я?”. Чингисхан, потупив взор, отвечает, что таковы законы войны. “Но на войне убивают врагов, а при чем здесь мы, мирные люди? Этот ребенок, что у меня на руках, сосал грудь мертвой матери. Я подобрала его, хотела отдать вам, но теперь вижу, что нельзя отдавать ангела в твои кровавые руки”. Дулат ИСАБЕКОВ: О муках творчества, многоженстве и шала-казахах

Когда она уходит, Борте говорит: “Ты заметил, что у младенца нет большого пальца?”. Эта деталь всплывет в финале, когда Чингисхан отдал приказ казнить Джучи. Через некоторое время он одумался, но палач уже успел сделать свое дело. Не зная, как сообщить отцу о смерти сына, его соратники передают останки – большой палец Джучи – через Борте: “Нас живыми великий хан не оставит”.

Охрана не осмеливается остановить ее, когда она заходит в покои Чингисхана. Хан взбешен: “Почему ты врываешься ко мне? Почему обращаешься: “Эй, Темучин”? Я уже 50 лет для всех великий хан”. – “Оказывается, перед смертью человеку очень хочется пить, – отвечает она, залпом выпив приготовленную для него настойку. – Ты ведь всю жизнь охотился за моей головой. Теперь твоя мечта сбудется. Я пришла сказать тебе, что наш сын убит по твоему тайному приказу”. – “Я не поверю, пока не увижу его останки. Что это за тряпку ты мне показываешь?”. – “В ней большой палец Джучи, это всё, что осталось от нашего первенца. Ты помнишь того младенца без пальца? Айша, которая держала его на руках, прокляла меня. Она сказала, что ее трагедия перейдет и к нам с тобой. Теперь можешь отрубить мою голову”. И сама помогает ему вытащить меч из ножен. Увидев слезы на глазах обессиленного, по-стариковски суетящегося Чингисхана, встряхивает его: “Возьми же себя в руки!”.

“Ты выдержала всё, сумасшедший ангел мой, – отвечает ей Сотрясатель Вселенной, прислоняясь к ее плечу. – Ты сильнее меня. А я всю жизнь тянул руки к недосягаемому. Моя мечта была – завоевать весь мир, чтобы объединить его в единое царство, где не будет проливаться кровь. Я хотел через войны прекратить войны. Но, оказывается, жизни одного человека для этого мало”...

Палец, отделенный от руки, действительно, был найден в могиле Джучи, которая находится на побережье реки Кенгир, в 45 километрах от Жезказгана.

Мне очень лестно, что Абдижамил Нурпеисов хорошо отозвался об этой пьесе. Мэтр читал ее сутки. Быстрее не получалось. И не только потому, что болен – высокое давление, другие неизбежные для его возраста проблемы, он просто привык ко всему подходить основательно. Я сохранил тот вариант, который он прочел. Не осталось ни одной страницы, где бы он не оставил свои пометки. В конце сделал приписку: “Жылаттың ғой” – “Ты заставил меня плакать”.

Кстати, названием – “Борте” – пьеса обязана Мухтару Кул-Мухаммеду. У меня было “Борте-ханум”. Экс-министр культуры и спорта хвалил меня целый час, потом сказал, что у него есть многолетний опыт работы советником Президента Казахстана. Название “Борте”, по его мнению, будет звучать более емко. “Борте-ханум”– слишком статусное и хрестоматийное.

– Кого вы видите в роли Борте в Новом театре Туркестана?

– Пока не знаю. Об этом театре известно, что они собираются работать в европейском стиле и там нет штатных актеров и режиссеров, их приглашают разово на конкретный проект. Возможно, на постановку “Борте” пригласят режиссера из-за рубежа. А на роль, вполне вероятно, будет объявлен кастинг.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи