Опубликовано: 650

Краевед из Кызылординской области нашел шкаф Абая КУНАНБАЕВА

Краевед из Кызылординской области нашел шкаф Абая КУНАНБАЕВА

Краевед из Кызылординской области Жанибек МАХАНБЕТ утверждает, что в историко-краеведческом музее Сырдарьинского района региона хранится книжный шкаф самого Абая КУНАНБАЕВА.

Всё начинается с любви

Жанибек Маханбет, увидев однажды шкаф для книг старинной ручной работы, взялся проследить его историю. Опросил множество людей, знавших владельцев в разное время, и вот что выяснил.

– Кунанбай кажы пригласил Ауэза, дедушку писателя Мухтара Ауэзова, в гости к себе в Жидебай, – рассказал Жанибек Маханбет. – Речь шла о духовном просвещении местного народа, поэтому с Ауэзом отправилось несколько молодых людей, у которых было религиозное образование. В их числе был молодой человек по имени Дарибай – уроженец тех мест, где стоит сейчас аул Акжарма в Сырдарьинском районе Кызылординской области.

В гостях, по словам Маханбета, южанин Дарибай влюбился в Турган, девушку из рода Кунанбая. Но родные Турган не собирались отдавать ее замуж, тем более за незнакомого парня. И тогда друзья Дарибая нашли двух лошадей и тайком от всех отправили влюбленных в присырдарьинские земли.

– Дарибай и Турган поженились, у них родились сыновья Кулжан, Тасжан, Косжан, дочери Фатима, Зейнеп, Зере и Гульсим, – рассказывает краевед. – И когда дети немного подросли, Турган решилась навестить родных, взяв с собой одного из сыновей – Тасжана. Ее приезд на родину совпал с уходом из жизни Абая Кунанбаева. И книжный шкаф Абая подарили Тасжану, понравившемуся родне, когда он с матерью уезжал домой.

Так шкаф приехал на юг казахских земель.

– И когда выходила замуж Зере, этот шкаф попал в список приданого, собранного ей родными, – уточняет краевед. – А выходила она замуж за Бабай ишана. Его в 1905 году люди из рода балталы найман пригласили в селение, которое сейчас носит имя Аскара Токмагамбетова, в Сырдарьинском районе Кызылординской области. Бабай ишан построил здесь мечеть и преподавал основы ислама.

Уже в советское время Бабай ишан с Зере и 8 детьми перебрался в Таджикистан, опасаясь попасть под молох репрессий. Взяла с собой семья только самые необходимые вещи, шкаф для книг остался в родном селе Зере у местных жителей.

– Бабай ишан и Зере так и состарились на чужбине, и их дети тоже оказались оторванными от родных мест, лишь дети дочери Бабай ишана и Зере – Асии решились вернуться на казахскую вотчину, – рассказывает Жанибек Маханбет. – Они, кстати, очень хорошо знали историю своей семьи и попросили земляков вернуть ценные для них и потомков вещи, в том числе шкаф Абая Кунанбаева.

В 2006 году книжный шкаф подарил Сырдарьинскому районному историко-краеведческому музею ветеран Великой Отечественной войны Ахметбек ИСКЕНДИРОВ – внук Зере. На тот момент ему было 80 лет. С тех пор шкаф, который предположительно принадлежал много лет назад Абаю Кунанбаеву, и “работает” музейным экспонатом, привлекая своей историей посетителей.

– Конечно, без научного обоснования всё это только легенда, которую я собрал по крупицам, – говорит Жанибек Маханбет. – Но то, с каким почтением пересказывают люди, что знают о простом, казалось бы, предмете и семье, им владевшей, как хранят в поколениях рассказы о былом, показывает, как велико для нашего народа имя Абая Кунанбаева.

Надо вепря отпугнуть?

Сам Жанибек Маханбет – человек уникальный. Он не только краевед, он еще и известный на юге Казахстана ремесленник, работает по дереву. Причем свою любовь к истории он переносит в ремесло.

Создает, например, старинные казахские игрушки.

– Раньше было как, – рассуждает Маханбет, – делает, например, человек предметы быта для своего дома или на заказ: кебеже (сундук для перевозки посуды или продуктовых запасов. – Авт.), шкафчики, кровати. И детям для игры делает маленькие копии. Или из глины создает посуду и дочкам тоже сделает кукольный сервиз. Со временем игрушки стали доступны практически для каждой семьи. Но сегодня эта традиция исчезла. И ее надо возрождать, это сегмент нашего национального искусства. Сейчас на ремесленных выставках появилось много игрушек из войлока, глины, это радует. И, думаю, народу надо поддерживать ремесленников. Это полезно в плане привития детям вкуса и любви к истории.

То же самое и с музыкальными инструментами. Не каждый знает, что есть такие казахские национальные музыкальные инструменты, которые уже давно не используют. И воссоздать их можно только по описанию в первоисточниках или по чертежам, если таковые сохранились.
Просто бомбой на выставках традиционного искусства становится “скрипелка Жанибека” – музыкальный инструмент, который он создал по описанию старожилов присырдарьинских краев.

– Раньше в наших местах водились тигры, вплоть до 50-х годов прошлого века, – рассказывает Маханбет. – Они жили в основном в камыше у водоемов, а люди вблизи от воды сажали просо, бахчу, водили скот на водопой, к рекам и озерам ходили на рыбалку. И тигров, конечно, боялись. А еще кабанов – свирепых зверей, способных растоптать и разорвать любого. И отпугивать животных помогали им шумовые музыкальные инструменты. Один из таких инструментов – доныз-кауак.

Доныз – кабан, кауак – тыква

Доныз-кауак – это обтянутый с одной стороны необработанной кожей конус, вырезанный из тыквы-долбянки. Эту тыкву не едят, сорт декоративный, выращиваемый для поделок.

Итак, доныз-кауак похож на барабанчик, а к коже этого барабанчика прикрепляют конский хвост. Но по барабанчику этому не бьют, его носят на плече на тонком ремешке, как сумочку.

– Представьте такую картину из прошлого, – рассказывает мастер. – Идет человек по тропинке меж камыша, чудится ему, что в камыше дикие звери. Тогда достает он мокрую тряпку, крепко зажимает в ней конский хвост на доныз-кауаке и с силой ведет тряпкой вдоль хвоста. Звук при этом получается такой отвратительный, что все животные в окрестностях разбегаются.

Этот звук и, правда, даже сравнить не с чем. Как будто на павлина с дурным голосом напала чокнутая кошка, и ор этих существ слился так, хоть уши затыкай.

– Современные люди слушают его с удивлением, восхищаются историей появления такого инструмента, как доныз-кауак, в быту казахского народа, – рассказывает Жанибек Маханбет. – Просят рассказать о чем-нибудь еще, и в такие моменты я счастлив, понимая, что мое искусство пошло в массы.

КЫЗЫЛОРДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи