Опубликовано: 360

Каждый год в стране уничтожают минимум один сад: почему так происходит

Каждый год в стране уничтожают минимум один сад: почему так происходит Фото - Тахир САСЫКОВ

Только в этом году три хозяйства в Алматинской и Жамбылской областях выкорчевали 70 гектаров садов. Потери каждого составили от 0,5 до 1,5 миллиона евро. Только на саженцах. Общие потери хозяйств – более 6 миллионов евро.

У кого и что пошло под топор, глава КазНИИ плодоовощеводства Серик САДЫКОВ раскрывать отказался. Но, по его словам, каждый год в стране уничтожают как минимум один сад. Причина простая до банальности – саженцы не прижились, не дали рост.

– Сейчас в Казахстан можно привезти любую палку и сказать, что это саженец, – Серик Тюлеубаевич отламывает от дерева росток и машет им будто флажком. – Купите его у меня за 1 000 тенге. И ведь такие палки продают, и даже получают на них субсидии от государства. Всё по закону, с документами. Но, если бы у нас были органы сертификации, которые могли сказать, что это за саженец, как он должен выглядеть, какая у него степень заболеваемости, какая у него продуктивность, – тогда эту палку ввезти можно было бы, но продать ее нам было бы уже трудно.

Запретить ввозить “дрова” НИИ не может. Нет для этого научных оснований. Но мы можем стимулировать развитие питомников. Одна из мер – перестать субсидировать импортные саженцы.

Сейчас субсидии могут составлять до 1,5 тысячи тенге за 1 деревце, но не более половины от его цены. Одно стоит до 10 евро с учетом растаможивания и доставки. Для сада в 100 гектаров нужно потратить 20 миллионов тенге только на саженцы.

Но тут возникает другая проблема – наши питомники выращивают не те деревья, которые нужны промышленным садам. Чтобы понять это, надо познакомиться с ситуацией.

В прошлом году садоводы получили 389 тысяч тонн фруктов и ягод. Это только половина от внутреннего спроса. Поэтому на прилавках царит импорт – из Польши, Испании, Израиля, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Китая.

Исходя из этого, группа экспертов разработала программу развития садоводства и виноградарства. Согласно ей площадь насаждений должна вырасти с 45 тысяч сегодня до 92 тысяч гектаров к 2027 году. Тогда будет собрано 800 тысяч тонн фруктов, винограда, ягод и орехов. Это чтобы лишь покрыть потребности страны.

В Казахстане работают 16 питомников мощностью 10 миллионов саженцев в год. Этим количеством деревьев можно засадить 5 тысяч гектаров садов. Казалось бы, как раз хватает, чтобы за 10 лет поднять площадь в два раза, как этого хочет минсельхоз. Но…

Программа написана с учетом развития интенсивных садов. Они могут давать урожай на 2–3-й год после посадки по 40–50 тонн с гектара. Обычные экстенсивные высокорослые сады дают лишь 20–30 тонн на 6–8-й год после посадки.

– В Ассоциации садоводов Алматинской области 1 400 гектаров промышленных садов, – рассказал во время встречи ее председатель Арсен РЫСДАУЛЕТОВ. – 1 100 из них – это интенсивные сады. Большая часть саженцев закуплена в Европе. Со стороны питомниководов мы регулярно слышим обвинения, что мы не поддерживаем отечественное производство. Хотя они сами понимают, что, покупая за рубежом, мы получаем гарантию, что саженцы приживутся. Мы не говорим нашим питомникам нет...

– Продукция наших питомников не нужна садоводам. Это первая проблема, которую надо решать. Они производят высоко- и среднерослые подвои. А нужен слаборослый, на который ориентируются промышленные сады. Это наша ошибка, – признается Серик Садыков, – потому что мы слабо знаем зарубежные сорта, плохо понимаем, как они себя ведут в условиях Казахстана и что от них ждать.

Есть отдельные случаи, когда люди, заработав деньги на нефти и газе, идут к истокам – вкладываются в землю. Они смотрят на лидеров рынка – Европу и США. Приходят в питомник и просят хорошие саженцы. Европейские продавцы – почти боги. Они продают свои сорта. А к ним – шпалеры, сетку, удобрения и услуги агронома – всё, что надо для промышленного сада. Хозяин уверен, что через три года он сделает состояние уже на яблоках. Привозит, сажает и ждет денег. Казахстанские яблоневые сады на грани вымирания, а фермерские хозяйства, занимающиеся ими, на грани полного разорения и банкротства

Но на 2–3-й год он не видит обещанных доходов. Ведь саженцы не были акклиматизированы для Казахстана, их никто не проверял на всхожесть. Их подвой рассчитан на европейский климат.

И в наших условиях это не дает хороших результатов. Он не так устойчив к холодам, засухе. Перед хозяином встает вопрос, а что делать дальше? Ответ простой – выкорчевывать, так, как это сделали владельцы тех трех садов в Алматинской и Жамбылской областях.

– Мы пошли к бизнесу и стали спрашивать, чем мы можем вам помочь? – рассказывает Серик Садыков. – Владельцы садов перечисляли, что им надо. Это дешевые деньги, технику, субсидии, кредиты и займы без залога, саженцы, технологии, агрономов. Последние три относятся к нам. Мы стали предлагать провести анализ почвы и воды. Может быть, в этом месте вообще нереально заниматься плодовыми культурами? Может быть, лучше перейти на ягодные или орехоплодные культуры. Что сажали в этом регионе, что есть у соседей, пороговые значения температур. Такой вот аудит земельного участка. Мы можем предложить идеальные комбинации подвоя к этому региону. Институт работает более 60 лет. У нас накоплена огромная научная база.

Может быть, мы пока слабы по импортным саженцам, но по имеющимся у нас сортам точно сможем дать свои правильные рекомендации.

Не с целью свои продать. Мы хотим, чтобы садоводы увеличивали площади садов и зарабатывали на них.

С питомниками тоже выработана своя стратегия. Оказалось, что НИИ конкурирует с ними на одном поле – все продают саженцы. Здесь поступили проще. Вместе с производителями институт вводит некоторую специализацию по сортам. Один работает с сортом “фуджи”, другой – с “голден делишес”, третий – с грушами. Наука передает исходный материал, который уже привезли из-за рубежа и испытали. Эта часть самая неудобная для питомников. Но ведь государство выделяет деньги НИИ именно для этой работы.

Затем пошла географическая сегментация рынка: один питомник будет поставлять саженцы для юга, второй – для востока, третий – для запада.

– Не только юг Казахстана может выращивать фрукты, – уверен владелец коллекционного сада из Уральска Кайрат КАРИМОВ. – Все забыли, что наш город в свое время утопал в зелени. В конце ХIХ века у нас было более 700 садов, 2,5 тысячи гектаров. Мы хотим это возродить. Регион лежит в поймах трех рек. Грех не использовать такой потенциал.

Все считают, что мы можем производить только мясо. Поэтому субсидии выделяются только на животноводство.

Мы ездили в Екатеринбург и Челябинск. Они закладывают промышленные сады по 150 гектаров. Это в Сибири! А нам стыдно. Всё держится на энтузиазме и за личный счет.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи