Опубликовано: 1700

Казахстан на красной дорожке в Каннах

Казахстан на красной дорожке в Каннах

Как беременная такса кино снимать не давала

На 71-м Международном кинофестивале в Каннах будет представлен фильм “Айка” – совместное детище Казахстана, России, Германии, Польши и Китая. Это драматичная история молодой эмигрантки из Кыргызстана, которая нелегально работает в Москве. О том, почему эту картину снимали долгих шесть лет и привезли в Канны только к завершению кинофестиваля, “КАРАВАНУ” рассказала сопродюсер “Айки” Гульнара САРСЕНОВА – основатель кинокомпании Eurasia Film Production, номинант на премию “Оскар” Американской киноакадемии, “Человек года в азиатском кино”.

– Гульнара, как получилось, что на престижный Каннский кинофестиваль фильм “Айка” попал, будучи еще не готовым?

– Дело в том, что в 2008 году наш фильм “Тюльпан”, который тоже снимал режиссер Сергей Дворцевой, взяли во второй по значимости конкурс Каннского кинофестиваля “Особый взгляд”, и мы там получили главный приз. Дирекция фестиваля своих “птенцов” и лауреатов всегда отслеживает, следит за их творчеством. И когда там узнали, что идут съемки второго фильма Дворцевого, они попросили прислать его на отборочную комиссию конкурса.

Картина еще не была готова, но они, зная Дворцевого как очень самобытного и интересного режиссера, попросили показать то, что уже снято.

И мы послали туда 40 минут, смонтированных к тому времени. Это было в апреле. И когда отборочная комиссия посмотрела, вопрос был только в том, успеем ли мы закончить фильм к Каннскому фестивалю. Мы ответили, что успеем, и нас пригласили на конкурс.

– Чем же так тронул фильм членов комиссии?

– Думаю, режиссерским взглядом, его подходом к съемкам. Сергей очень долго снимает, но у него получается действительно живое кино. Он талантище, художник с большой буквы и всегда добивается того, что задумал. Это тот редчайший случай, когда режиссеру позволяют снимать фильм несколько лет. Такое сейчас практически невозможно.

– “Айку” снимали целых 6 лет, это большой срок. Какие сложности с этим связаны?

– Сложности были во всем. Например, нам нужна была снежная Москва, так как все действие фильма происходит зимой и весной. Но в Москве два года практически не было снега. Мы ждали, делали искусственный снег, но Сергею все не нравилось, он выбраковывал этот материал. И ждал настоящего снега.

Другая сложность была в том, что на вторых ролях в основном снимались настоящие гастарбайтеры, которые жили в Москве, поэтому были трудности с оформлением их документов.

Они же приезжают на заработки на 2–3 года, потом уезжают. А мы их возвращали. Сергей требовал, чтобы на съемочной площадке были те же люди, потому что часть материала уже снята.

И не только люди. Например, по сценарию в фильме должна быть такса. Долго не могли найти подходящую. Нашли, а она к тому времени забеременела.

Сергей потребовал, чтобы мы дождались, когда эта такса ощенится, и только потом ее продолжили снимать.

И это все должно совпасть – и со временем года, и с другими обстоятельствами.

– А нельзя было снять другую таксу?

– Нет. Сергей – очень скрупулезный, дотошный художник, и ему нужно было полное попадание по образу, смыслу и даже по скорости. Поэтому вторую такую таксу найти было практически невозможно. Он для себя решил, что должна быть эта собака, и требовал, чтобы была именно она.

Он, как художник, просто жил этим кино, менял по сценарию много сцен и сюжетных линий, поэтому нам было сложно. Это серьезное испытание для продюсеров, которые с ним работают. Но и кино получается настоящее, жизненное, без прикрас.

Дворцевой родился в Шымкенте и был летчиком сельхозавиации, опрыскивал поля. Он прекрасно знает казахский язык, любит нашу страну, здесь корни, родственники. И поэтому у него такая боль и правда про всех нас. Когда он решил снимать документальное кино о целине, хлебе, эти фильмы были яркие, красивые и получили много наград на разных кинофестивалях. Но как документальные.

А потом он попробовал снять игровой фильм “Тюльпан”, который показали во всем мире.

Он получил азиатский “Оскар”, малую “Пальмовую ветвь” на Каннском фестивале, выиграл Токийский фестиваль – свыше 20 наград. Из-за него минкульт России решил выделить деньги для съемок “Айки”.

– Фильм снимался только в Москве?

– Да. Но основная съемочная группа состояла из казахстанцев, и многие думают, что это наш фильм. Между тем в авторах у него пять стран. Из Польши – оператор-постановщик и продюсерская компания, которая поддержала фильм финансово. Германия тоже выделила деньги, и там мы делаем основной постпродакшн – перезапись, монтаж, звукозапись. То есть это международный кинопродукт.

Но обычно фильм имеет одну страну происхождения и о ней судят по режиссеру. Сергей Дворцевой о фильме "Тюльпан"

Сергей Дворцевой – бывший гражданин Казахстана, но сейчас у него уже гражданство РФ, поэтому в Каннах “Айка” будет идти, скорее всего, как российский фильм, хотя это совместное производство.

– На Каннском кинофестивале актриса Самал Еслямова номинирована в категории “Лучшая актриса”. В истории современного казахстанского кинематографа это происходит впервые?

– Да, впервые. Самал исполняет Айку – главную женскую роль. И в Каннах она пройдет по красной дорожке. Я очень хотела бы, чтобы эта талантливая казахстанская актриса была признана лучшей.

Хотя попасть в основной конкурс самого престижного кинофестиваля мира – это уже большая победа для нашей страны.

Фильм “Айка” будет показан в Каннах 18 мая в 16 часов по европейскому времени. Надеюсь, что осенью этого года он появится в прокате в Казахстане.

АСТАНА

Очередной казахстанский борец попался на допинге. О чем это говорит?

  • 1. Он не смог "побороть" пагубную страсть

    58
  • 2. Все это козни проклятого Запада))

    31
  • 3. Его лучшие друзья - казахстанские штангисты

    46
  • 4. Сказывается лишение аккредитации антидопинговой лаборатории Казахстана

    45
  • 5. Ни о чем это не говорит. Казахстанские спортсмены не употребляют допинг

    45
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 225

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть