Опубликовано: 1 2200

Камеры наблюдения в Алматы преступность не победят

Камеры наблюдения в Алматы преступность не победят Фото - Эдуард ГАВРИШ

После того как над входом в подъезд моей подруги появилось странное существо под названием “видеокамера”, ее муж вдруг заговорил о конституционных правах, защите тайны частной жизни и масонском заговоре.

Валерка всегда был ходок, так что его вдруг проснувшееся гражданское самосознание мне было до фени. Интересовало же другое: во-первых, как наши правозащитники проспали такое “грубое вторжение государства в частную жизнь граждан”, где пресс-конференции о “тотальной слежке” и “растаком режиме”, во-вторых, как и кому удалось одним махом обойти Закон о защите персональных данных, к коим наши с вами изображения и место жительства имеют прямое отношение, и, в-третьих – за чей счет весь этот банкет.

Если делать – так по-большому!

С правозащитниками, как всегда, всё мутно и непонятно, но вот “нарушителей” Закона о защите персональных данных, тайн частной жизни Валерки и иже с ним вычислить удалось легко.

Как оказалось, Алматинский городской маслихат благословил своим одобрением программу “Безопасный двор”, задуманную акиматом и местным департаментом внутренних дел как антипреступную и профилактическую, а здесь, мол, можно и с правами подвинуться.

Пилотный проект прошел на ура, полицейские обрадованно докладали об упадке активности криминала, ну не было дураков лезть в квартиры домов с видеонаблюдением, и пошел проект в массы. Вот здесь и началось самое интересное. Во-первых, по задумке гениев сыска, видео с камеры должно было поступать на пульт охраны, коего подавляющее большинство домов в Алматы не имеет. Во-вторых, никаких денег (по крайней мере, в открытых источниках мы такой информации не нашли) на внедрение программы в бюджете города не заложено, так что нашелся ответ и на третий вопрос – за чей счет этот банкет безопасности  – правильно, за наш. Вот так неплохая на первый взгляд идея сделать нашу жизнь безопасной в самой жизни приобрела совсем другой коленкор.

Хотели как лучше, а получилось – как всегда

Начнем с технической стороны. Выяснилось, что если картинка с камеры видеонаблюдения не поступает напрямую на пульт охраны, значит, преступление предотвратить нельзя, преступника поймать по горячим следам нельзя, так что “пугало” над подъездом может испугать только воров-дилетантов и бомжей, а не “специалистов широчайшего профиля”, и особо злачные дома они продолжают “вскрывать”.

Второй аргумент полицейских – “возьмем с камеры видео, напечатаем фоторобот и быстро распространим” – тоже не выдержал испытания жизнью.

Фирмы, устанавливающие видеонаблюдение, или, как их в программе назвали, “частные партнеры”, ставят оборудование подешевле, и разглядеть, кто там зашел-вышел, зачастую невозможно, не то что фоторобот напечатать, так что и здесь засада.

Не все понятно с хранением и дальнейшим использованием видеозаписей. Госслужба вроде бы обязала фирмы хранить их у себя на серверах, ну а если та разорится или закроется, куда и кому уйдут эти гигабайты частной жизни? К слову, так же туманно все с доступом к этой вообще-то секретной информации. Вряд ли у офисов этих ипэшек стоят автоматчики, и кто, кроме органов внутренних дел, имеет право получить копию записи? Здесь хочется напомнить, что номера звонков с сотового телефона оператор даже мужу-жене не даст, а только обладателю номера. И это не потому, что они такие хорошие, а потому, что такой закон, и замыкались они уже по судам ходить из-за излишней откровенности.

Всем давать – давалка сломается!

Но это мы говорили о технической стороне, теперь про деньги. Когда вас будут агитировать за видеонаблюдение, вряд ли этот человек скажет честно о двух вещах. Первое – это увеличение платы за дежурное освещение, без подключения к источнику электроэнергии никакие видеокамеры работать не будут, а следовательно, возрастут расходы на содержание общего имущества. И 350 тенге абонплаты за месяц могут легко обернуться во все 500. Второе – это цена самого договора: если в документе указано, что оборудование предоставляется на правах пользования, то это означает, что все денежки, которые вы заплатите за оборудование, тю-тю – уйдут вместе с фирмой при расторжении с ней договора, мол, попользовались, и хватит. Ведь никто заранее не знает, насколько добросовестным окажется предприниматель и как будет вести дело, возможно, вам захочется поменять поставщика услуги. Так вот, при таком раскладе вы останетесь ни с чем.

К слову, за год обслуживания, то есть за счет абонплаты с собственников квартир, стоимость оборудования окупается в трехкратном размере.

Все вышеперечисленное поможет вам не только принять решение, но и послужит важными доводами, к которым прислушаются другие собственники квартир на собрании, где будет обсуждаться вопрос с установкой камер видеонаблюдения. Дело это добровольное, и заявление не пойми какого председателя КСК о том, что раз программа принята, мы все должны встать единой стеной и принять в ней участие, – чепуха. Возможен и другой вариант – данные фирмы любят использовать разного рода активных старушек, которым за вознаграждение или за пожизненную скидку предлагают выступить инициатором установки камер и собрать подписи собственников. Вариант этот левый, и соглашаться на него не стоит, так как здесь вообще что-либо проконтролировать будет очень сложно.

Алматы

КОММЕНТАРИИ

[X]