Опубликовано: 11400

Как немецкую шпионку любовь подвела и с чего начались беспорядки в Чимкенте: воспоминания бывшего председателя КГБ КазССР

Как немецкую шпионку любовь подвела и с чего начались беспорядки в Чимкенте: воспоминания бывшего председателя КГБ КазССР Фото - Тахир САСЫКОВ

Я встречался с генерал-лейтенантом ШЕВЧЕНКО несколько раз, и он познакомил меня с массой интереснейших фактов как из своей службы, так и из жизни.

В конце 1965 года Василий Тарасович был направлен в Алма-Ату и назначен на должность заместителя председателя КГБ Казахской ССР, а с 1975 по 1982 год возглавлял спецслужбу Республики. Василий Тарасович Шевченко родился 22 декабря 1921 года в поселке Владимировка Кустанайской области, умер 3 апреля 2012 года в Алматы.

Казахская ССР очень интересовала западные разведки

– Алма-Ату как столицу республики я неплохо знал по годам заочной учебы на юридическом факультете Казахского государственного университета им. С. М. Кирова, который окончил с отличием, – рассказывал Василий Тарасович Шевченко. – Впоследствии я много раз бывал в этом городе в командировках. В ведомстве такого уровня прежде не работал и, конечно, когда я был назначен заместителем председателя КГБ республики, переживал: “Справлюсь ли?”. Поможет ли опыт работы в масштабе района, города, области, края?

Во главе комитета стоял Г. С. Евдокименко. Он был хорошо известен как знающий свое дело опытный чекист (многие годы работал в Москве), замечательный человек, хороший семьянин. Повышенное внимание он уделял контрразведке. Это неудивительно. В Казахстане было много оборонных заводов, в Алма-Ате дислоцировалось руководство Среднеазиатского военного округа, бесперебойно функционировал космодром Байконур, в районе Аркалыка в тургайских степях тогда располагались межконтинентальные стратегические ракетные комплексы. Казахстан стал одной из важнейших сырьевых баз СССР.

В КГБ республики работали классные специалисты, оперативная работа велась четко и планомерно. В Алма-Ате на первых порах советами и делом помогал знавший меня многие годы заместитель председателя, честный и объективный человек – А. Т. Тлеулиев. Под мое кураторство передали крупные оперативные подразделения, и я начал трудиться с вверенным мне коллективом. Трудился много и, как оказалось, результативно. Можно привести примеры активных действий КГБ республики. В 60–70-е годы, в связи с обострением международной обстановки, ухудшением отношений стран НАТО и Варшавского договора, советского и китайского правительств, активизировалась деятельность разведок. В Казахстане было выявлено и обезврежено несколько иностранных агентов.

В Алма-Ате германской шпионке подсунули красавца-агента КГБ

– Нам пришлось заниматься разработкой и следствием по известному делу шпионки Кишке. Это была молодая, интересной наружности, образованная женщина. Которая, будучи известной журналисткой, свободно разъезжала по многим государствам, в совершенстве владела почти всеми языками соцстран. Она была любвеобильна, с легкостью заводила связи с мужчинами молодого возраста, в основном с военными или работавшими на оборонных объектах. В сожительстве с ними использовала изощренные методы вербовки и собирала затем через них информацию секретного характера в пользу западногерманской разведки.

Возглавить рабочую группу по разработке и сбору доказательств шпионской деятельности Кишке было поручено грамотным и опытным контрразведчикам: бывшему заместителю начальника контрразведки УКГБ Южно-Казахстанской области, генерал-майору А. Г. Мустафину и начальнику К. Б. Баймуханову. Они и собрали сведения о ее поведении, передвижениях и вербовках в государствах Варшавского договора. Выезжали в эти страны, разрабатывали совместные действия по ее делу.

Мы подобрали в Алма-Ате молодого и красивого, атлетически сложенного мужчину, который служил в одном из секретных учреждений. Он согласился помочь нашей контрразведке, однако профессионалом в этом деле не был. Поэтому его пришлось тщательно готовить, а затем “совершенно случайно” познакомить с Кишке. После того как произошло их сближение, она стала часто приезжать к нашему агенту, одаривала его ценными подарками. Дело в том, что ее родители, которые проживали в Западной Германии, являлись весьма богатыми людьми. Да и сама Кишке, как журналистка международного уровня, зарабатывала немало. Это было подтверждено специальной проверкой.

Влюбившись в нашего агента, Кишке согласилась сочетаться с ним узами брака. Но поставила условие, что после этого они выедут на постоянное место жительство в ФРГ.

Предварительно Кишке получила от своего избранника согласие на разведдеятельность: мужчина согласился снабжать шпионку секретными материалами с места своей работы.

Кстати, эти самые “секретные материалы” были тщательно подобраны КГБ КазССР, согласованы с заинтересованными организациями и различными инстанциями. В общем, вполне обычная, но очень профессионально подобранная “деза”, дезинформация.

Все “секреты” предварительно пересняли на микропленку, и наш агент передал их своей “возлюбленной”, когда та в очередной раз приехала в Алма-Ату. Так как место их встречи было оговорено заранее, то контрразведчики успели тщательно подготовить операцию по захвату Кишке. Весь процесс встречи “влюбленных” и, главное, сама передача “секретных данных” были зафиксированы аудио-, фото- и видеосъемкой.

На допросах Кишке подробно рассказала о своей многолетней шпионской работе в социалистических странах и в Казахской ССР.

Уголовное дело на шпионку возбудил начальник следственного отдела КГБ полковник Н. П. Ловягин. И расследование шло под его непосредственным руководством. КГБ СССР высоко оценил работу казахстанских коллег по этому делу и внес предложение в вышестоящие инстанции: обменять арестованную Кишке на 3 арестованных в ФРГ советских и 1 чехословацкого разведчика.

1967 год: массовые беспорядки в Чимкенте и убийство милиционеров

– После этой операции, в июне 1967 года, под моим непосредственным руководством удалось остановить в Чимкенте массовые беспорядки. Всё началось с того, что вечером 12 июня 1967 года сотрудники местного отдела милиции на улице подобрали абсолютно пьяного, избитого гражданина и доставили его в медицинский вытрезвитель. И там он скончался. Как позже выяснилось, мужчина оказался шофером автобазы.

Работники медвытрезвителя утром следующего дня позвонили на автобазу и попросили забрать тело умершего. К 11 часам 13 июня пара десятков водителей, отработавших смену, отправились забирать тело своего коллеги. Шли они через местный базар и выпили там за упокой души умершего. Продавали дешевое вино прямо из бочек, и поэтому недостатка в алкоголе никто не испытал. Подвыпив, водители возбудились и принялись кричать, что идут в вытрезвитель, чтобы разобраться, кто убил их товарища. Когда им выдали тело, то люди, увидев на погибшем следы побоев, решили, милиционеры забили его до смерти.

В городе начали собираться толпы агрессивно настроенных людей, их возглавили местные уголовники. Они очень быстро сориентировались в ситуации и решили, как говорится, “половить рыбку в мутной воде” – прикрывшись беспорядками, всласть поворовать и пограбить горожан и торговые точки.

Я прибыл в Чимкент во главе группы работников КГБ и МВД к 18 часам 13 июня. К этому моменту в городе уже начались погромы. Штаб по локализации беспорядков располагался в областном комитете Коммунистической партии. Для того чтобы прекратить беспорядки, обком направил на улицы несколько сотен человек из партийного актива и народных дружинников. Но большинство из них были жестоко избиты и покалечены разъяренной толпой. К позднему вечеру люди были уже совершенно неуправляемы. Пьяные уголовники убили нескольких сотрудников милиции, подожгли 7 городских административных зданий и забор вокруг следственного изолятора. И следом попытались освободить заключенных и следственно-арестованных, которых там была не одна сотня. Учили убивать чайной ложкой: что творилось в военном инкубаторе советских диверсантов

Посовещавшись, мы пришли к выводу, что остановить эту стихию можно только силовым вмешательством. Я позвонил в Москву лично Ю. В. Андропову, доложил обстановку и внес свои предложения.

Решено было ввести в город войсковые части.

Но до их прихода мы выбрали несколько десятков физически хорошо подготовленных офицеров КГБ и МВД. Разбили их на группы по 3–4 человека, нарядили в поношенную, грязную одежду и отправили вести наблюдение за особо активными зачинщиками беспорядков. Когда из Ташкента прибыли бойцы воздушно-десантного полка, ровно в 23.00 по местному времени я выстрелил из ракетницы. И тут же плохо одетые сотрудники КГБ и МВД задержали 50 авторитетов и положенцев уголовно-преступной среды. Оставшись без главарей, толпы погромщиков были рассеяны военными буквально за 25 минут.

Задержания участников массовых беспорядков продолжались, и в процессе выяснилось, что зачинщиков было всего несколько десятков. А тысячные толпы погромщиков состояли в основном из обычных зевак, базарных торговцев и граждан, которые считали, будто их обидели власти Чимкента. Отмечу, ни один из них не был избит или же незаконно задержан.

Уголовное дело по факту организации и участия в массовых беспорядках и убийствах сотрудников милиции возбудил генеральный прокурор Казахской ССР. Ход расследования контролировал заместитель генерального прокурора республики А. Д. Чурбанов. Однако непосредственно следствие под руководством Н. П. Ловягина проводили сотрудники КГБ. Спустя месяц материалы уголовных дел передали в суд, и виновные понесли суровое наказание. Комиссия ЦК КПСС, проводившая проверку во главе с одним из секретарей ЦК, дала положительную оценку работе КГБ и прокуратуры Казахской ССР. Юрий Владимирович Андропов наградил меня почетной грамотой. Кроме того, Указом Президиума Верховного Совета СССР меня наградили орденом.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи