Опубликовано: 1600

Как наживаются на пассажирах при отсутствии прямого авиасообщения между Казахстаном и Азербайджаном

Как наживаются на пассажирах при отсутствии прямого авиасообщения между Казахстаном и Азербайджаном Фото - Порт Курык – это единственный коридор для людей, которые хотят попасть на родину и у которых недостаточно средств. Фото предоставлено Фаридом АЛИЕВЫМ

Из-за отсутствия прямого авиасообщения между Казахстаном и Азербайджаном, которое прекратилось из-за пандемии, порт Курык стал настоящим спасением для тех, кто пытается попасть в соседнюю страну. Но паромы не могут вместить всех желающих. Люди порой больше недели буквально живут в порту. Причем условия ожидания парома оставляют желать лучшего, так же как и организация продажи билетов на него.

Юрист Фарид АЛИЕВ рассказывает, что по работе необходимо было поехать в Азербайджан. Он прибыл в порт Курык за несколько часов до отбытия парома. Однако попасть на него не смог.

− Причина, почему в порту скапливается много людей, в том, что нет прямого авиасообщения. До пандемии был огромный пассажиропоток между двумя странами, но почему-то его до сих пор нет, несмотря на то, что, к примеру, в Армению, Грузию или в ОАЭ самолеты летают. Поэтому многие решаются лететь в Азербайджан через третьи страны, но не каждый может позволить себе дорогие билеты. Цена из Алматы до Стамбула, а затем до Баку доходит до миллиона тенге. Естественно, что поток пассажиров хлынул в Мангистау, в порт Курык, который стал своеобразной дорогой жизни. Люди вынуждены простаивать здесь днями из-за того, что пропускная способность пассажирских перевозок в порту мизерная.

По мнению Фарида Алиева, такая ситуация сложилась из-за отсутствия надлежащего менеджмента со стороны Азербайджанского Каспийского пароходства, которое не смогло наладить прямую продажу билетов в Актау.

Люди вынуждены ехать из областного центра в порт, а это почти 100 километров, однако гарантий того, что, отстояв в очередях, они все-таки попадут на паром, нет.

− Билеты покупаются непосредственно после того, как люди проходят несколько кругов ада. Они проталкиваются в очереди, и повезет тому, кто пройдет первым. Непрозрачная система продажи билетов, отсутствие кассы в Актау создали такой искусственный ажиотаж. А когда он образуется, вокруг него сразу появляются посредники, или помогайки. Они сколотили бизнес на ПЦР-тестах, то есть вам не нужно ездить и сдавать его, его принесут на нужную актуальную дату, чтобы вы попали в 72 часа срока его действия. Ввиду того, что порт Курык находится от села с таким же названием примерно в 20 километрах, то сделали бизнес и на размещении людей в отелях, и на их транспортировке.

Билеты на паром продаются, как на базаре. Фиксированной цены у них нет. Она начинается от 100 долларов, причем эта цена “из воздуха”, а дальше всё зависит от того, насколько сильно пассажиру нужно попасть на паром.

− Вам могут сказать, что мест нет, а придут люди с нужными паспортами или связями, и их могут легко пропустить. Проблема в том, что у Казахстана нет своих паромов. Те, что ходят, принадлежат Азербайджану. Поэтому тут больше вопрос не к администрации порта Курык, так как порт – это просто причал, а к Азербайджанскому Каспийскому пароходству. Это как аэропорт и авиакомпании, разница только в том, что на самолет билеты можно купить централизованно и знать, что улетишь. Если вдруг рейс задерживается, то вам пришлют смс, а тут вы едете наудачу, и если повезет, то продадут билет, не повезет – вас отправят на неделю ждать. Либо если найдете нужного человека, то сможете уехать.

Еще один вопрос – это репатриация тел умерших на родину. Раньше "груз 200" отправляли самолетами, сейчас – только паромом.

− Я считаю, что даже из таких, гуманитарных, соображений следовало бы открыть авиарейс. Потому что люди ждут отправки тел своих умерших родственников по 3−5 дней. Труп находится в морге, а люди не могут сразу направить его в порт из-за бюрократических процедур. Я сравнил Каспий с рекой Стикс, а эти посредники, которые зарабатывают на человеческом горе, как Хароны. Проблема в том, что процесс репатриации тел на родину довольно сложный, и тут появляются помогайки, которые говорят, что официально можно получить тело из морга за 3 дня, а мы сможем за день. И это создает дополнительную кормушку. Может быть и такая ситуация, когда тело привезут в порт, но не смогут уехать на пароме, потому что откажут. Куда девать тело? Вот люди и стараются заплатить посредникам, чтобы точно увезти тело родственника на родину. Посредники называют цену, исходя из финансовых возможностей клиента.

Люди вынуждены были по несколько дней ожидать паром, сидя у ворот порта, без еды и туалета – для этого нужно идти в степь.

Среди пассажиров были и пожилые люди, и маленькие дети.

Люди вынуждены ехать из областного центра в порт, а это почти 100 километров, однако гарантий того, что, отстояв в очередях, они все-таки попадут на паром, нет. Фото предоставлено Фаридом АЛИЕВЫМ

Люди вынуждены ехать из областного центра в порт, а это почти 100 километров, однако гарантий того, что, отстояв в очередях, они все-таки попадут на паром, нет. Фото предоставлено Фаридом АЛИЕВЫМ

− Когда я приехал в 2 часа ночи, то еще час простоял, так как никого не было. Потом к 3 часам приехали посредники и толпа людей, стали раздавать ПЦР-тесты с паспортами. Затем открыли железную дверь, а за ней комнатушка на 10−15 квадратов, и больше 40 человек столпились там. Началась давка: дети плачут, женщины, которые не могли отправить тело, кричат. Там был инсулинозависимый человек, укол в этой толпе ему делала жена. Все шумят, очередь не соблюдается, социальной дистанции никакой. В итоге приходит другой посредник и по какому-то списку называет имена людей, которым разрешено пройти на паром. Я спросил, почему меня нет в списке, ведь я зарегистрировался на рейс. А мне ответили, что меня исключил один из посредников, который, как выяснилось, ни к администрации порта Курык, ни к Азербайджанскому пароходству отношения не имеет. То есть неформальные руководители решают, поеду я или нет. Потом спросили, делал ли я ПЦР-тест самостоятельно или через них. Когда выяснилось, что я сам сдавал в городе, меня сняли с рейса на паром.

Фарид отмечает − люди, которых он встретил в порту, рассказывали, что ПЦР-тесты через помогаек им обошлись в 15 тысяч тенге вместе с доставкой в порт.

− Так как люди безвылазно сидят и ждут парома в порту по несколько дней, а справки им привозят, то у меня есть основания на 90 процентов полагать, что эти справки липовые. Также слышал от людей, что каждый день обновляют эти справки. Людям не нужно даже никуда ехать.

В итоге Фарид так и не смог попасть на паром ни в этот, ни на следующий день, поэтому пришлось лететь транзитом через Грузию. Но он успел встретиться с администрацией порта Курык и рассказать о проблемах людей.

Генеральный директор порта Серик АХМЕТОВ сказал, что условия будут созданы. Я попросил предоставить бесплатно гостиницу тем, кто по каким-то причинам ждет долго паром. Он обещал наладить работу и в зале ожидания, чтобы люди проходили не через маленькую комнатку, а через большой зал. Этот зал есть в здании морского вокзала, но оно пока не сдано в эксплуатацию, здесь идет ремонт. Я попросил временно сделать залом ожидания холл в гостинице, там все-таки места побольше. Он согласился. Несколько пассажиров, которые уезжали через несколько дней после меня, подтвердили, что гостиницу им предоставили бесплатно. То есть отреагировали практически моментально.

В самом порту Курык эту информацию подтвердили. Руководитель порта рассказал, что обычно мест на пароме хватает всем желающим, но в те дни людей скопилось очень много из-за того, что паром не смог выйти в море из-за погодных условий.

− Сам “КАСПАР” (Азербайджанское Каспийское пароходство. – Прим. ред.) сервис по организации продажи билетов не наладил, как это делают, к примеру, авиакомпании. Надо понимать, что порт Курык – это единственный коридор для людей, которые хотят попасть на родину и у которых недостаточно средств. В тот день было 2 "груза 200", то есть сопровождение тел умерших. У людей физически нет денег, а захоронить гражданина Азербайджана на родине – это важный вопрос. В этот момент произошло так, что количество желающих и количество мест, которые готов был предоставить “КАСПАР”, не совпало. Было 5 дней шторма. Мы провели необходимую работу, разработали совместно с министерством "дорожную карту". Нам пообещали налаживание сервиса по продаже билетов в городе. Через агента, совместно с нашей диспетчерской службой мы будем распределять места, чтобы люди знали, на какой паром они попадут, знали точное время отплытия, − рассказал генеральный директор порта Курык Серик Ахметов.

Еще один момент, на котором юрист акцентирует особое внимание, – это отсутствие правовой грамотности у населения. На этом спекулируют посредники в порту.

− Людям говорят, что надо платить, они и платят, еще и благодарят этих посредников. Я видел своими глазами, как люди с благодарностью воспринимали то, что их обдирают как липку, − говорит Фарид Алиев.

Чтобы раз и навсегда решить проблему с паромами, нужно открыть авиасообщение. Для этого необходимо, чтобы авиационные администрации двух стран подтвердили согласие и дали разрешение на открытие прямых рейсов. А авиакомпании должны обратиться в соответствующие структуры и получить согласование с МВК. Ранее эта ниша была полностью заполнена, из Казахстана в Азербайджан летали самолеты сразу нескольких авиакомпаний.

АКТАУ 

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи