Опубликовано: 290

Как Казахстан продвигает на международном уровне свои обычаи и формы творчества

Как Казахстан продвигает на международном уровне свои обычаи и формы творчества Фото - Алексей КАМЕНСКИЙ

Самобытность – то, что отличает каждый народ, что привлекает туристов. 

И моральная поддержка, и статус

Ежегодно на заседании Межправительственного комитета по охране нематериального культурного наследия ЮНЕСКО определяют, какие из новых элементов войдут в Репрезентативный список. Нематериальное культурное наследие (далее в тексте НКН) – это популярные обычаи, формы творчества (устные традиции, исполнительское искусство, празднества, ритуалы и т. п.). На сегодняшний день в важный для человечества список включены более 400 элементов со всего мира, в том числе и из Казахстана. Целью его создания является “привлечение внимания к традиционным знаниям и обычаям различных общин”. Под брендом Казахстана в составе моно- и многонациональных заявок в него в разные годы вошли: искусство исполнения традиционного казахского домбрового кюя, традиционные знания и навыки изготовления кыргызской и казахской юрт, празднование Наурыза, игра в асыки, охота с ловчими птицами, казакша курес, культура приготовления и разделения тонкого хлеба, последней в конце 2018-го была принята наша заявка по традиционным весенним обрядам казахских коневодов.

– Секретариат ЮНЕСКО поощряет подачу именно многонациональных заявок. Поскольку в нашем регионе Центральной Азии общность культур это предполагает. Что делает НКН важным рычагом международной культурной политики, единения, – говорит Евфрат ИМАМБЕК, социоантрополог, член Национального комитета по нематериальному культурному наследию при Национальной комиссии РК по делам ЮНЕСКО И ИСЕКО. – Например, заявку по охоте с ловчими птицами мы подавали вместе с ОАЭ, Австрией, Бельгией, Монголией, Кореей, Саудовской Аравией и другими странами. Но у нас есть специфика: на самом деле никто, кроме казахов и кыргызов, не практикует охоту с самой крупной из хищных птиц – беркутом. Были дискуссии в национальном комитете, я ратовал, чтобы подавать заявку именно как “охоту с беркутом”, но уже вошла коллективная. В этом году либо на следующей сессии будет рассмотрена одна из наших первых заявок, у нее тяжелая судьба по разным причинам. Надеемся на долгожданное положительное решение. Это музыкально-кукольное искусство “Ор теке” (танцующие под домбру фигурки горного козла (на фото)).

Следующая сессия по включению новых элементов в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества должна состояться на Ямайке в конце текущего года.

– К сожалению, в связи с пандемией заседания нашего комитета были перенесены в I и II квартале 2020 года, но работа ведется. Собственно, она идет с того момента, когда Казахстан ратифицировал Конвенцию об охране нематериального культурного наследия ЮНЕСКО в 2012 году. После чего правительство уже вплотную приступило к ее реализации и взяло на себя обязательства по сохранению того элемента культурного наследия, которое внесено в список.

В целом РК в секретариате ЮНЕСКО отмечается очень высокой активностью подачи заявок как в мононациональных, так и в многонациональных номинациях. Включение в список – это серьезная моральная поддержка и статус для тех, кто считает это своим наследием. То есть в первую очередь это нужно самой стране. Потом для таких элементов легче искать спонсорскую поддержку, освещение в СМИ, что имеет большое значение не только для носителя элемента, но и для общества в целом.

Кроме того, является серьезным фактором укрепления культурной идентичности. В этом смысле НКН – очень мощный инструмент. Многие по-разному расставляют акценты в отношении НКН, например, страны Балтии вносят в список элементы национальной кухни и рассматривают это как сохранение традиционного хозяйствования и вместе с тем как экономический фактор. Монголия больше акцентируется на защите национальной идентичности, поскольку находится между двумя большими цивилизациями.

Что касается нашей страны, для нас очень важно сохранить НКН, иначе мы растворимся в этом мире. А зачем нам этот мир, если в нем не будет казахов?

Колыбельную срочно спасать!

По мнению эксперта, в условиях борьбы с COVID-19 люди стали больше обращаться к живому наследию, находя в нем не только эмоциональную отдушину, но и духовную опору для оптимистичного взгляда в будущее.

– Режим строгой самоизоляции стал серьезным ударом по живому наследию казахского народа: ведь празднование Наурыза, внесенного в Репрезентативный список НКН, в Казахстане начинается 14 марта с традиции коресу, которая заключается в посещении родственников и знакомых с целью узнать об их здоровье и благополучии после зимовки. Пустынные и молчаливые площади и улицы городов и аулов Казахстана вместо самого шумного и радостного древнего праздника – таким войдет в историю Наурыз-2020, – говорит Евфрат Имамбек. – Но сообщества, большие и малые, достойно приняли этот вызов, используя возможности IТ-технологий. Практически с первых дней режима карантина интернет-пространство стало наполняться выступлениями носителей живого наследия, представителей разных жанров, но особенно певцов и кюйши. Кюйши – это исполнитель традиционного казахского кюя, элемента НКН, внесенного в Репрезентативный список ЮНЕСКО. Многие всенародно известные исполнители этого жанра и совсем молодые домбристы записывали свои выступления в домашних условиях и размещали их в социальных сетях: в “Фейсбуке”, “Инстаграме” и других.

Новой формой, набравшей популярность именно в условиях пандемии, стали сольные и ансамблевые онлайн-концерты. Так, например, Алматинский музыкальный колледж им. П. И. Чайковского и министерство культуры и спорта поддержали домашний онлайн-концерт студента 3-го курса колледжа Абдуллы Кажыбека, лауреата ряда национальных конкурсов традиционной музыки. 45-минутная программа состояла из 12 домбровых кюев, большая часть которых не очень известна широкой аудитории. Концерт прошел на онлайн-платформе “Инстаграма”, есть он и на YouTube. Каким нематериальным наследием может гордиться Казахстан

Помимо таких концертов во время строгого карантина появились и другие новые формы обращения к живому наследию. Например, 23 апреля по инициативе казахстанского молодежного движения “Неономад” состоялась поистине глобальная онлайн-церемония тенгрианского обряда рождения новой Луны на платформе видеоконференций Zoom, она длилась несколько часов. К ней последовательно присоединялись носители традиционных знаний и обычаев, относящихся к природе и Вселенной, из регионов Казахстана, Турции, Германии, США (Оклахома, Нью-Йорк), Перу, России (Бурятия и другие субъекты РФ). Всего в этом удивительном ритуале приняло участие более 100 человек.

Сегодня также ведется работа в направлении по включению еще 2 предложений от нашей страны в Репрезентативный список на ближайшее время – исполнение колыбельных песен на казахском языке и тенгрианство.

– Я считаю, эти 2 элемента нужно внести, – отмечает эксперт. – По тенгрианству будет многонациональная заявка. Не нужно его рассматривать как шаманский культ или как пережиток прошлого, это открытое мировоззрение наших предков, философская основа, которая является ключом к пониманию всего НКН. Быть тенгрианцем – не значит не быть мусульманином или христианином, это как раз наоборот – быть ими. И еще немного больше понимать единую зависимость земного бытия от высших сил.

Также мы планируем выдвинуть традицию исполнения колыбельных песен на казахском языке.

Причем их мы должны вносить не в Репрезентативный список, а в список наследия, нуждающегося в срочной охране. Поскольку они утрачены в течение XX века, особенно в городской среде – никто не поет детям колыбельные песни. А почему не поют? Потому что не знают. Сначала нужно привлечь внимание к этой проблеме на национальном уровне. По моему мнению, колыбельную песню нужно спасать и внедрять в практику. В YouTube можно найти анимационные колыбельные, но это чаще всего новые песни, а нас интересуют старые, которые пели наши прабабушки. В консерватории ученые ведут работу по сбору и сохранению такого материала. Эти данные нужно поднять, обобщить и внедрять в жизнь.

Свадебные и другие традиции

Сегодня в обществе очень много обсуждаются свадебные традиции, особенно по части проведения тоев: одни настаивают на полном их запрете на несколько лет, другие апеллируют к корням, от которых нельзя отказаться.

– Вносить в Репрезентативный список ЮНЕСКО свадебные традиции, наверное, не совсем корректно, эти обряды есть у всех, – говорит Евфрат Имамбек. – Что у любого народа лежит в основе культуры помимо кухни и одежды? Это 3 ключевых момента в жизни – обряды рождения, свадьбы и похороны. Каждый из них – мощный пласт в культуре. Я поддерживаю позицию певца Айкына, который раскритиковал предложение об отмене тоев. Не нужно в этом усматривать лишь экономический интерес и сферу занятости, для меня самое здесь ценное, безусловно, – традиционное наследие.

Рождение, свадьбы и смерть – на этом стоит любая культура. Тои были всегда. И были массовыми. Это считалось большим событием в жизни аула, даже я застал время, когда на той мог зайти любой желающий. В казахской традиционной культуре было хорошим знаком, если человек пришел со стороны – настоящий гость. Как правило, гулял весь аул, и даже соседние тоже приходили участвовать.

Свадьба – это же не только застолье, там же были игры, айтысы, спортивные состязания: кокпар, байга. А для чего все эти обряды? Для формирования правильных установок.

Безусловно, пандемия – это сброс темпов роста человечества, которое уже движется по вертикальной прямой. Но именно эти трудности и определяют актуальность и востребованность наших традиций и обычаев, чтобы в нынешних технологичных условиях не превратиться в роботов. Чтобы сохранить свою человеческую сущность, как раз и нужны обряды и обычаи, потому что только живое общение делает человека человеком. А живое общение больших групп людей – эта сфера должна быть не просто защищена, а получить развитие как альтернатива инновациям.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи