Опубликовано: 7800

Каким нематериальным наследием может гордиться Казахстан

Каким нематериальным наследием может гордиться Казахстан Фото - Виктор ВОЛОГОДСКИЙ

В чем наше своеобразие, если мы будем похожи на всех и не будем похожи на себя? Почему во всем мире, от Кубы до Казахстана, озабочены сохранением нематериального культурного наследия? Какое влияние на нас оказывает непредметная культура, та, что неосязаема? И почему так важно спасти ее от забвения?

В конце прошлой недели из Эфиопии пришла радостная весть: на XI сессии Межправительственного комитета по охране нематериального культурного наследия сразу четыре номинации от Казахстана были одобрены для включения в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества. “КАРАВАН” решил вспомнить все заявки, которые подавала наша страна в разные годы, и какие из них были приняты.

Список Казахстана

По регламенту ЮНЕСКО от подачи заявки до ее рассмотрения проходит два года. Итак, в 2014 году Межправительственный комитет по охране нематериального культурного наследия ЮНЕСКО принял от Казахстана национальную заявку “Искусство исполнения традиционного казахского домбрового кюя” и совместную с Киргизией заявку “Традиционные знания и навыки изготовления кыргызской и казахской юрт (тюркских кочевых народов)”. Это были первые две номинации Казахстана, включенные в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества. С тех пор наша страна начала свое активное и ежегодное участие в заседаниях Межправительственного комитета по охране нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. В 2015 году совместная заявка Казахстана с Киргизии “Айтыс/Айтыш, искусство импровизации” также была включена в Репрезентативный список. Однако 2016 год, безусловно, стал самым успешным для нашей страны. Благодаря усилиям страны по сохранению нематериального культурного наследия в этом году Казахстан присоединился сразу к трем многонациональным заявкам: “Наурыз – традиционное празднование Нового года и начала весны”, “Культура приготовления и разделения тонкого хлеба – лаваша, катырмы, жупки, юфки” и “Соколиная охота”, а также подал одну национальную заявку – по курес (традиционная борьба). Все они были удачно включены в Репрезентативный список.

Двое имеют право на свой праздник

По словам Евфрата ИМАМБЕКА, социоантрополога, доцента КазНАИ им. Жургенова, члена Национального комитета по нематериальному культурному наследию при Национальной комиссии РК по делам ЮНЕСКО и ИСЕСКО, в современных условиях нематериальное культурное наследие подвергается большой опасности забвения. Нынешнее поколение казахстанцев имеет представление лишь о малой части того, что знали и умели наши предки.

– Что такое “нематериальное культурное наследие” и для чего его нужно сохранять?

– Культура делится на материальную и нематериальную. С материальной все понятно: это памятники, архитектура, произведения изобразительного искусства – то, что сохраняется во времени, что может быть осязаемо. Нематериальное культурное наследие – это часть культуры, которая существует не в предметах, но в нашем духовно-интеллектуальном пространстве, в повседневной практике, но не может быть воспринята “на ощупь”.

ЮНЕСКО, понимая ее важность, в 2003 году приняла Конвенцию по охране нематериального культурного наследия. Казахстан ратифицировал документ в 2011 году. Что входит в нематериальное культурное наследие? Это исполнительские искусства, эпос и другие мифопоэтические произведения, обрядовые танцы, обряды и ритуалы, мировоззренческие ценности и установки, знания и навыки, связанные с традиционными ремеслами. Нематериальная культура, по-моему, оказывает гораздо большее воздействие на современную цивилизацию, чем материальная. Именно она определяет стереотипы поведения людей и модели деятельности, от которых зависят алгоритмы производства материальной культуры.

Сегодня пришло понимание, что любой элемент культуры, особенно духовной, сам по себе является ценностью. Нельзя ранжировать какую-то практику, какой-то обряд с точки зрения ценности для человечества. Не может быть одна культура лучше, другая хуже, одна более развита, другая менее. Ее современное понимание не оперирует такими понятиями вообще – все ценно. Поэтому нематериальным культурным наследием признается какой-то обряд, праздник, ритуал, если есть практикующие его люди, даже если это всего два человека. Если для них это важно и они считают это частью своего наследия, одним из столпов своей культурной идентичности. То есть степень распространенности элемента не является критерием для включения в Список ЮНЕСКО. Обязательным требованием конвенции является то, что каждая страна должна создать свой национальный список нематериального наследия. А задача Национального комитета (консультативный, экспертный орган, который был создан в 2014 году) – находить забытые элементы из этого списка и подавать заявку в ЮНЕСКО. Провести инвентаризацию объектов нематериального культурного наследия гораздо сложнее, чем делать инвентаризацию материального культурного наследия, которое локализовано, закреплено, но сегодня нам необходимо это сделать.

– Что может послужить причиной отказа? Например, кокпар в данный список не вошел…

– В конвенции существуют требования, одно из которых – элемент не должен оскорблять чувства людей с другими представлениями о гуманизме. ЮНЕСКО придерживается такой концепции, что культура должна развивать человечество вперед и вверх и не должна быть направлена на деградацию личности. Кокпар, безусловно, является одной из стержневых ценностей национального сознания и казахов, и киргизов (заявка была совместно с нашими соседями), концентрацией духа кочевников, но то, что сейчас в мире много людей, которых может шокировать предмет игры – обезглавленная туша, послужило мотивом для отказа. О чем мы и предупреждали. Ведь ни испанцы, ни португальцы не смогли ввести корриду из-за противников жестокого обращения с животными. Одним из требований конвенции должно быть согласие сообщества. То есть, если сообщество, которое практикует кокпар, будет готово изменить сам дух этой игры и заменить тушу козла на муляж, тогда включение во Всемирный список возможно. Но это уже будет не кокпар, а нечто вроде поло, в которое играют англичане.

Также не прошла самая первая заявка, которую мы подготовили. Речь об ортеке – кукольно-музыкальном жанре казахского традиционного искусства. В первый год действия конвенции не все в правительстве понимали ее суть.

Верните наши свадебные традиции

– Возрождению каких национальных традиций, обрядов, на ваш взгляд, стоит уделить особое внимание?

– В первую очередь – свадебных. Под правильными свадебными традициями я подразумеваю обряды, очищенные от обрядов из других ценностных систем, которые иногда приходят в противоречие. У нас любят смешивать советскую свадебную обрядность с казахской традиционной. Само написание свадебных сценариев проходит с нарушением – тамада, как правило, знает несколько опорных моментов: беташар, той бастар, и все, собственно. Хотя у казахов это было очень длительным процессом: от обряда сватовства вплоть до ввода невесты в дом, где она будет жить. Что само по себе интересно. Если обряд делается с нарушением, то у человека уже нет таких моральных обязательств, и жизнь может пойти не так. В чем назначение всех обрядов и ритуалов с точки зрения психологии? Задать человеку систему координат дальнейшего поведения, а мы часто забываем об этом.

Или, например, обрядность, связанная с возрастной инициацией: все, что мы знаем, это шилдехана, тусау кесер, тилашар, сундет той. А у казахов эта инициация начиналась с третьего месяца беременности, и первый, кто в этом участвовал, была ене – свекровь. Отношения между свекровью и невесткой в казахской семье традиционно строились не на конфронтации. Невестка была ближе, чем родная дочь, а ене порою роднее матери.

Мать относилась к дочери, как к гостье, потому что знала, что та будет принадлежать другому роду и дети, которых она родит, будут детьми другого рода. Мать мужа не могла даже ругать невестку – это считалось верхом неприличия. Свою дочь можно ругать, а келин нельзя. Но мы живем в современном обществе под воздействием моделей, которые были созданы в других условиях, мы их заимствовали в XX веке и продолжаем заимствовать теперь из сериалов. Отсюда противоречия, конфликты и рост разводов, внутрисемейной агрессии – происходит дисбаланс между традиционной системой взглядов, которая органично связана с нашим менталитетом, с нашими ценностными воззрениями, и параллельно существующей системой. Поэтому нематериальное культурное наследие очень важно в его аутентичности.

Вот фэншуй мы все знаем, забывая о том, что правильно организованное жилище было и у кочевников. Юрта отражала представление о мире: была женская половина – справа от входа, и мужская половина – слева. В мужской половине хранилось мужское снаряжение, символы крепости, духа, удачи. Предметы, которые связаны с достатком, располагались справа. Если бы наши архитекторы, дизайнеры интерьера учитывали эти представления, может, тогда многих бед наши семьи бы избежали.

Казахстану есть еще что вносить, чтобы сделать наше культурное наследие широко известным во всем мире. Это имеет и практическую ценность – повышает туристическую “аттрактивность”, привлекательность страны, которая стоит не столько на качестве сервиса, инфраструктуры, а прежде всего на культурном своеобразии. Долгое время на это не обращалось внимания, все было направлено на то, чтобы “соответствовать мировому уровню”. Но мир давно борется за сохранение свое-образия. А в чем наше свое-образие, если мы будем похожи на всех и не будем похожи на себя?

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи