Опубликовано: 500

Как изменилась столица Казахстана за 21 год

Как изменилась столица Казахстана за 21 год

Сервис, достойный анекдотов, кафе, где в 9 часов вечера уже нечего было поесть, облезлые дома с фасадами, наспех заделанными цветным сайдингом, рабочие места, где некуда положить документы. Такая реальность ожидала чиновников, приехавших в конце 90-х годов в новую казахстанскую столицу. Сегодня эти воспоминания вызывают у них улыбку, но 20 лет назад это было настоящим испытанием на прочность.

Депутат под одеялом

Михаил ТРОШИХИН приехал в новую казахстанскую столицу в ноябре 1997 года, в первую волну передислокации государственных органов. Суровая зима тогдашнего мажилисмена не испугала – человек он северный и к морозам привычный. А вот спартанские условия стали настоящим испытанием и для него, и для его коллег. О комфорте тогда можно было только мечтать.

– Работали мы в здании, где сейчас находится Академия госуправления. Многие депутаты сидели в маленьких кабинетиках по двое. Никаких помощников тогда не было. Самим депутатам было тесно, а тут еще избиратели к нам постоянно приезжали. Придут на прием, а их посадить толком некуда. Но никто не ворчал, работали, старались, в таких условиях законы тогда и принимали, – вспоминает Михаил Трошихин.

Жили тогда народные избранники тоже не в роскоши. Временным пристанищем после переезда в новую столицу для них стала гостиница “Турист”.

– Холодно там было, спали в шапках, поесть толком негде. И каких только курьезов тогда не случалось! В гостинице нас размещали по два человека в номере, фамилии выбирали по алфавиту. И тот, кто нас размещал, не разобравшись, а может, второпях, поселил депутата Валерия Шлычкова, ныне покойного, в одну комнату вместе с депутатом Раисой Шер. Когда Валерий Иванович пришел в номер, она от холода под одеялом пряталась. Тот одеяло сдергивает: “Вставай, чай пить будем!”. А там женщина. И такие случаи были, – смеется Михаил Васильевич. – Но мы понимали, что всё это временно. Это болезнь роста. Так закалялись мы, и так закалялась наша столица.

Нормального жилья депутаты все-таки дождались. И парламент со временем переехал в новое здание на Левобережье.

– Зато теперь, – продолжает экс-мажилисмен, – с уверенностью можно сказать: в мире больше нет примеров, чтобы за столь короткий срок был построен такой большой город. Переехало столько людей. И всех надо было устроить, обеспечить работой, жильем. Создать нормальный сервис. И всё это было сделано. Сейчас наша столица – красавица, современный город, население которого каждый год вырастает на 60–80 тысяч человек. Потому что люди хотят здесь жить.

Вам воды без газа? Сейчас взболтаем

Заместитель председателя правления НАО “Фонд социального медицинского страхования” Эрик БАЙЖУНУСОВ переехал из Алматы в столицу в 1999 году. Когда всё министерство здравоохранения было на чемоданах, он работал в центре по оплате медицинских услуг, так что передислокация коснулась и его. Но что ожидало переехавших чиновников на новом месте?

– Все министерства переезжают. Бумаги на полу, подоконниках, в коридорах. Суета. Главная проблема – где поесть? На рестораны денег нет, зарплата всего 17 тысяч тенге, и то привозит посыльный из Алматы. Совещания, совещания. Постановления, приказы – всё на бегу. Министерство огромное – министерство здравоохранения, образования, культуры и спорта. А людей мало. Министр один и замов всего три. Но они рядом. Общаемся каждый день. После работы играем в волейбол, футбол. Всё правительство живет в одном микрорайоне, – так описывает Эрик Абенович то незабываемое время. Архивы молодой столицы

Семьи переехавших чиновников пока оставались в Алматы. Забирать их было некуда – сами жили в общежитиях, арендного жилья катастрофически не хватало, денег тоже. Основной едой приехавших были пельмени.

​– Пельмени, пельмени... С тех самых пор ненавижу их. Очень хотелось есть. Рестораны жутко дорогие, в магазинах нынешним изобилием тогда и не пахло. Кафе по пальцам пересчитать.

Кухня никакая, сервис – вообще без определения. Везде ругань, недовольство. “Понаехали тут!” – кричали официантки.

“Воду без газа мне”, – просит наш товарищ. Официантка приходит с бутылкой “Сарыагаша” и при нас начинает взбалтывать её, выпуская демонстративно газ. “Зачем?” – с удивлением спрашиваем мы. “Сами просили без газа”, – строго отвечает она. После трапезы мы всегда просили завернуть всё с собой, что осталось, “для наших собак и кошек”. И этим сами питались целую неделю, – делится воспоминаниями Эрик Байжунусов. – Потом пришло время, когда на улицах установили новые фонари, но их постоянно разбивали. Урны даже утаскивали. Вечером поставишь – утром уже нет. А сейчас всё это ушло в прошлое, менталитет у людей поменялся.

Жители столицы стали совсем другими, говорит он. Работники общественного питания и службы быта, водители, строители – все адаптировались к новым условиям.

– За два десятка лет сформировался образ астанчанина. И уже не важно, целиноградский коренной ты или “понаехавший”. Теперь аура у города такая, что человек должен соответствовать статусу столичного жителя, – считает Эрик Абенович. – И что особенно приятно: приезжая в столицу любой страны, мы уже ничему не удивляемся. И это большое достижение! Потому что всё, что есть в мире, у нас уже есть – начиная от информационных систем и солнечных панелей до современных небоскребов и развязок. Всё, что раньше мы видели только по телевизору или за границей, теперь есть и у нас. Нынешнее поколение, возможно, пока не может осознать масштаб происшедших изменений. Им кажется, что всегда так было. Но все это создано недавно.

Цифровой Нур-Султан

Судья Верховного суда Елена МАКСЮТА с начала 2000-х годов приезжала в новую столицу в командировки. Теперь и она – местный житель, и тоже удивляется, как быстро меняется этот город.

– Куда мы раньше могли сходить? В океанариум, который тогда был на самой окраине. Вокруг – поле. А теперь город расцвел, стал цивильным, появились прекрасные спортивные комплексы, новые театры. У нас две труппы балета, которые Мариинскому театру не уступают. И это далеко не всё! – перечисляет Елена Максюта. – У нас повсюду внедряются новые технологии. На остановках появились информационные табло, видно, когда придет автобус. Перекрестки, пешеходные переходы тоже стали умными. В Нур-Султане апробируются многие цифровые технологии, которые потом уходят в регионы. Возьмите хотя бы судебную систему.

Именно у нас в городе были организованы первые фронт-офисы – теплые, просторные помещения для граждан, где они могут в комфортных условиях дождаться заседания суда, воспользоваться Wi-Fi, чтобы зайти в судебный кабинет.

Теперь этот пример начали распространять по всей республике. Но первой была столица.

Центр притяжения

PR-специалист Ерлан АСКАРБЕКОВ также отмечает значительные успехи главного города страны. Он становится все более привлекательным, и теперь сюда переезжают не только чиновники и безработные парни из аулов. 

– С 2013 года бешено стал вырастать трафик, по словам риэлторов, снова стал расти спрос на недвижимость, причем быстро улетают квартиры и в аренду, и на продажу. Словно весь Казахстан начал массовое переселение. До этого было несколько чиновничьих и околочиновничьих волн передислокации, но именно с 2013 года сюда стали переезжать семьями.

Уже давно никого не удивляют иностранцы на улицах. То есть процессы эти идут, – констатирует Ерлан Аскарбеков. – И я уверен, что Нур-Султан сейчас – второй город в СНГ, при всем уважении к Петербургу, Минску. При всех наших ошибках, перегибах есть правда жизни. И она такова, что новая казахстанская столица состоялась и стала центром притяжения для многих и многих людей.

Нур-Султан

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи