Опубликовано: 2000

Есть ли жизнь после Ольги Рыпаковой?

Есть ли жизнь после Ольги Рыпаковой? Фото - kazathletics.kz. Когда и кто повторит олимпийский триумф Ольги Рыпаковой?

За последние девять лет казахстанские легкоатлеты завоевали на чемпионатах мира и Олимпийских играх шесть медалей. Все они в активе одного человека – Ольги Рыпаковой.

В конце ноября знаменитой прыгунье тройным исполнится 33 года. Есть ли те, кто стоит за спиной заслуженного ветерана и готов примерить на себя роль лидера отечественной легкой атлетики и в каком состоянии пребывает сейчас в Казахстане самый медалеемкий олимпийский вид спорта?

Новые люди

За без малого год в нашей легкой атлетике произошло немало перемен. В декабре 2016-го федерацию возглавил руководитель Администрации Президента Казахстана и член исполкома НОК Адильбек ДЖАКСЫБЕКОВ, который еще три года назад управлял отечественным футболом. С ним пришла новая команда чиновников, а следом полностью сменился тренерский состав сборной. Место главного тренера занял известный в прошлом прыгун с шестом Григорий ЕГОРОВ, долгое время работавший в Испании спортивным директором одного из спортивно-туристических комплексов. Впрочем, легкая атлетика – это не футбол, хоккей или бокс. Здесь главный тренер сборной не выходит на беговую дорожку или в сектор для прыжков. Его работа по большей части административная, в то время как саму сборную по отдельным дисциплинам формируют старшие тренеры: Виктор ЕВСЮКОВ (метания), Любовь НИКИТЕНКО (спринт, барьеры), Дмитрий КАРПОВ (многоборье), Александр КОРЧАГИН (прыжки), Артем ЖИГАЛОВ (средние дистанции, марафон), Светлана ТОЛСТАЯ (ходьба), а также Татьяна НАЗАРОВА, отвечающая за резерв. Состав по спортивным меркам солидный – призеры чемпионатов мира, Азии и Олимпийских игр, а Назарова была детским тренером Рыпаковой.

Дебют обновленного тренерского штаба получился успешным. На чемпионате Азии сборная Казахстана впервые с 2007 года завоевала четыре золотые медали, а с 2002 года заняла третье место в командном зачете. И это без Рыпаковой. Конечно, были факторы, сыгравшие в нашу пользу. К примеру, между чемпионатами Азии и мира было меньше месяца, и многие ведущие спортсмены континента решили пропустить менее значимый для них старт. Грех было таким шансом не воспользоваться.

Первые в Азии, последние в мире

Обратная ситуация – с Универсиадой. Если два года назад в активе легкоатлетов было четыре медали (все – золотые), то теперь только одно серебро. И здесь одной из причин стали сроки стартов. Студенческие соревнования легкоатлетов начались спустя десять дней после чемпионата мира, и ряд спортсменов просто переехали с одних стартов на другие. К примеру, в женском спринте, где Виктория ЗЯБКИНА была трехкратной чемпионкой Универсиады-2015, а сейчас заняла четвертое место, победила Сашали Форбс с Ямайки – серебряный призер чемпионата мира-2017 в эстафете 4 х 100 м. Универсиада показала, что если отечественная легкая атлетика на континенте конкурентоспособна, то в мире – нет. ЧМ по легкой атлетике. Как Рыпакова прыгнула на пьедестал

Исключение составляет Рыпакова. Однако наш лидер уже не в том возрасте, чтобы строить далеко идущие планы. В этом году Ольга не растрачивала силы попусту, выступив только на чемпионате мира (бронзовая медаль) и этапах “Бриллиантовой лиги” (первое место в финале). 17 сентября в Ашхабаде откроются Азиатские игры в помещении, куда Рыпакова собиралась заявиться. В следующем году будут летние Азиатские игры, а дальнейшие планы – исключительно по самочувствию.

Сестренка Рыпаковой

В этом сезоне много восторженных слов было сказано в адрес Марии ОВЧИННИКОВОЙ из Темиртау. В 18 лет она стала чемпионкой Азии в тройном прыжке среди взрослых. Ее даже называют сестренкой Рыпаковой, настолько они похожи по фактуре. Впрочем, в этом кроется и опасность – велик соблазн копировать манеру своего кумира. Сейчас Овчинниковой предстоит сложный период: здесь и взросление организма, и испытание медными трубами. Во всяком случае, физически Мария получила в 2017 году большую нагрузку: после победного чемпионата Азии она поехала на мировое первенство (26-е место), а оттуда на Универсиаду (5-е место).

Приходилось слышать сомнения по поводу того, способна ли нынешний тренер Овчинниковой Лариса Ившина, а также работающая с ней в паре Наталья Зорина помогать ей расти и дальше? Не достигли ли тренеры своего потолка? Вопросы, ответ на которые даст только время. С другой стороны, кого до Ольги Рыпаковой воспитал ее тренер Сергей Дмитриевич АЛЕКСЕЕВ, или Василий Борисович КАРПОВ до бронзового медалиста чемпионатов мира и Олимпийских игр многоборца Дмитрия Карпова?

В нашей легкой атлетике взаимоотношения “тренер – спортсмен” строятся не так, как в остальном мире. У “них” наставник – это наемный работник, который за деньги выполняет свои обязательства по контракту. Там можно всю команду волевым порядком взять и отдать приглашенному специалисту. У нас же тренер – как отец родной. Расставаться с ним все равно что переселяться в другую Вселенную.

Для Овчинниковой Лариса Владимировна – действительно как мама. Представляете, насколько морально тяжело девочке ездить на крупные старты без нее? В нашей системе с личными тренерами всем наставникам нет места в чартерах. Поэтому в Лондон на чемпионат мира летал только Сергей Алексеев, а на Универсиаду – одна Любовь Никитенко.

Подводные камни для иностранцев

Сегодня в Азии развитие легкой атлетики идет семимильными шагами. Во Вьетнаме, Индонезии, Сингапуре и других странах работают тренеры из Америки, Европы, республик бывшего Союза. К примеру, в Индии с прыгунами занимался рекордсмен мира по прыжкам в длину Майк Пауэлл. При этом все иностранные специалисты получают предложения, от которых невозможно отказаться, им создают фантастические условия.

В отечественных реалиях для подобной практики существует немало подводных камней. В первую очередь – дифференциация зарплат. Чтобы тренер из той же Америки согласился на время сменить свой обустроенный дом и быт, ему нужно дать хороший контракт.

Вот представьте: приезжает такой тренер в сборную консультантом по женским прыжкам тройным. Зарплата Ившиной, которая девочку нашла, воспитала, довела до титула чемпионки Азии, скажем, 600 долларов. А у того, кто будет стоять с ней рядом, 4–5 тысяч долларов. 

В Индию в свое время приехало немало тренеров из СССР. Кого-то оставили при сборных, а большинство распределили по штатам, где они работали с детьми. И у нас, в принципе, возможно, чтобы иностранные тренеры не забирали себе готовых легкоатлетов, а сами набирали и растили их. Но проблема оплаты одинаковой работы за разные деньги вряд ли решаема. Ольга РЫПАКОВА. В Шанхае – третья, а в Пекине?

За 40 лет сдвигов нет

Другая проблема, которая остается десятилетиями, – это спортсооружения. “Тревожное положение в столице (Алма-Ате. – Прим. ред.) и со спортивными базами. Население города и число занимающихся растет, а количество мест, где можно заниматься легкой атлетикой, из года в год сокращается. Когда-то действовало пять стадионов. Сегодня пригоден для полноценных тренировок и проведения соревнований один Центральный. Еще хуже зимой. Можно с уверенностью сказать, что усилия столичных тренеров и спортсменов сводятся почти на нет из-за отсутствия в городе самого элементарного манежа с круговой беговой дорожкой”. Об этом ровно 40 лет назад на страницах республиканской газеты “Спорт” писал заслуженный тренер Казахской ССР Юрий Михайлович ЖИРОВ. За прошедшее время объектов в самом густонаселенном городе Казахстана больше не стало.

Если в Таиланде свыше 80 стадионов оборудовано современным сертифицированным покрытием, то у нас такая дорожка одна на всю республику – на Центральном стадионе в Алматы. И та свой срок – 8 лет – уже отслужила.

Футболисты без мяча, хоккеисты без клюшек

Со дня на день обещают открыть легкоатлетический стадион за Ледовым дворцом “Almaty Arena”. Первоначально его должны были сдать в эксплуатацию 1 сентября, но сроки слегка сдвинулись. Вроде бы легкоатлеты должны быть благодарны за столь щедрый подарок. Ан нет, и тут нашлись поводы для недовольства. На стадионе всего пять беговых дорожек вместо восьми, а значит, там нельзя проводить даже детские соревнования. Да и сами дорожки с виражами сделаны не по стандартам. О качестве покрытия, испарениях от искусственной травы внутри арены и многом другом можно даже не упоминать. Тренироваться на таком стадионе легкоатлетам все равно что шахматистам учиться играть без слонов или коней, футболистам отрабатывать удары на гандбольных воротах, а хоккеистам с шайбой заниматься с клюшками для хоккея с мячом.

Последнее прибежище

Летом прошлого года был опубликован проект обновленного Центрального стадиона Алматы, который предполагается сделать чисто футбольным. В этом случае наша легкая атлетика лишится последнего летнего пристанища. Зимнее также существует в единственном числе – в Усть-Каменогорске функционирует легкоатлетический центр им. Ольги Рыпаковой. Соответствует стандартам манеж в Караганде, но он уже безнадежно устарел. В Алматы в зале легкой атлетики длина дорожки вместо 200 метров составляет только 150, а в Петропавловске в середине манежа постелили паркет для спортивных игр, и для прыжков в высоту условий уже нет. Между тем манежи продолжают строить. В Астане до 2020 года обещают открыть зал легкой атлетики с трибунами на 7 000 мест, идут разговоры о Таразе, Талдыкоргане и ряде других городов.

Легкая атлетика в Казахстане никогда не была видом спорта, в котором конкурентоспособные атлеты поставлены на поток. Мы не США с их развитой системой студенческих соревнований, не Ямайка с немыслимым количеством спринтеров и не Кения с Эфиопией с их толпой стайеров и марафонцев. Однако каждое десятилетие в республике появлялся самородок, дораставший до мировых побед: Ольга ШИШИГИНА, Дмитрий Карпов, Ольга Рыпакова. Имя следующего в этом ряду назовет только время.

КОММЕНТАРИИ

[X]