Опубликовано: 160

Добро пожаловаться

Добро пожаловаться Фото - Фото из архива ДКМФК

Благая идея работать на предупреждение заболеваний, а не на их лечение, провозглашенная в 2017 году чиновниками от здравоохранения, в эпоху пандемии COVID-19 выглядит утопией. Поэтому разделение комитета охраны общественного здоровья на санитарно-эпидемиологическую службу и комитет медицинского и фармацевтического контроля сегодня представляется как одно из самых здравых чиновничьих решений.

Но если с функциями СЭС всё понятно, то чем в условиях пандемии занимается комитет медицинского и фармацевтического контроля? Этот и другие вопросы мы задали руководителю департамента Ольге СМИРНОВОЙ.

Разделяй и контролируй

– Ольга Викторовна, признайтесь, ведь идея работы на профилактику, а не на устранение причин заболеваний не оправдала себя?

– Нельзя сказать, что не оправдала. Просто захлестнувшая Казахстан, как и весь мир, пандемия коронавируса в 2020 году остро поставила вопросы санитарно-эпидемиологической службы. Поэтому в условиях ЧП было принято решение о выделении департамента санитарно-эпидемиологического контроля в отдельную структуру.

– Чем конкретно вы занимаетесь?

– Мы контролируем медицинскую и фармацевтическую деятельности. Медицинский блок включает в себя 3 отдела. Первый – отдел внепланового контроля, который рассматривает обращения и жалобы, а еще постановления следствия по медицинским делам. Второй – отдел профилактического контроля, который проводит плановые проверки медицинских организаций. Третий – отдел сертификации и лицензирования, который выдает разрешительные документы.

На что жалуемся?

– Можно ли сравнить работу вашего департамента с деятельностью прокуратуры, но в узком сегменте медицины и фармации?

– Что-то в этом роде. Более того, профилактические проверки утверждаются именно на сайте Генеральной прокуратуры. Как и наши коллеги из надзорного ведомства, мы выявляем и предупреждаем нарушения. Правда, в отличие от них, административных мер принять не можем. По грубым нарушениям выписываем предписания, а спустя время снова приходим, чтобы посмотреть, как они (нарушения) устранены.

– С учетом нашего менталитета, насколько эффективны проверки, не предусматривающие наказания за нарушения?

– Это ошибочное мнение – считать, что только страхом наказания можно добиться порядка. Нет, практика показывает: сам факт того, что деятельность находится под контролем у государства в лице нашего органа, – уже повод для того, чтобы не допускать нарушения или оперативно устранять их.

– Судя по публикациям в соцсетях, жалобы на больницы и аптеки сегодня не прекращаются.

– Зачастую эти жалобы до нас не доходят. Люди пишут посты в соцсетях, но не обращаются в наш департамент. А мы не можем проводить проверки без письменного обращения. Хочу подчеркнуть: внеплановые проверки проводятся нами только по жалобам граждан или юридических лиц. За прошлый год, например, поступило 555 обращений. Часть из них мы перенаправили в другие инстанции, поскольку их рассмотрение не входило в нашу компетенцию. В каких-то случаях дали письменные разъяснения, в каких-то – спорные вопросы между заявителями и медицинскими организациями были улажены без нашего участия.

– В период пандемии было много разговоров об умирающих в роддомах роженицах. Вы участвовали в их расследовании? И что чувствуете, когда выезжаете на такие проверки?

– Конечно, каждый такой случай – это трагедия, боль, горе. Но в работе в составе специальной комиссии по расследованию случаев материнской смертности эмоции – не лучшие помощники. Да, в прошлом году, к сожалению, по всей стране у нас наблюдался рост материнских смертей. Никого не обошла общая беда – коронавирус, в том числе – наших беременных женщин. Из-за пандемии случаи материнской смертности, к сожалению, увеличились. Поэтому на сегодняшний день принимаются все возможные меры, направленные на сохранение здоровья беременных женщин и матерей. Мы со II полугодия начали проверки в роддомах.

– Давайте вернемся к проверкам по жалобам. Если не секрет, на что больше всего жалуются люди?

– В фармацевтическом блоке больше всего обращений по лекарственному обеспечению в рамках ГОБМП, по предоставлению информации о сроках хранения лекарств, их безопасности. По медицинскому блоку – жалобы на качество медицинского обслуживания, по вопросам оказания гарантированного объема помощи. Предприниматели чаще всего обращаются к нам по вопросам экспертизы нетрудоспособности. Учитывая тот факт, что в нашем регионе находится большое количество градообразующих предприятий, работодателей интересуют вопросы, связанные с выдачей больничных листов.

– Госорганы вам не жалуются?

– Государственные предприятия обращаются к нам, но не с жалобами, а за разъяснениями. К примеру, фонд по социальным выплатам при начислении пособий по беременности и родам интересуется вопросами обоснованности выдачи больничных листов будущим мамам. Сотрудники филиала Фонда обязательного медицинского страхования выходят на нас по результатам своих мониторинговых проверок, когда они выявляют факты незаконной медицинской деятельности либо работы специалистов без соответствующих сертификатов.

Простые сложности

– Кстати, о незаконной медицинской деятельности. Насколько я знаю, сейчас появилось очень много различных целителей, лекарей, которые предлагают чудо-средства от коронавируса. К вам не поступают жалобы на их деятельность?

– Да, такие жалобы поступают. Но, к сожалению, сейчас мы не можем проверить их деятельность. Как вы знаете, в Казахстане действует мораторий на проведение проверок в организациях малого и микропредпринимательства до 1 января 2023 года. А эти самые “целители” в большинстве своем являются индивидуальными предпринимателями, и потому проверки у них могут проводиться только в случае возникновения массовой угрозы. Ну или если заявление о проведении проверки поступает по просьбе самого предпринимателя, что, конечно, маловероятно в таких случаях.

– Получается, перед малым бизнесом вы сейчас бессильны? Без исключения?

– Исключения есть, конечно. По запросу правоохранительных органов в рамках Уголовно-процессуального кодекса и проверок прокуратуры по поручению Президента РК и генерального прокурора это предусмотрено. Когда есть угроза жизни, нами также инициируются проверки в малом и микробизнесе.

– Как вы считаете, в связи с пандемией работа ваша усложнилась?

– В большей мере – да. В прошлом году с началом пандемии число жалоб резко увеличилось, затем был введен жесткий карантин, и проверки в момент пика заболеваемости приостановили. Но тогда мы проводили мониторинговые мероприятия – выявляли и предупреждали нарушения, способные привести к росту заражений коронавирусной инфекцией. Например, в момент пандемии сотрудники медицинского блока нашего департамента выезжали на проверки в инфекционные, провизорные стационары, “красную” зону. Мониторили наличие оборудования, оснащения, кадрового обеспечения. Проверяли оснащение реанимационных отделений аппаратами КТ, ИВЛ, рентген. Наш фармблок ежедневно отслеживал наличие лекарственных средств в аптеках и на складах, проводил разъяснительную работу с предпринимателями, напоминая им о необходимости сохранения предельных цен, выходил в рейды с правоохранительными органами, выявляя факты превышения установленных предельных цен.

– Кстати, тогда в соцсетях и мессенджерах активно продвигался фейк о том, что якобы врачи предлагают деньги родственникам бабушек и дедушек, умерших от старости, за то, чтобы в графе “причина смерти” вписать: “коронавирус”. К вам такие обращения не поступали?

– Ни одного не было. Хотя сотрудники медблока нашего департамента проводили огромную работу по достоверности статистических данных. Тогда просто необходимо было иметь реальную статистику смертей от коронавирусной инфекции. Наши сотрудники отслеживали всех пациентов с тяжелой формой коронавирусной инфекции в отделениях реанимации, вели жесткий контроль за достоверностью регистрации летальных случаев в информационных системах. И такие вбросы в реальности просто не имели бы никакого шанса на существование.

На общих основаниях…

– Лично вы смогли избежать заражения?

– Я сама не болела, но коронавирусом в легкой форме переболели члены моей семьи: муж и дочка. А я находилась в выездных командировках, поэтому, когда появилась возможность вакцинироваться, сделала прививку одной из первых – вакциной “Спутник V”.

Убедилась на себе, что это безопасно. У меня лишь немного поднималась температура после получения первой дозы вакцины, а так я чувствовала себя хорошо. Прививалась в поликлинике №3, к которой прикреплена.

– В какой больнице лечилась ваша семья, когда заболела COVID-19?

– Муж и дочка не были госпитализированы. Лечились дома.

– Наверняка многие наши читатели решат, что персонально для вас в поликлинике существуют особые условия…

– Чтобы не создалось такого впечатления, приведу статистику. Так вот, по итогам 2020 года средний показатель удовлетворенности населения качеством оказания медицинских услуг в Казахстане составил 53,3%, в 2019 году этот показатель равнялся 48%. По Карагандинской области этот показатель в 2020 году составил 51,7%.

Это означает, что люди видят, что качество медобслуживания стало, действительно, лучше. И не преувеличу, если скажу: в этом есть немалая доля заслуги нашего департамента.

КАРАГАНДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи