Опубликовано: 1700

Что делать, если настиг инфаркт

Что делать, если настиг инфаркт Фото - Нэля САДЫКОВА

Каждые сутки в Алматинском городском кардиологическом центре спасают до четырех десятков человеческих жизней.

Как продвинулась за последние десять лет главная сердечная служба южной столицы и страны в целом, рассказывают директор клиники, член Европейского общества кардиологов и кардиохирургов, врач-кардиохирург Алмат КОДАСБАЕВ и специалисты центра.

Еще лет десять назад в Казахстане действовали всего два отделения кардиохирургии, где врачи вытаскивали больных с серьезными сердечными патологиями буквально с того света. Это Национальный научный центр хирургии им. А. Н. Сызганова и открывшийся чуть позднее Национальный научный кардиохирургический центр в Астане. В 2007 году было решено открыть современный городской центр по оказанию экстренной кардиологической помощи и в Алматы.

– Тогда нас, как молодых хирургов, отправили на учебу за границу, – рассказывает Алмат Турысбекович. – Я тоже стал участником этой программы и полгода стажировался в одной из лучших кардиологических клиник СНГ – в исследовательском центре сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева в Москве. Потом работал в кардиохирургическом отделении ННЦХ им. А. Н. Сызганова. С 2008 года активизировалась работа и в нашем городском кардиологическом центре Алматы. И если раньше здесь проводилась всего 41 коронарография (рентгеноконтрастный метод точного определения места и степени сужения коронарной артерии), то сейчас их проводится до 5 000 в год. В 120 раз больше! Раньше за год делалось всего 5–7 стентирований, сейчас – 1 700. Хирургических операций на открытом сердце не производилось вообще, а теперь ежегодно проводим по 600–650. И еще осуществляем 250 аритмологических операций. То есть за год мы спасаем около шести тысяч наших граждан, оказываем экстренную кардиологическую помощь всем, кто попадает к нам по “скорой” либо по самообращению.


Алмат КОДАСБАЕВ

Сейчас центр оснащен современным оборудованием, ничем не отличающимся от европейских клиник, у нас очень сильная реанимация. Самые тяжелые пациенты попадают в нее напрямую, минуя приемный покой. Если кардиобригада по ЭКГ видит, что у человека угроза инфаркта, прямо туда и привозит из любой точки города. А бывает, если везут из Каскелена или Узынагаша, по дороге пациенту плохо и врач понимает, что время ограничено и невозможно довезти его до областной больницы, расположенной в восточной части города, тоже доставляют к нам. У нас нет ограничений по прописке для тяжелых пациентов. Главное, что они граждане Казахстана.

– Всем хватает места?

– Мест достаточно. Хотя бывают дни, когда поступает до 50–60 человек! Тогда нам надо действовать оперативно. Тех, у кого состояние уже стабилизировалось, – выписывать или переводить в другие отделения. Нуждающихся пациентов мы не должны оставлять в коридоре или отказывать им из-за отсутствия прописки или гражданства.

– Даже иностранцев?

– Иностранцев, например, из стран СНГ, кроме Прибалтики, согласно международному договору, по экстренным показаниям мы лечим бесплатно. Часто к нам обращаются граждане Узбекистана, России, Кыргызстана, у кого случается острый сердечный приступ. Есть и те, кто специально приезжает к нам лечиться. Вот тут в кабинете у нас флажки 37 стран мира. Из всех этих государств у нас были пациенты. От Монголии до Бразилии. Во время зимней Универсиады 2017 года, например, к нам с инфарктом поступил вице-президент FISU (Международная федерация университетского спорта), гражданин Финляндии. В экстренном порядке мы провели ему стентирование коронарной артерии (стент – конструкция, расширяющая участок суженного патологическим процессом сосуда). Все прошло отлично, и на 5–6-е сутки его выписали. Забота о сердце

– А следом за ним, – вспоминает заведующая платным отделением ГКЦ Елена СЕРГЕЕВА, – нашим пациентом стал член FISU, бывший министр спорта Монголии. Внезапно стало плохо, на “скорой” его доставили к нам с нарушением сердечного ритма. И тут же по ходу мы выявили у него поражение сердечного клапана, которое требовало хирургической коррекции. Пройдя у нас курс терапии, он отправился в Астану для протезирования митрального клапана. А потом все же вернулся сюда на постоперационную реабилитацию, потому что у нас ему понравилось лечиться.

Оба члена спортивной федерации по прибытии домой прислали нам благодарственные письма. А финн даже отправил свои фото, как он после нашей терапии уже катается на горных лыжах в Австрии.

Лечение у нас они проходили по международной страховке от FISU.

– Поправляли свое здоровье в нашем центре и другие участники Универсиады, – продолжает доктор Кодасбаев. – Во время любых крупных международных соревнований и симпозиумов мы всегда первые в списке организаций, оказывающих экстренную кардиологическую помощь, наряду с 4-й и 7-й больницами, которые специализируются на травматологическом направлении.

Кардиопомощь расширяется

– В последнее время, учитывая разросшуюся территорию города и количество взрослого населения, в Алматы было предложено открыть еще несколько филиалов кардиологического и кардиохирургического направления, – рассказывает Алмат Кодасбаев. – То есть наш центр, самого высокого третьего уровня, специализируется на наиболее сложных операциях.

В западной части города, в 7-й больнице открыто отделение экстренной кардиологической и кардиохирургической помощи второго уровня, где проводят в основном коронарографию и стентирование и куда доставляют пациентов Ауэзовского и Алатауского районов.

И на этот год запланировано открытие отделения кардиологии в 4-й больнице для пациентов Турксибского района, района Алматы-1. Почему? Потому что при доставке тяжелых больных очень важно выиграть время. Есть такое понятие – “золотой час”. Согласно рекомендациям Европейской ассоциации кардиологов, это значит, что в течение 120 минут после приступа пациенту необходимо восстановить кровоток, чтобы сохранить жизнеспособность сердца.

Конечно, нагрузка на врачей городского кардиоцентра высока. Не каждый взрослый человек ее выдержит, поэтому работает в основном молодежь. А в позапрошлом году при поддержке управления здравоохранения и акимата Алматы здесь установили современный мощный ангиограф, который дает четкое изображение не только проблемных сосудов, но и стента после его установки. Врачи могут проконтролировать, полностью ли он расправился, нет ли в нем деформации.

– Своих специалистов мы ежегодно отправляем на переподготовку, – рассказывает директор ГКЦ. – Подписали меморандум, благодаря которому сотрудничаем с крупными кардиоцентрами Южной Кореи. В прошлом году совместно выполняли здесь аритмологические операции и стентирование. Такие мастер-классы очень полезны для нас, так как позволяют обучить целую группу молодых хирургов. Ежегодно в летнее время мы отправляем врачей на обучение в Корею. Сейчас многие из них уже стали членами Европейской ассоциации кардиологов. А в прошлом году наш врач, член Общества интервенционных хирургов Оразбек САХОВ не просто выступал с докладом на Европейском конгрессе кардиохирургов в Мюнхене, в котором участвовало около 20 тысяч медиков со всего мира, но и возглавлял там одну из секций по интервенционной кардиологии.

Сегодня врачи центра специализируются на аортокоронарном шунтировании, корректируют клапанные пороки, оперируют крупные шейные сосуды, выполняют аритмологические операции. Проводят и более сложные процедуры, такие как электрофизиологические исследования для выявления внутрисердечных аномалий, нарушений ритма сердца, оказывают помощь при сложных поражениях сердца, ставят трехкамерные стимуляторы – это процедура, которую может производить не каждая клиника.

Лучший врач 2018 года

Заведующий кардиохирургическим отделением ГКЦ Нурсан СУРАШЕВ практикой занимается с 2008 года. А сегодня он уже главный кардио­хирург города Алматы и признан лучшим врачом 2018 года в Казахстане.

Нурсан СУРАШЕВ

Нурсан СУРАШЕВ

– Если говорить о темпах развития кардиохирургии в стране, – поясняет Сурашев, – можно сравнить цифры: в 2007–2008 годах во всем Казахстане проводилось 500–600 операций на открытом сердце, около тысячи коронарографий и около 700–800 стентирований. А в 2018 году в республике проведено 12 тысяч операций на открытом сердце, около 50 тысяч коронарографий и около 15 тысяч стентирований. Все они призваны увеличить продолжительность и качество жизни наших граждан. Благодаря главному врачу нашего центра Алмату Турысбековичу нам посчастливилось пройти стажировку у литовского профессора Римантаса БЕНЕТИСА по лечению аневризмы аорты и у знаменитого кардиохирурга Поля СЕРЖАНТА в Бельгии.

Технологии сейчас очень изменились. Если раньше мы оперировали сердце с его остановкой и в условиях искусственного кровообращения, то Поль Сержант первым внедрил метод оперативного вмешательства на работающем органе. И сейчас до 50 процентов операций по шунтированию мы тоже делаем без его остановки и без подключения к аппарату искусственного кровообращения.

Сердце работает, а мы меняем сосуды.

Эту методику мы практикуем с 2013 года. Она уменьшает кровопотери, не пережимается аорта, стабильными в течение всего вмешательства остаются показатели. И пациент может отправиться домой уже через 7–8 дней! В то время как при операциях с остановкой сердца существует риск большого количества осложнений, связанных с инфекциями, нарушением работы легких и почек…

Конечно, метод Поля Сержанта усложняет работу хирурга, который должен безукоризненно владеть технологией, зато облегчает участь пациента. А с 2015 года мы внедрили также особую методику мини-инвазивного коронарного шунтирования через межреберный доступ с разрезом в 4–5 сантиметров.

О сердечной аритмии

Все о сердечной аритмии в городском кардиологическом центре знает заведующий отделением интервенционной аритмологии Бекжан РЫСМЕНДИЕВ.

– Есть два вида сердечной аритмии: брадиаритмия или тахиаритмия. Если их не лечить, это приводит к гибели человека. При брадиаритмиях, когда резко выражено урежение частоты сердечных сокращений, мы имплантируем так называемые искусственные водители ритма сердца. Среди них одно- и двухкамерные электрокардиостимуляторы, имплантируемые кардиовертеры-дефибрилляторы (ИКД, или ICD) и устройства CRT (Cardiac Resynchronization Therapy), которые позволяют удерживать необходимую частоту сердечных сокращений.

ИКД мы ставим, например, пациентам с жизнеугрожающими аритмиями, которые уже побывали в состоянии клинической смерти, тем, кого успешно, так сказать, оживили, то есть реанимировали при помощи фибрилляции желудочков сердца. Такое устройство в случае необходимости автоматически наносит электрический шок с целью восстановления ритма сердца. Когда человек фактически уже умирает, аппарат, который мы ему вживили в подключичную область, детектирует и верифицирует эту аритмию и на 8–10-й секунде наносит электрический разряд при помощи электродов прямо в сердце. Ритм восстанавливается, человек оживает. А некоторые пациенты даже не успевают потерять сознание.


Бекжан РЫСМЕНДИЕВ

Все эти девайсы (технические устройства и приспособления, использующиеся в науке, медицине и повседневной жизни) довольно дорогие. Но благосостояние Казахстана растет, обстановка в нашей медицине меняется в лучшую сторону. И сейчас такие устройства стали доступными для тех, кто в них нуждается. Больница их закупает, для наших пациентов они бесплатны, так как входят в список гарантированного объе­ма бесплатной медицинской помощи (ГОБМП). Между тем государству такие виды операций обходятся в 2–4 миллиона тенге.

– И потом человек, который мог умереть, живет еще долго?

– Раньше такие больные с хронической сердечной недостаточностью с момента первой декомпенсации жили в среднем пять лет и умирали. А благодаря новым технологиям, если пациент не в запущенной стадии и находится на оптимальной медикаментозной терапии, с таким устройством шансов жить долго у него становится намного больше. И люди живут десятилетия.

В среднем эти устройства рассчитаны на 8–10 лет работы при интенсивной кардиостимуляции. При экономной же работе могут действовать до 12–15 лет. И был у нас случай, когда у одной пожилой пациентки он простоял 20 лет. Потом мы его меняем, а электроды, если они целы, так и остаются там в сердце. Ну, а самым пожилым пациентом в моей практике, например, была бабушка 96 лет. Сейчас ей уже около ста лет. Детская кардиохирургия. Спасатели юных сердец

Что касается тахиаритмии, когда у пациента, наоборот, наблюдаются внезапные приступы учащенного сердцебиения – жизнеугрожающая желудочковая аритмия, экстрасистолия, в этих случаях мы проводим внутрисердечное электрофизиологическое исследование. Находим очаги этой аритмии, проводим их радиочастотную абляцию с устранением тахикардии (абляция, проще говоря, – это прижигание), и приступы этих сердцебиений у них прекращаются.

– Что делать людям для профилактики всех этих нарушений ритма сердца?

– Как неоднократно отмечал Президент, вести здоровый образ жизни! Не курить, не пить, не переедать, регулярно наблюдаться у врача, заниматься спортом и профилактикой заболеваний, в первую очередь – артериальной гипертонии и ишемической болезни сердца, а также сахарного диабета и ожирения. Если устранить все эти факторы риска, меньше людей будет нуждаться в имплантации таких устройств.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи