Опубликовано: 1500

Чего добивалось министерство культуры и спорта

Чего добивалось министерство культуры и спорта Фото - Тахир САСЫКОВ

“КАРАВАН” опять поймал за язык министерство культуры и спорта РК

Передергивание фактов и подмена понятий – этим оно руководствовалось, когда проталкивало Закон об игорном бизнесе в Казахстане? Чем и как теперь станет оправдываться ведомство?

В начале года министерство ответило редакции, что ужесточение требований к деятельности букмекеров задумано “с целью ограничить граждан (в том числе и несовершеннолетних) от риска втягивания в азартные игры… Так как, делая ставки на разные события, появляется угроза возникновения патологического пристрастия, которое может иметь для гражданина негативные последствия. Такие, как возникновение психических расстройств – игромании (лудомании)”. И эти ограничения, сказано в ответе министерства “КАРАВАНУ”, “позитивно отразятся на профилактике негативных последствий”.

На первый взгляд, разумно. Но только в том случае, если в стране – тысячи лудоманов. А сколько их на самом деле? По статистике минздрава, и в прошлом, и в позапрошлом году – всего 9 человек. Только ДЕВЯТЬ из почти 19-миллионного населения республики. Кстати, что это за звери такие – лудоманы?

Об этих чудесных людях – чуть ниже. Сначала – о терминологии.

С мутным законом легче рыбку ловить?

Напомним: для начала министерство смешало в законе казино и букмекерские конторы. Хотя в первых выигрыш клиенту определяет случай, а во вторых – знания, опыт, умение анализировать ситуацию и логика профессионального болельщика. В министерстве этой разницы почему-то не увидели. Случайно ли?

Зато под действие Закона об игорном бизнесе не попали лото-клубы, которые работают по принципу казино. То есть клиенты букмекерских контор – лудоманы, а лото-клубов – пациенты из категории, которые ломятся в двери с воплем “я только спросить”?

“КАРАВАН” спрашивает минздрав: в каком-нибудь законе страны прописан сам термин “лудомания”? – Оказывается, нигде и ни разу! В разных документах есть ссылки на различные международные акты. В частности, на 10-й Международный код классификации болезней. В нем упомянуто “патологическое влечение к азартным играм, которые доминируют в жизни пациента в ущерб социальным, профессиональным, материальным и семейным ценностям и обязательствам”. Но там нет ни слова о навязчивом стремлении делать ставки в букмекерских конторах.

Справка “КАРАВАНА”

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, по итогам 2019 года, лудоманами признаны люди, прежде всего, увлекающиеся компьютерными играми. И только 0,05 % населения планеты бездумно проигрывают все свои деньги в казино.

Спрашиваем у минздрава РК: есть ли у нас официально прописанные процедуры определения лудомании, симптоматика, курсы лечения?

В ответ – ссылки на международную практику, некий опыт в Павлодарской области с результатами разной степени достоверности. Ну и на работы экспертов образца 1990 года, когда в Казахстане ни казино, ни букмекеров – даже компьютерных игр “стрелялок” и “стратегий” не было. А дальше: “В Казахстане диагностика и лечение патологического влечения к азартным играм осуществляется в рамках клинического протокола “личностные расстройства (психопатии) от 2015 года”.

Звоним в минздрав, чтобы уточнить: разделяют ли там пациентов-лудоманов “территориально” – казино, лото-клубы, букмекерские конторы, компьютерные игры?

– Нет, – отвечает эксперт. – Потому что там симптоматика и диагностика разные. И протоколы лечения – тоже. Заигрались? Еще один прокол в Законе "Об игорном бизнесе в РК" нашли эксперты

– Можете ли назвать, сколько клиентов и от чего именно их лечили?

– Нет. Это врачебная тайна…

Ну и кого тогда спасают от лудомании в министерстве культуры и спорта?

Мы все от кого-то или чего-то зависимы

– Я много лет разных клиентов консультировал, – социопсихолог Алтай АБЫЛГАЗИН, как всегда, скептически-смешливо настроен. – Но логика министра Актоты Раимкуловой – для меня вообще загадка. Тогда надо и караоке-клубы данью обложить, где людям какие-то копейки-призы вручают за победу в конкурсе?

– Но это же никакого отношения к культуре не имеет?

– А букмекерские конторы имеют? Люди, которые платят сумасшедшие деньги, чтобы попасть на концерт оперной дивы – тоже лудоманы? 15 лет назад я заплатил почти 200 долларов, чтобы услышать и увидеть Сезарию Эвору. Великая певица! Я – лудоман? Люди, которые покупают абонементы на стадионы, чтобы болеть за любимую команду, – сумасшедшие? Домохозяйки, которые прилипают глазами к телевизорам, где годами гоняют сериалы, – они тоже лудоманки? А кто снимает “кассу” в итоге?

– Тот, кто пишет законы?

– В любой стране мира все законы принимают в интересах определенной группы лиц. У всех законов есть свои бенефициары. Попытайтесь (хмыкает) найти того, кто стоит за такой версией упомянутого вами закона. И вам всё станет ясно. Кстати, по логике минкульта, азартными играми также следует признать: шахматы, шашки, тогызкумалак, нарды и домино. Летом в парках пенсионеры рубятся в них – ставки небольшие. И как это расценивать? Даже в дворовых играх, в которые все с детства играют (та же лянга), в них есть элемент азарта. ВОЗ же неслучайно признала лудоманами тех, кто с ума сходит от компьютерных игр, а не клиентов букмекерских контор. Очень похоже, что минкульт просто ввел в заблуждение и парламент, и общественность, когда проталкивал такую версию Закона об игорном бизнесе. И не исключено, что в пользу некой третьей стороны.

– Алтай, почему тогда классификации, которые применяет минздрав, ссылаясь на врачебную тайну, не разделяют пациентов, зависимых от казино, букмекерских контор и компьютерных игр? Потому что это не отвечает интересам минкульта?

– Вы сами ответили. У нас тоже верят официальной информации из телевизора. Народ чаще верит эфиру, чем здравому смыслу. Завтра в минкульте скажут, что все “игры-стрелялки” в Интернете – это тоже зависимость.

– Но по ним чемпионаты мира проводят уже почти 20 лет. И даже были чемпионы из Казахстана!

– Повторяю: любые запреты и ограничения – это всегда к чьей-то конкретной выгоде. И ссылка на медицинский диагноз или общественное мнение – это самый весомый и дешевый аргумент в споре. Кстати, то, что в Законе об игорном бизнесе отсутствует термин “лудомания”, намекает на то, что его сразу отвергли именно по той причине, что этой болезни в Казахстане нет.

Так чего же все-таки добивается минкульт?

Жандарбек АКТОТАЕВ, АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи