Опубликовано: 1800

Боевики из Центральной Азии могут нанести удар в разгар борьбы с COVID-19

Боевики из Центральной Азии могут нанести удар в разгар борьбы с COVID-19

Могут ли террористы выйти из тюрьмы по УДО и как проводить открытые слушания по их делам – эти актуальные вопросы обсуждали участники “круглого стола”, организованного представительством Американской ассоциации юристов в Казахстане (ABA ROLI) и Верховным судом РК.

Не испытывают затруднений

Судья Верховного суда РК Ерден АРИПОВ уверен: в настоящее время суды в Казахстане “не испытывают особых затруднений при разрешении дел террористической и экстремистской направленности”.

– Дела указанной категории систематически анализируются, обобщаются, имеется нормативное постановление “О некоторых вопросах судебной практики по применению законодательства о террористических, экстремистских преступлениях”, что позволяет вести единообразную следственно-судебную практику по таким делам, – говорит он.

Представитель Фемиды отмечает: если ранее в глобальном рейтинге борьбы с терроризмом Казахстан относили к странам со средним показателем риска, то сейчас мы в ряду государств с “незначительной угрозой”.

– Статданные свидетельствуют о снижении дел указанной категории. За7 месяцев текущего года судами рассмотрено 33 уголовных дела о преступлениях террористической направленности. По ст. 256 Уголовного кодекса РК “Пропаганда терроризма или публичные призывы к совершению акта терроризма” – 23 дела, по 257-й “Создание, руководство террористической группой и участие в ее деятельности” – 9, 1 дело – по ст. 258 “Финансирование террористической или экстремистской деятельности”. По первым 2 категориям дел осуждены 32 лица, и все – к лишению свободы на срок от 2 до 12 лет, – рассказал судья.

По делам экстремистской направленности по ст. 174 УК РК “Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни” и по ст. 405 УК РК “Организация и участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма” рассмотрено 20 дел, осуждены 25 лиц.

– Превалирующее наказание по такой категории дел – ограничение свободы. К такому наказанию осуждены 17 лиц, или 68 процентов от общего числа осужденных, к лишению свободы – 8 лиц, – отметил судья Верховного суда.

Адепты войны

В начале и середине 2000-х годов рассматривалось значительное количество уголовных дел в отношении тех, кто выезжал в тренировочные центры террористов в Бангладеш и другие страны. Эти люди обучались сами и вербовали других граждан РК для выезда в зоны боевых действий, напомнил спикер.

– В рамках спецоперации “Жусан” в Казахстан из Сирии вернулись 595 наших граждан, в том числе свыше 400 детей. За последнее время состоялось несколько судебных процессов в отношении 14 возвращенных казахстанцев. Многие из них прошли боевую подготовку, с 2013 года участвовали в вооруженных конфликтах и иных террористических действиях ИГИЛ на территории Сирии и Ирака, снимали ролики с призывами к вооруженному джихаду, вербовали и организовывали выезды на территорию Сирийской Арабской Республики для участия в боевых действиях, пропагандировали терроризм, религиозную рознь и вражду, – продолжил судья Верховного суда.

По его словам, в отношении данной категории преступников “высказываются разные суждения, вплоть до освобождения от уголовной ответственности”.

– В прошлом году спецдокладчик ООН посетила Казахстан и дала ряд рекомендаций в части соблюдения прав человека в процессе борьбы с терроризмом и экстремизмом, отметив правовую неопределенность и расплывчатость употребляемых терминов “экстремизм” и “терроризм”. Верховный суд РК неоднократно поднимал вопросы гармонизации национального законодательства с международными нормами, в том числе в отношении уголовных правонарушений террористической и экстремистской направленности. И с этой точки зрения хотелось бы услышать, как в уголовном законодательстве других стран определяются экстремизм и насильственный экстремизм, какова судебная практика по соответствующим делам, – заметил спикер.

Общий знаменатель

Опытом США по рассмотрению дел террористов и экстремистов поделился председатель окружного суда по округу Миннесота, участник проекта Исполнительного директората Контртеррористического комитета ООН Джон ТАНХЕЙМ.

– Мы используем слово “терроризм” для описания преступлений, связанных с экстремизмом. Экстремизм как таковой, без совершения физических преступлений или достаточного подстрекательства к терроризму, вероятнее всего, не является преступлением. Однако экстремизм, который приводит к тяжким уголовным деяниям, имеющим соответствующий умысел, становится террористическим преступлением. Таким образом, экстремизм в сочетании с намерением запугать или принудить людей в соответствии с идеологией приравнивается к терроризму, – отметил Танхейм. – Выделяют международный и внутренний терроризм. Первый связан с влиянием или взаимодействием с определенными иностранными организациями или странами. Второй направлен на продвижение идеологических целей, берущих начало из внутригосударственных факторов политического, религиозного, социального или экологического происхождения. Общий знаменатель у этих преступлений – намерение, умысел оказать влияние на действия правительства, – подчеркнул представитель американской Фемиды.

При этом разница между наказанием за обычное убийство на улице и убийство, которым обвиняемый намеревался запугать/принудить гражданское население или повлиять на политику правительства (через массовые разрушения, похищения и убийства), может быть значительной. Максимальная санкция – смертный приговор либо пожизненное лишение свободы.

– Большинство дел по международному терроризму, рассматриваемых в США, связаны с предоставлением материальной поддержки иностранным террористическим организациям (их список регулярно обновляется). Закон трактуется широко и применяется в отношении финансовой помощи, иностранных боевиков-террористов, лиц, поставляющих машинные части террористическим группам. Дела по внутреннему терроризму связаны с приведением в действие взрывных устройств, совершением убийств защищаемых групп, – продолжил Джон Танхейм.

В США не существует минимального возраста наступления уголовной ответственности по преступлениям, в том числе связанным с терроризмом. Лица младше 18 лет проходят в суде как малолетние, при этом они не могут быть приговорены к смертной казни.

– Все судебные слушания, связанные с терроризмом, открыты для публики (при этом в федеральных судах запрещено использовать камеры для трансляции слушаний). Исключение составляют слушания, в которых обсуждаются секретные данные. Для дел, рассматриваемых в судах первой инстанции, существуют законодательные механизмы, позволяющие публично предъявлять доказательства, не раскрывая секретной информации. Слушания с участием малолетних обвиняемых проходят в закрытом режиме, – рассказал участник проекта Исполнительного директората Контртеррористического комитета ООН.

…И даже УДО

А еще Джон Танхейм сообщил, что по делам о терроризме возможно УДО – условно-досрочное освобождение.

– Даже осужденные на пожизненное заключение через 7 лет отбывания срока могут подавать заявление на УДО. Учитывается хорошее поведение. Единственной категорией заключенных, которые не имеют этого права, являются осужденные к смертной казни, – уточнил американский судья.

Также он рассказал, что в Миннесоте реализуется проект по дерадикализации осужденных:
– Мы используем техники, применяемые в Германии и Великобритании, и видим результат наших усилий в снижении рецидивов среди осужденных за международный и внутренний терроризм. 8 мужчин находятся под надзором.

В программу дерадикализации осужденных входят 6 компонентов: религиозное и духовное переобучение, усиление семейных связей, менторская поддержка, психотерапия, обучение и трудоустройство, новые социальные связи.

Между тем на этой неделе глава

Контртеррористического управления ООН Владимир ВОРОНКОВ сообщил, что в Европе возникают террористические сети выходцев из Центральной Азии и Чечни. В одной из стран задержали группу граждан Таджикистана, которым было поручено сформировать ячейку для совершения нападений и ведения вербовочной работы среди мигрантов; в североевропейском регионе выявили группу этнических узбеков, причастных к организованной преступности и финансированию терроризма.

– Из-за закрытия границ и введения ограничений на передвижение угрозы, исходящие от ИГИЛ, временно ослабли. Но тенденция совершения нападений лицами, “вдохновленными” в онлайн-среде и действующими в одиночку или небольшими группами, во время кризиса
COVID-19 сохраняется, – отметил Воронков и не исключил, что террористы воспользуются текущей неопределенностью как тактическим преимуществом и нанесут серьезный удар в то время, когда внимание большинства правительств сосредоточено на борьбе с коронавирусом.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи