Опубликовано: 1200

Бег длиною в жизнь – история супермарафонца Марата Жыланбаева

Бег длиною в жизнь – история супермарафонца Марата Жыланбаева Фото - предоставлены Маратом Жыланбаевым

“Лысое” детство, фарца в молодости, амнезия в зрелом возрасте. И возвращение к бегу как к истоку, источнику жизни, силы, любви. Читайте историю сверхчеловека – супермарафонца Марата ЖЫЛАНБАЕВА.

Глава первая. Бродяга

Бег вошел в жизнь нашего героя, уроженца Каркаралинского района Карагандинской области, в детстве. Точнее, сначала это были побеги. Их Марат совершал с 11 лет – спустя четыре года после того, как попал в детский дом в Сарани. В личном деле Жыланбаева так и было записано: склонен к побегам, кличка – Бродяга.

– В каждой комнате по 30 человек, невозможно уединиться. А мне хотелось свободы. Сначала убегал на день-два, потом на месяц-другой. Сбегал в Караганду, Балхаш, Павлодар, Омск, Новосибирск, Алматы. Ночевал в поездах-товарняках, в колодцах, шахтах. А больше всего любил дачи: здесь и на кровати поспать можно было, и покушать, – рассказывает Марат.

Периодически беглеца ловила милиция. И если первый побег юного Жыланбаева вышел комом – водитель первой же попутки доставил мальчика в отделение, то последующие вылазки проходили чаще всего успешно.

– Когда сбегал из детдома, в первую очередь воровал кепки и одежду, развешанные на бельевых веревках. Мы, детдомовские, лысые же ходили и в форме казенной, нас милиция сразу узнавала. А если попадался, то везли в детский приемник на вокзале. Там всю одежду забирали, стригли налысо, дезинфекцию проводили – от вшей обрабатывали, а потом новую одежду выдавали, тоже казенную, – говорит Жыланбаев.

В каждом новом побеге будущий супермарафонец открывал для себя не только новые города, но и новые книги.

Я в детдоме все книги прочитал, в городскую библиотеку ходил. А когда сбегал, находил другие библиотеки. В любую заходил, говорил, что из такой-то школы и брал книги, иногда не возвращал. Читал все подряд, но особенно любил Жюля Верна, истории о приключениях, кладоискателях. А потом придумывал игры в детдоме, сейчас это называется “квест”. Еще любил книги по топографии, учился рисовать деревья, траву, дороги, здания на картах. Местность вокруг детдома я всю разрисовал, – вспоминает Марат.

Сахара

Сахара

Глава вторая. Художник

В личном деле бывшего воспитанника детдома это тоже зафиксировано – “хорошо рисует”.

– В детстве мама раздавала нам листочки и просила нарисовать. И мы, пятеро детей, рисовали слона, собаку, стол на скорость. Я всегда выигрывал, и она говорила: ты будешь хорошим художником. Книг тогда было мало, мы порой не знали, как выглядят те или иные предметы, животные. И тогда я расспрашивал, мама мне рисовала или находила картинку. А когда ее не стало – я как раз в первый класс пошел – рисование помогло мне.

Я садился за последнюю парту и рисовал, рисовал, ничем другим не занимался. Все листочки, книжки, парты были исписаны мной.

Учителя забирали рисунки, били указкой по рукам, в угол ставили, но я все равно рисовал как одержимый – только это успокаивало, – делится с нами Марат.

Вскоре мальчик стал писать портреты детей, учителей, оформлял стенгазеты. После детдома отправился в ПТУ учиться на токаря и впервые за 59-летнюю историю училища вышел из его стен специалистом 4-го разряда! Под руководством наставника – дяди Вани – он создавал на станках настоящие произведения искусства, ломая все стереотипы. Это, как оказалось, вообще любимое занятие Жыланбаева – рушить устоявшиеся представления о человеке и его возможностях.

А после наш герой подал документы в худучилище Алматы. Но будущим дипломированным мастерам кисти не предоставляли крышу над головой. И он направился в физкультурный техникум, у которого было общежитие. Любимое занятие будущий тренер не оставлял и здесь.

Невада

Невада

– После окончания учебы меня в Экибастуз распределили учителем физкультуры, а я стал работать художником. В мастерской рисовал афиши для кинотеатров, вывески “Мир, труд, май” на здания и на парадные машины наносили “Ленин, труд" и снова "май”, – рассказывает Марат, продолжавший рисовать и в армии. Кстати, героинь на его плакатах идеология считала “слишком сексуальными”.

Одними из первых в Стране Советов картины Жыланбаева нашли дорогу за границу. За валюту. А это уже светило реальным тюремным сроком. Но обошлось.

– Я рисовал то, о чем люди думают, но не говорят. Рядом с Экибастузской ГРЭС-2 в Павлодарской области строили поселок Солнечный: дома появлялись прямо под высокими трубами. А я с коллегами оформлял таблички на них и слышал разговоры людей о том, что это была “неправильная стройка”. И нарисовал картину “Открытие поселка Солнечного”: 9-этажки, дым отовсюду, люди, кошки и собаки в противогазах, – рассказывает Марат. – Или вот написал триптих “Общий психоз” о состоянии страны: на первой работе – Кашпировский с телевизором, в центре – дурдом и зомби, третья картина – Чумак и люди с банками стоят. Чумака убрали, “Психоз” убрали, а Кашпировского оставили, назвав картину “Даю установку на исцеление”.

Преуспел наш герой и на ниве фарцы. Откровения сверхчеловека

– Дважды меня ловили, из ОБХСС приходили. За 10 тысяч долларов я откупился от тюрьмы, – признался наш собеседник.

Глава третья. Бегун

– Я много болел – сказались ночевки на улице во время побегов. Меня отправляли в больницу, где по месяцу лежал с воспалением легких. Учитель физкультуры сказал: “Марат, тебе надо заниматься спортом – иммунитет слабый”. Так я сначала пришел на борьбу, потом на бокс. Оказалось, не мое, – рассказывает Жыланбаев. – Я ведь карты любил, очень хорошо читал их на бегу. Когда стал чемпионом СССР среди юниоров по спортивному ориентированию, тренер сказал, что мне не хватает беговой подготовки, и отправил в Караганду в марафонский клуб. Мы нарезали круги вокруг Федоровского водохранилища. Многие пацаны уходили, и тренер заявил, что я “следующий слабак, который не выдержит и тоже бросит бег”. И я остался назло, а вскоре полюбил этот спорт. Да так, что основал клуб любителей бега, разработал авторскую методику и в одиночку пробежал все крупнейшие пустыни мира.

Суть методики заключалась в агрессивном подходе к тренировкам.

– Я считал, что организм можно восстановить без отдыха, наоборот, нагружая его упражнениями – по 4–5 тысяч раз каждое. Я увеличивал нагрузки, задача была – каждый день по два марафона пробегать. И добился этого за год, – говорит Марат.

В Книге рекордов Гиннесса зафиксировано семь рекордов Жыланбаева.

– За год – с 90 по 91-й – пробежал 226 марафонов, из них 28 подряд, 30 – за 15 дней. Тренер сборной СССР, когда узнал, что я выполнил рекорды, поздравил и позвал на Эльбрус. А я до того выше Медеу не поднимался. В итоге за семь дней взобрался на самую высокую горную вершину в Европе.

Как-то в очередной раз зашел в книжный магазин в Экибастузе и купил “Путешествия никогда не кончаются” Робин ДЭВИДСОН, которая с четырьмя верблюдами и собакой пересекла пустыню Большая Виктория в Австралии. Книга меня вдохновила, и я поставил цель – через год должен пробежать ближайшую пустыню, а потом – в Австралию. Первой стали Каракумы, – рассказывает марафонец.

Каракумы

Каракумы

Жыланбаев написал письмо автору “Человека в экстремальных условиях” и “Академии выживания”, одному из лучших врачей СССР, готовившему космонавтов и военных по программе спецслужб Виталию ВОЛОВИЧУ, подробно расспросил про пустыни, где он ставил много экспериментов. Во время одного из них в пустыню отправили две группы солдат с одинаковым уровнем подготовки: одним дали дозированный запас воды, другим – неограниченный. И у второй группы организмы оказались обезвожены!

Я начал приучать организм обходиться без воды – во время марафона на 42 километра вообще не пил. Однажды бежали 7-дневный марафон, его организатор – американец Джозеф – поинтересовался, где моя сумочка с водой. Ответил, что не пью. "Но бежать же целый марафон! Ты что, кэмел (верблюд, англ.)?! С тех пор у меня кличка Кэмел", – улыбается наш герой.

В процессе подготовки к Каракумам Марат приехал в Ашхабад, где в Институте пустынь общался с учеными. Там же встретился с Воловичем.

– Пообщался и с пастухами, много от них ценной информации узнал, посетил серпентарии. Змеи не нападают сами – просто надо избегать мест их обитания, где ветки – не проходить, где поселения песчанок, сурикатов, грызунов, тоже нельзя ходить – змеи и скорпионы забирают их норы, и, если провалишься в песчаную нору по колено – змея укусит однозначно.

А это верная смерть – сыворотка нужна от конкретного вида змеи, хранить ее нужно в холодильнике. Этого в условиях пустыни я, естественно, не мог себе позволить, поэтому старался оббегать такие места, – вспоминает марафонец, вместе с твердым намерением покорить Каракумы прихвативший с собой спальник, котелок, спички охотничьи несгораемые, свечки военные, компас военный – подарок от немцев. А также фильтры для воды и таблетки для обеззараживания.

Австралия

Австралия

– Еще с собой у меня были карты с грифом “совершенно секретно” – у военных выкупил. В Роскосмосе заказал космический снимок Каракумов, в 100 долларов он мне обошелся – для 1992 года очень дорого. Системы GPS у меня не было, я ориентировался по картам и компасу, по солнцу и звездам. Физически и психологически был готов и пробежал Каракумы за 21 день, – рассказывает Марат. – Чувствовал ли страх? Да.

Пустыня оживает ночью, все ходит-двигается, кладешь рюкзак и видишь: клещи со всех сторон бегут – на запах, кровь, на пот. Но я знал, что страх смертелен.

История фрегата “Медуза” как раз об этом – из 150 людей, после катастрофы с кораблем перебравшихся на плот, выжили лишь 15. Остальных убил страх. Поэтому я просто шел дальше и бежал.

После Каракумов была Сахара за 24 дня, Большая Виктория за 22 дня, где Марат встретился с Робин Дэвидсон, и пустыня в Неваде.

Глава четвертая. Амнезия

А потом была амнезия, после которой Жыланбаев сошел с дистанции почти на 20 лет.

– Еще в 1992-м у меня план родился – вокруг Земли пробежать. Я был бы первым в мире, подал заявку в Книгу рекордов Гиннесса. Заинтересовалось наше министерство спорта, но каждый новый министр кормил меня “завтраками”. Почему марафонское движение набирает обороты в Казахстане

Я пробежал крупнейшие пустыни на всех континентах, в день накручивал по 85 километров, но мне нужны были новые дистанции. Была масса приглашений за границу, но не было возможности поехать. Бизнесмен из Экибастуза пообещал оплатить мое участие в зарубежных соревнованиях, я купил билеты, за гостиницу заплатил, стартовые внес. Мне уже ехать – а он: “Денег нет”.

И однажды утром я проснулся в Экибастузе, не помня, кто я. Амнезия полная! Не помню, как оказался на лечении в Москве. Психологи работали, чтобы я забыл бег: считали, что я на нем помешан.

Про бег я не забыл, но почти на 20 лет оставил его. Занялся бизнесом – фотосалоны по франшизе открыл, потом ресторан, ночной клуб, газом занимался, рекламной продукцией. А потом отдал всё в аренду и переехал в Астану, – рассказывает Марат.

Глава пятая. Марафон счастья

Чуть больше двух лет назад супермарафонец открыл в столице клуб имени себя – “Marat#On”. Занимаются в нем люди разных возрастов (самому старшему – 72) и профессий. Искусству правильного бега уже обучились более тысячи человек.

– Научить бегать можно любого. Ко мне в клуб приходят с нуля: те, которые никогда не занимались спортом, многие имели с первого класса освобождение от физкультуры, куряги. Кто-то холод не любит, кто-то – рано вставать (занятия у Жыланбаева проходят при любой погоде и с 5 часов утра). Я их обучаю, и люди меняются. А в конце экзамен – 10-километровка, – говорит Марат.

Продолжая рушить барьеры, Жыланбаев обучил бегу людей с ограниченными возможностями.

– В клубе занималась Мадина из центра для людей с ограниченными возможностями. Я предложил: давай наберем группу. Приехал к ним, а там слепые, полуслепые: у Керима 3 процента зрения, у Азамата – 5. Один с ДЦП, одна нога на 7 сантиметров короче другой. Один колясочник – Аркаша. Я ребятам говорю: через полтора месяца международные соревнования, пробежите 10 километров. Они с удивлением посмотрели на меня, никто не поверил. Я замерил их пульс – очень низкий, дыхание, сердце слабое, – рассказывает Марат.

А в назначенный час ребята побежали. Раньше инвалиды в марафонах не участвовали, а если участвовали, то не указывали свой статус, в забеге прятались в конце.

Ультрамарафон в нацпарке

Ультрамарафон в нацпарке "Алтын Эмель"

– Я предложил поставить их впереди: пусть люди видят, мотивируются. И они побежали – слепые и колясочники, среди участников забега была 62-летняя бабушка Аркаши! И все добежали до финиша, Исекешев (бывший аким столицы) награждал участников на сцене. После марафона одна известная компания Аркашу на работу взяла психологом, и вскоре он впервые в жизни полетел – в Алматы, где пробежал "десятку". А Керим стал чемпионом мира по карате! А Азамат музыкантом хорошим оказался, на гитаре играет…

Любого человека можно научить бегу, самое главное – убрать все барьеры, которые он сам себе и ставит. Этим я и занимаюсь, – говорит Марат Жыланбаев.

Наш герой является послом здоровья от минздрава и ООН и мечтает сделать бег в Казахстане трендом, как это когда-то сделали американцы.

– Когда человек начинает бегать, у него улучшаются иммунитет, пищеварение, работа сердечно-сосудистой системы, легких, суставов. Бег – как лекарство, надо лишь правильно принимать его. А еще, когда человек бежит, особенно длительные расстояния, мозг начинает вырабатывать гормоны счастья, – сказал нам в заключение супермарафонец, сверхчеловек Марат Жыланбаев.

И мы намерены присоединиться к забегу на счастье. Вы с нами?..

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров