Опубликовано: 18900

Банные процедуры, или Как пенсионер МВД в сауну сходил

Банные процедуры, или Как пенсионер МВД в сауну сходил Фото - Иллюстрация caravan.kz

Поселок Абай Сарыагашского района Южно-Казахстанской области продолжает поставлять скандальные истории – подвергавшийся насилию первоклассник, две перестрелки между соседствующими жителями с одним погибшим и двумя ранеными.

В деле о грабеже в сауне, к счастью, до смертоубийства не дошло. Однако фигуранты этой истории всерьез опасаются, что худшее еще впереди.

Пресс-релиз от ДВД

12 марта этого года управление государственного языка и информации ДВД ЮКО (проще говоря, пресс-служба полиции) сообщило, что полицейские Сарыагашского района раскрыли грабеж в одной из местных саун.

В частности, сообщалось: “В ноябре прошлого (2017-го) года в отдел полиции Сарыагашского РУВД поступило сообщение о том, что в районную больницу доставили мужчину с телесными повреждениями.

Прибывшие на место происшествия полицейские установили, что 50-летний потерпевший – житель Кызылординской области. Мужчина получил травмы во время потасовки в одной из местных бань, где между ним и сотрудницей бани вспыхнула ссора. На подмогу женщине пришли трое ее сыновей, которые избили клиента и забрали деньги в сумме свыше 170 тысяч тенге. В ходе оперативно-розыскных мероприятий сотрудники ОП Сарыагашского РУВД установили и задержали подозреваемых, местных жителей, 1980, 1982 и 1992 г. р. В настоящее время материалы досудебного расследования по факту грабежа направлены в суд”.

К тому времени дело “о грабеже в бане” действительно рассматривалось Сарыагашским районным судом № 2, и даже уже 5 марта был вынесен обвинительный приговор троим братьям Усепбековым – тем самым сыновьям “сотрудницы бани”.

Они были признаны виновными в хулиганстве, грабеже и похищении документов. Двое из них – Ертай, 1982 года рождения, и Айдабол, 1992 года рождения, – получили по три года общего режима. Средний брат, 37-летний Кентай, был признан виновным в похищении документов и хулиганстве и получил 4 года ограничения свободы.

Адвокаты с приговором категорически не согласны. Они утверждают, что в ходе следствия имелись подтасовки и фальсификации, и заявляют, что одного из главных осужденных, Айдабола, вообще в сауне не было.

Горячие ванны…

Как явствует из материалов судебного разбирательства, 30 ноября прошлого года около 10 часов утра в банный комплекс в селе Абай Сарыагашского района пришел клиент.

Как впоследствии выяснится, это был прибывший в Абай в гости к друзьям 55-летний житель Кызылорды Асан К. (имя изменено). Он заказал ванну горячей минеральной воды (“фирменное блюдо” местной сауны). Ему набрали ванну, он пошел мыться.

“По медицинским показателям принимать горячую водно-минеральную процедуру больше часа не рекомендуется, – рассказывают владельцы сауны. – Это условие мы сразу сообщаем своим клиентам. Работницы бани всегда отмечают время и за 10–15 минут до истечения часа предварительно стучат в двери кабинки, напоминая клиенту, что его время заканчивается”. Моего дядю силой заставили признаться в убийстве, которого он не совершал - шокирующие подробности запутанного убийства в ЮКО

Так и на этот раз сотрудница сауны Эльмира предварительно постучала в двери кабинки.

Минут через десять клиент вышел из комнаты и заявил, что ванна изначально была грязная. Между ними возник спор.

Эльмира утверждала, что ванна была чистая, она ее моет каждый раз сразу после посещения клиентом.

“В крайнем случае сообщили бы сразу, что ванна грязная, и я бы вас в другую кабинку отвела”, – пыталась защититься молодая девушка. Но в ответ услышала весьма крепкие выражения в свой адрес.

Заступаться за молодую работницу стала кассир, она же владелица сауны, Хадиша-апай.

Но, как утверждает Хадиша-апай, клиент пришел в ярость и прямо в коридоре накинулся на нее и стал избивать.

…и массажные процедуры

По показаниям, данным на суде самим пострадавшим Асаном К., придя в сауну, он исправно заплатил 400 тенге за свой час купания.

Но работники сауны начали выгонять его из ванны раньше срока. А потом еще и стали требовать с него доплату, потому что он якобы превысил свое время.

Между ним и женщинами произошла словесная ссора, признает Асан, но он никого не бил.

Женщины стали кричать. И вскоре сюда прибежали трое парней, которые принялись его избивать. А потом похитили у него деньги, 175 тысяч 300 тенге, и документы.

“Одного из парней называли Адик”, – рассказал потерпевший, указывая на Айдабола.

Сторона подсудимых утверждает, что в конфликте участвовали двое братьев Усипбековых – 37-летний Кентай и 35-летний Ертай. Они работали во дворе сауны и, услышав крики матери, поспешили ей на помощь. Первым прибежал Кентай.

“Я увидел, что мужчина избивает мою мать. Он стоял ко мне спиной, я обхватил его сзади, стараясь оттащить от матери. Но он всем своим телом с силой толкнул меня к стене коридора. Резко повернувшись... стал душить”, – рассказывает Кентай.

Тут в баню зашел Ертай. Он попытался оттащить мужчину от брата, обхватив сзади за шею. Тот, резко повернувшись к нему, схватил за локоть и попытался выкрутить руку.

Ертай извернулся и нанес незнакомцу удар кулаком в лицо. Потом братья, взяв с двух сторон, вытащили его из бани. Во дворе тот снова попытался ударить. Тогда Ертай, опережая, ударил в лицо первым. Незнакомец вытащил какую-то корочку и пообещал братьям, что “вас теперь посадят”.

Кентай взял документы у него. Это было удостоверение пенсионера МВД. Как узнали братья позже, Асан действительно раньше работал в полиции. При этом в чехле пенсионного удостоверения находилось еще и удостоверение личности, которое братья поначалу не заметили.

Потом незнакомец ушел. Братья видели, как он сел в подъехавшую машину. Его документ остался у Кентая. Позже в коридоре сауны обнаружили также оставшуюся здесь сумку и куртку клиента.

Как отмечают все участники тех событий (кроме пострадавшего), только уже после ухода буйного посетителя сюда пришел третий, самый младший брат Усипбековых, 26-летний Айдабол. Он вызвал полицию и “скорую помощь” для матери.

“Врачи приехали быстро, оказали матери первую помощь – у нее было повышенное давление, на лице было покраснение и на груди стали образовываться синяки от удара неизвестного. Об этом имеются соответствующие медицинские документы, – рассказывает Кентай. – Полиция на вызов не приехала, мы сами отправились к ним. Уже к часу дня были в РОВД Сарыагашского района. В полиции нам предложили дождаться следователя, к которому мы смогли попасть только к 3 часам дня. Оказалось, что у следователя уже имеется заявление от потерпевшего Асана и там сказано, что двое парней и женщина избили и забрали у него 175 тысяч 300 тенге”.

В свою очередь Хадиша-апай написала встречное заявление, что была избита мужчиной – клиентом сауны. Братья добровольно сдали следователю все документы Асана, о чем был составлен соответствующий протокол. Правда, как выяснилось позже, никаких дат и времени в бумаге следователь не указал. Понятых также не было. Не слишком сведущие в юридических тонкостях Усипбековы внимания на это не обратили...

Затем следователь ознакомил их с заявлением потерпевшего Асана, в котором, в частности, говорилось, что внутри помещения бани 30.11.2017 года одна женщина с рыжими волосами и двое незнакомых парней избили, забрали у него пенсионное удостоверение, личное удостоверение и открыто похитили деньги в сумме 175 тысяч 300 тенге. В Шымкенте вынесен приговор по одному из самых запутанных дел об убийстве

В Сарыагашском РОВД семья Усипбековых – мать, двое сыновей – просидела до семи часов вечера. Все это происходило, напомним, 30 ноября.

В полиции же Усипбековы узнали, что у потерпевшего якобы имеются очень крутые родственники, занимающие руководящие посты в областном ДВД.

Хроника следствия

Третьего декабря следователь сам явился в сауну совершать осмотр места происшествия в рамках расследования дела по статье “Самоуправство”. Все, как положено, записал, запротоколировал. Правда, как утверждают Усипбековы, даты в протоколе вновь отсутствовали. Но в материалах дела он датирован 30 ноября, с 15.20 до 16.00. (В это время все участники событий были в Сарыагашском РОВД. Адвокаты считают, что это явное доказательство подтасовки.)

Шестого декабря следователь вызывает в райотдел всех троих братьев в качестве подозреваемых. Выясняется, что потерпевший обвинил в избиении и грабеже уже троих неизвестных ему парней.

В РОВД при отсутствии у братьев адвокатов, не производя предварительного опознания, сразу проводится очная ставка между ними и заявителем Асаном.

Потерпевший заявляет, что никого из братьев лично не знает, видит их всех второй раз в жизни – а первый раз встречался в тот самый злополучный день в сауне, где был ими избит и лишился денег и документов.

Следователь добавляет в обвинение еще одну статью УК РК, 384, – “Похищение документов”.

Братья напоминают, что отдали удостоверения в тот же день, к обеду, и умысла пользоваться чужим документом они не имели. Но следователь парирует, что в протоколе осмотра места происшествия от 30 ноября ни о чем таком не указано. И значит, документы похищены.

22 декабря обвинение в самоуправстве переквалифицируется на грабеж. Под стражу берут Ертая и... Айдабола. 13 января 2018 года всем троим предъявляют еще одно обвинение – в хулиганстве.

И чуть больше чем через две недели, 26 января, материалы дела направляются в суд. Обвинения предъявляются всем трем братьям, включая Айдабола. Причем Айдабол и Ертай обвиняются в грабеже и хулиганстве. А Кентай – в хулиганстве и похищении документов.

Как утверждает Хадиша-апай, “следователь обвинение составил не по фактам, не по букве закона, как положено, а со слов потерпевшего. Так, следователь указывает, что трое братьев Усипбековых наносили телесные повреждения по всему телу потерпевшего, однако, согласно заключению СМЭ, у того имеются телесные повреждения только в области лица, конкретно – обоих глаз, других повреждений судмедэкспертом при осмотре не обнаружено. Кроме того, ни следователь, ни суд в обвинительной части приговора не смогли указать конкретно, кто из братьев, куда именно и какие телесные повреждения наносил. Кроме признания самого Усипбекова Ертая, что он два раза кулаком ударил в область лица потерпевшего. Это незаконное обвинение утверждает прокурор. Затем суд переносит в приговор суда. И так вершится так называемое самосудие, а не правосудие”.

Есть свидетели, а есть зависимые

“В ходе судебного процесса всем свидетелям защиты, а это сотрудники сауны Эльмира, повар Кыдырбаева К., а также еще один клиент, бывший здесь в то утро, суд высказывает недоверие. Судья обос­новал такое решение тем, что сотрудники сауны являются материально зависимыми от обвиняемых (работают в сауне, которой владеет мать подсудимых), и поэтому к их показаниям следует относиться критично”, – рассказывает общественный защитник Усипбековых Арухан ШЫМБЕРГЕН.

“Показания еще одного соседа, который засвидетельствовал, что видел Айдабола едущим на коне по улице в то время, когда он якобы избивал и грабил потерпевшего в сауне, суд во внимание не принял!” – заявляют адвокаты.

В суде были выслушаны также показания свидетелей со стороны обвинения.

“Здесь выступил некто Ашим Б. (имя изменено). Как выяснилось, непосредственно к рассматриваемому инциденту в сауне от 30 ноября он отношения не имеет.

Но раньше он также посещал данную сауну, и у него якобы также случился здесь конфликт с хозяйкой по поводу дополнительной оплаты за просроченное время.

Точную дату происшествия свидетель назвать не смог, припомнив лишь, что это было “в конце сентября”.

Сторона защиты сообщила, что в конце сентября Хадиши-апай вообще не было не только в сауне, но и в поселке Абай.

“Она была на свадьбе у родственников в Алматы, чему имеются множество очевидцев, фото- и видеоподтверждения! – говорит Арухан Шымберген. – Но суд почему-то все же учел показания этого свидетеля, как доказательство скандальности Хадиши-апай. Примечательно: он сообщил, что случайно узнал о процессе над братьями, и пришел на суд по собственной инициативе, чтобы поведать свое мнение об Усипбековых”.

Искать деньги необходимости нет

Адвокаты защиты также удивляются, что следователь не предпринял никаких мер в отношении заявленных потерпевшим 175 тысяч 300 тенге.

Главным доказательством того, что у него в тот день вообще были такие деньги, явились слово самого Асана и показания его несовершеннолетнего родственника.

Тыныбек Д., ранее допрошенный на следствии и не говоривший ничего про деньги, в суде стал рассказывать, что якобы дядя, перед тем как зайти в баню, вытащил из кармана пачку денег и отдал ему тысячу тенге для покупки сладостей. Однако он не смог точно указать номиналы купюр, откуда дядя вытащил эти деньги, неправильно показал, что деньги и удостоверения лежали вместе.

“Никаких следственных действий по обнаружению и изъятию денег у подозреваемых следователь не предпринимал. На суде он объяснил, что в этом не было необходимости. Хотя деньги являются основными вещественными доказательствами в делах по грабежу”, – говорит адвокат Айгуль МУРЗАТАНОВА.

“Вообще наш банный комплекс пользуется популярностью и приносит неплохой доход, – рассказывает Кентай. – Порой клиенты приходят даже, чтобы золотые изделия специально промыть в минеральном источнике. После этого золото приобретает особый блеск. Нередко случается, что клиенты забывают у нас свои украшения – кольца, цепочки и т. п. Мы всегда возвращаем. У нас есть книга отзывов, и там с десяток благодарностей от посетителей, которые были удивлены и обрадованы, что мы оставленные в бане вещи вернули. А для нас это привычное дело”.

Грабить или скандалить с клиентом – это вообще ЧП, считает Кентай. Впрочем, он, конечно, лицо заинтересованное, и суд ему совершенно не поверил.

Кроме того, согласно статье 12 Нормативного постановления Верховного суда Республики Казахстан от 20 апреля 2006 года № 4 “О некоторых вопросах оценки доказательств по уголовным делам” (с изменениями и дополнениями от 25.06.2010 г., “приговор суда нельзя признать законным, если он вынесен только на основании показаний подсудимого или потерпевшего, которые не проанализированы, не сопоставлены на достоверность и не подтверждены другими доказательствами: показаниями свидетелей, протоколами процессуальных действий, заключениями экспертов, вещественными доказательствами и иными документами”, – утверждают адвокаты. Как адвоката клиенты взяткой замучили

Почти индийское кино

В ходе суда выяснилась история, почти как в индийском кино. Оказалось, что потерпевший приходится... бывшим сватом Айдаболу. Об этом сообщил суду сам Асан.

Айдабол два года назад женился на девушке. Правда, брак не задался, и молодые довольно быстро разошлись. Асан приходился братом отца бывшей невестки.

“На очной ставке пострадавший под протокол сказал, что не знает своих обидчиков, а на суде сообщил уже совсем другое: что приходится дядей бывшей жены Айдабола, – комментирует Арухан Шымберген. – Да и сам факт того, что потерпевший всеми силами пытался привлечь к суду именно Айдабола, которого там вообще не было, не оставляет сомнений в его намерениях”.

“У потерпевшего было неприязненное отношение к нашей семье, – говорит Кентай Усипбеков. – И весь скандал был спровоцирован и разыгран для того, чтобы отомстить нам. У них действительно один из родственников очень крупный чин в полиции. Не случайно даже сообщение о нашем случае в СМИ сделали!”.

Хадиша-апай рассказывает, что один из родственников бывшей невестки при встрече прямо заявил: “Это еще не конец, сначала со всеми братьями Усипбековыми разберемся, потом возьмемся за отца!”.

С приговором не согласны

Больше всего адвокатов интересует тот факт, что в печатных материалах судебного приговора ряд показаний свидетелей и участников не соответствует видеозаписи, которая велась во время судебного процесса.

“По сути, в приговоре просто скопировано обвинительное заключение следователя, и ничего не говорится о фактах и свидетельствах, которые эти обвинения опровергают”, – говорят адвокаты. Они уже подали протест на приговор.

К слову, дело по заявлению Хадиши-апай после длительной волокиты все же дошло до административного суда. В котором стороны пришли к примирению, хотя вина клиента бани в нанесении женщине легких телесных повреждений судом была доказана.

ШЫМКЕНТ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть