Опубликовано: 1400

1941. Брестская крепость. Казахстан

1941. Брестская крепость. Казахстан

Сегодня исполняется 78 лет со дня нападения фашистской Германии на Советский Союз. Первым удар принял на себя гарнизон Брестской крепости.

Профессор Казахского национального университета им. Аль-Фараби Лайла АХМЕТОВА – один из самых известных исследователей истории советского периода. Особое место в ее научной деятельности занимает Брестская крепость. Сегодня у Лайлы Сейсембековны вышли книги, десятки публикаций на эту тему. А в 2016 году Фонд Первого Президента РК помог ей выпустить труд под названием “1941. Брестская крепость. Казахстан”, куда вошли рассказы о найденных воинах, список казахстанцев – участников боев. К слову, среди них был и отец председателя Конституционного совета РК Кайрата Мами – Абдразак Мамиев.

Как все начиналось

– Моя первая публикация была о Брестской крепости. Напечатана она в газете “Дружные ребята” в далеком 1968 году. Фронтовик Габбас ЖУМАТОВ рассказал о казахах – ее защитниках. А до этого я прочитала книгу Сергея Смирнова, там упоминался друг моего отца дядя Володя Фурсов. Мой отец и он проживали вместе в студенческом общежитии в одной комнате. Мельком упоминались два бойца-казаха из Северного Казахстана.

– А что именно рассказывал вам Габбас Жуматов?

– Он был моим учителем и главным консультантом. Мы с ним дружили 50 лет. Однажды Габбас Жуматович сказал: “А ты знаешь, что там были еще казахи из России?”. И дал мне фамилии трех человек из Астрахани.

Долгое время считалось (и Сергей Смирнов об этом писал), что среди защитников крепости было мало казахов и казахстанцев – я это особо подчеркиваю. Получается, что о них не говорили. Из-за того, что все они в основном оказались в плену.

Жуматов постоянно ездил в Москву, в Брест и по крупицам восстанавливал имена защитников крепости. Это он отыскал Абдразака Мамиева. Сам чудом не попал в плен, оказался в числе тех, кто вырвался из окружения и дальше в рядах действующей армии сражался под Москвой. Однако ни в каких архивах о защитниках Брестской крепости нет никакой информации, в том числе и в Подольске.

– А почему?

– Это связано с тем, что все архивы либо попали к немцам, либо были сожжены, уничтожены. Архив армии хранился в Минске. А Минск взяли через неделю после начала войны. Считалось, что крепость сдалась сразу. И только благодаря белорусским поисковикам, а затем Сергею Смирнову, написавшему о Брестской крепости, стало известно о героизме воинов. Но Смирнов рассказал только о тех, о ком позволили рассказать.

48 лет работы

– Но в вашей книге, которая вышла в 2016 году, немало фамилий казахстанцев. Откуда такие данные?

– Книга – плод моего 48-летнего труда. А в этом году будет уже 51 год, как я работаю над этой темой. Конечно, я далеко не первый исследователь. До меня был Николай Шахов, у него кандидатская диссертация посвящена Бресту и Московской битве. Но там он писал то, что позволили, во-первых, во-вторых, с архивами не работал, а пользовался рассказами фронтовиков. С большим уважением отношусь к ветеранам, но хочу сказать, что-то кто-то мог забыть за давностью лет, как все происходило, или по-другому понять ситуацию. А потом у них же и образования особого не было. В общем, книга Шахова была полна недостатков. И в Брестской крепости ему сделали кучу замечаний в письменном виде. И тем не менее его заслуга в том, что он первый в Казахстане собрал то, что мог. В этот скорбный день…

Что касается моей книги, там указано 556 человек, имеющих отношение к нашей стране. А с 2016-го прошло уже три года. За это время я нашла еще 79 имен. Когда вышла книга и первая презентация в Алматы была, то об этом написали в СМИ, появились публикации в Интернете. И российские поисковики, и в Беларуси, в Минске, были ошеломлены, и, в общем-то, началась негативная такая кампания.

– А почему?

– Что, откуда, почему? Какая-то женщина из какого-то Казахстана. И почему в названии есть слово "Казахстан". При чем тут Брестская крепость и Казахстан? Поэтому я решила проводить презентации книги. После Алматы и Астаны были Минск, Брест, Москва, наши города, области, где больше всего я нашла людей. К слову, акимы на местах помогли в этом.

Мне важно было презентовать книгу в России и Беларуси, чтобы там знали: в Казахстане есть ученые, исследователи, поисковики, которые знают эту тему, изучают и могут это доказать.

Первые два года ко мне относились настороженно, а потом люди поняли, что книга основана на их материалах. После презентации в течение целого года я ждала и даже просила замечаний по содержанию. Замечаний не было.

Я, конечно, не военная, поэтому каждую статью просила посмотреть на предмет ошибок поисков России, Беларуси. Поначалу они были. Их исправляли. А потом я как-то усовершенствовалась.

Сведения обо всех 556 людях точны. Есть ссылки на документы, у большинства указаны места захоронения или территории, где они пропали без вести. Подтверждение, что в момент на 22 июня этот человек был в Брестской крепости, есть.

Там где-то в среднем около 7 000 находилось людей на начало войны. Помимо бойцов и командиров это были работники госпиталя, вольнонаемные. А еще дети, семьи. Была еще и тюрьма. Из этих 7 000 человек 5 500–6 000 имен восстановили. И мои 556 в этом списке. Все поисковики и исследователи делятся информацией друг с другом.

Поиск продолжается

– И все же есть, наверное, неточности, когда сегодня говорят о защитниках Брестской крепости?

– Увы, такое встречается. Например, в Бресте есть улица лейтенанта Наганова. Многие издания в нашей стране пишут, что он из Семипалатинска. На самом деле он из Ульяновской области, но в его взвод входили казахи, уйгуры. И поэтому родилось такое представление, что и сам Наганов из Казахстана. Лица Победы. Защитник Бреста красноармеец Абдразак МАМИЕВ

Другая ошибка: не все понимают, что есть защитники и участники боев в районе города Бреста.

Защитники – те, кто находился на острове, окаймленном крепостью за Брестским кругом, там, где 2 метра – это стены внешние, а внутренние 1,5 метра, казармы. И наши 635 человек там находились. А то, что несколько тысяч казахстанцев были в районе города Бреста и в Брестской области, понятно.

К сожалению, мифологизация продолжается и сегодня. Хотя есть консультанты и можно у них навести справки. И не писать со слов. Надо понимать, что человек может быть рожденным у нас, а призванным из Донецка или другого места. Пять лет тому назад комитет по Брестской крепости передал МВД все документы по военнопленным, по репрессированным, и на их сайте сейчас имеется две базы данных. В первую входят репрессированные, а во вторую – военнопленные. Можно там искать информацию.

Но по Брестской крепости нужно спрашивать только в Брестской крепости, больше нигде.

Отдельные документы, конечно, есть. И где-то человек 40 было найдено через архив МВД, которых никто не знал. Вот именно они были в основном военнопленными и, вернувшись домой, преимущественно жили в аулах, селах. Сейчас я их имена восстанавливаю.

Скажу, что неоценимую помощь оказывают в этом Комитет национальной безопасности, министерство обороны и министерство внутренних дел. Переписка очень большая, и я благодарна именно трем этим ведомствам за помощь. Я хочу подчеркнуть, что наши государственные органы хорошо понимают ту важную миссию, которая проводится по восстановлению истории казахов и казахстанцев в годы войны. Им большая благодарность.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи